Срочно требуются рабочие руки и головы!

Сергей Ачильдиев
Февраль07/ 2022

Сокращение численности граждан России, наблюдаемое в последние годы, уже отозвалось на рынке труда. Как же решить эту проблему?

Неумолимая статистика

Росстат сообщил, что в прошлом году естественная убыль населения нашей страны составила 1,04 млн. человек (естественная убыль или естественный прирост населения — это разница между числом умерших и родившихся или, наоборот, между числом родившихся и умерших за определённый период). В предыдущий раз сопоставимые данные наблюдались в 2000 году — минус 958,5 тыс. человек.

Конечно, значительную лепту в прошлогодние печальные показатели внесла коронавирусная пандемия. По оценкам Михаила Денисенко, директора Института демографии им. А.Г. Вишневского НИУ ВШЭ, в минувшем году вклад пандемии в увеличение смертности достиг примерно 60–65 процентов [РБК, 28.01.2022].

Для полноты картины добавлю: в 2020-м, когда Covid уже вовсю свирепствовал в России, естественная убыль населения составила 702 тыс. человек.

Рассчитывать на то, что вот закончится пандемия и острота демографических проблем исчезнет, — не приходится. Численность россиян неуклонно уменьшалась и в предыдущие годы: в 2017-м — на 135818 человек, в 2018-м — на 224556, в 2019-м — на 317233. С начала века прирост населения — да и то незначительный, до 32 тыс. человек, — отмечался только в 2013–2015 годы.

Причины, прежде всего, социально-экономические.

Да, уменьшилась смертность из-за чрезмерного потребления алкоголя и ДТП, теперь миллионы людей стараются вести здоровый образ жизни, государство уделяет больше внимания развитию здравоохранения, особенно в крупных городах.

Тем не менее, крайне высокая доля малообеспеченных граждан пагубно отражается на рождаемости. Достаточно  сказать, что в стране трудятся свыше половины женщин (53 процента), и зачастую только потому, что без жёниной зарплаты не прожить.

Я уж не говорю о 5 миллионах матерей-одиночек, многие из которых вынуждены работать не на одной, а на двух и даже трёх работах. Пособие скромное, алименты от бывшего мужа, если они вообще есть, тоже крошечные. А среднестатистический ребёнок ещё во второй половине 2010-х годов стоил 4 млн 200 тыс. рублей в год, то есть 19 тыс. 500 рублей в месяц.

 

Меньше народа — больше головной боли

Конечно, депопуляция характерна для многих европейских стран. Но в России она давно воспринимается с особенной остротой.

Россия — самая большая страна в мире. Огромное число здоровых, рукастых и головастых работников требуется на охрану её границ, поддержание и развитие инфраструктуры, объектов различного назначения и, в конце концов, на необходимый рост экономики.

Между тем в 2019-м, предковидном году, в стране насчитывалось 67230 тыс. людей трудоспособного возраста, примерно на 2 млн. меньше, чем десятью годами ранее [Рабочая сила, занятость и безработица в России: статистический сборник. М., 2020. С. 15]. В последние два года, в связи с пандемией, сокращение трудовых ресурсов возросло ещё больше.

Эта убыль уже отразилась на рынке труда. Во втором квартале минувшего года, когда российская экономика более или менее адаптировалась к условиям пандемии, недавняя безработица сменилась дефицитом работников. И, как выяснилось, дело далеко не только в том, что в наших мегаполисах не хватает дворников и рабочих на стройках. Численность тех, кто требуется, значительно — на десятки процентов — выше, чем в то же время предыдущего года. Причём в самых разных отраслях — в производстве продуктов питания, сельском хозяйстве, обрабатывающих производствах, даже в сфере финансов и страхования…

 

Не пора ли изыскивать свои резервы?

Демографические проблемы давно признаны одной из важнейших проблем страны на высшем государственном уровне. Для того, чтобы это понять, не обязательно искать соответствующие указы президента и постановления правительства. Достаточно вспомнить о материнском капитале, который существует уже полтора десятка лет, постоянно индексировался и сфера его использования неуклонно расширялась.

Такие меры положительно отразились на коэффициенте рождаемости, хотя и не принципиально. Однако даже если завтра абсолютное большинство молодых россиянок начнут рожать минимум по два-три ребёнка, страна ощутит результат лишь через два десятка лет. А работники ей нужны уже сегодня.

В этой связи одно из наиболее частых предложений — завозить гастарбайтеров. Но в дословном переводе с немецкого gastarbeiter — гость-работник. Он как приехал, так и уедет, а что тут наработал, его совершенно не волнует — пусть всё рухнет хоть завтра. К тому же это почти всегда люди с низкой квалификацией, хорошие специалисты находят работу у себя на родине.

Полностью отказываться от гастарбайтеров, конечно, нельзя, но и делать на них основную ставку бесперспективно. Тем более пути решения проблемы нехватки рабочих рук и голов у России имеются.

Во-первых, необходимо, наконец, создать эффективно действующую программу переселения в нашу страну тех, кто, живя за границей, сохранил русскую культуру и свободно владеет русским языком. Потенциальные переселенцы — причём не только из ближнего, но также из дальнего зарубежья — должны твёрдо знать, что по приезде им дадут подъёмные, гражданство РФ и не загонят за Можай, откуда до ближайшей асфальтовой дороги и тёплого клозета надо пробираться сквозь чащу 500 километров.

Конечно, такая программа стоит недёшево, но вспомните, что в 1960-е — 1970-е годы ФРГ поднялась, пригласив к себе на постоянное жительство полтора миллиона турок, а в 1990-е так же поднялся Израиль, после того как туда из бывших республик СССР приехали сотни тысяч евреев и их зачастую нееврейских родичей.

А, во-вторых, у нас к тому же немало внутренних людских резервов.

Сегодня в России, по разным оценкам, около 2 млн. охранников. Что они все охраняют и от кого? Само собой, наша криминогенная обстановка мало напоминает ту, что в соседней Финляндии, но, наверное, во многих случаях всё-таки дешевле — да и надёжнее — поставить крепкие двери с электронной блокировкой и мгновенной связью с полицией.

И водителей, которые возят начальство, у нас великое множество. Никто даже не может подсчитать, какое именно, ведь машинами с водителями пользуются даже далеко не крупные руководители в структурах исполнительной власти, депутаты разных уровней и прочие слуги народа. Подойдите в разгар рабочего дня к любому мало-мальски крупному государственному учреждению — рядом припаркованы десятки, а то и сотни авто нехилого класса и в каждом дремлет, томясь от безделья, водитель.

Понятно, что руководители государства, главы крупных городов должны иметь персональный автомобиль с шофёром. Но всем остальным-то он зачем? Разве нельзя ездить на собственном транспорте или на такси? Это будет не только дешевле — сейчас, по данным «Новых Известий», каждый автомобиль бизнес-класса для московского чиновника стóит столичным налогоплательщикам примерно 2,5 млн. рублей в год, — но и высвободит десятки тысяч мужчин.

Да и самих чиновников у нас видимо-невидимо. Сколько раз последние три десятка лет принимались суровые решения об их сокращении  на 5, 10 и более процентов, а они всё растут. Накануне ковида в государственных и муниципальных органах страны трудились 2 млн. 400 тыс.  человек, то есть 3,3 процента всех занятых в российской экономике! [РБК. 23.09.2019].

Эту армию не вынудила сократить даже пандемия, но, может, дефицит на рынке труда всё же заставит это сделать?

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 + 12 =