Девушки на войне. Мартовский призыв

Григорий Иоффе
Март05/ 2022

В июне 1941-го моя мама, Евгения Ефремова, окончила десятилетку на Кубани. До марта работала в школе старшей пионервожатой. А в начале апреля вместе с 80 другими девушками Щербиновского района ушла в Красную Армию по направлению райкома комсомола, добровольцем.

Когда мамы не стало, разбирая её архив, открыл Красноармейскую книжку сержанта Е.М. Ефремовой и нашёл там, среди других, такую запись: «Род призыва: спецпризыв».

Что значит это слово — «спецпризыв»? Стал искать документальные подтверждения, и нашёл ещё один термин — «мобилизация женщин».

Оказалось, что в 1942 году были проведены три массовые мобилизации женщин. Цель первой из них (Постановление Государственного Комитета Обороны СССР от 25 марта 1942 г.) — заменить в войсках противовоздушной обороны 100 тысяч красноармейцев женщинами для замещения должностей радистов, телефонистов, прибористов зенитной артиллерии, разведчиков-наблюдателей за воздухом зенитной артиллерии и постов ВНОС (служба воздушного наблюдения, оповещения и связи), отдельных номеров прожекторных станций, зенитных пулемётов и аэростатов заграждения, а также специалистов подразделений обслуживания.

Мама попала в число 7 тысяч девушек этого призыва, которые были направлены в зенитно-прожекторные части. Причём проводили призыв не военкоматы, а ЦК ВЛКСМ, и в самые сжатые сроки — фактически за две недели.

С первых чисел апреля и пошёл отсчёт маминой военной биографии. В июне, после обязательного для всех новобранцев курса молодого бойца, она приняла военную присягу в 3-м прожекторном полку Бакинской армии ПВО. Эта армия охраняла нефтепромыслы, которые давали в те годы стране и войскам более 70 процентов горюче-смазочных материалов.

На сохранившихся фотографиях мама сначала младший сержант, а затем сержант. Должность, согласно Красноармейской книжке, — командир отделения связи. Но записи о военном образовании нет. Могу лишь предположить, что после призыва мама окончила полковую школу, после чего получила две лычки и была назначена командиром отделения. Такова была практика тех лет.

Такую же полковую школу, ещё перед войной, прошёл и папа во 2-м прожекторном полку в Ленинграде. А в марте 1943 года оба они оказались в одном взводе, в посёлке Яшма под Баку, где дислоцировалась их рота.

Здесь они прослужили до лета 1945-го, после чего их полк был переброшен на Дальний Восток и принял участие в войне с Японией.

Под Яшмой прожектористы жили в степи, в землянках, вдалеке от всякой цивилизации. Были книги, патефоны, но главным делом была служба, учения, уход за техникой и постоянная боевая готовность.

У родителей сохранилась пачка фотографий 1943–1945 годов с трогательными дарственными надписями на обратной стороне. Даты на них часто повторяются. Видимо, приезжал в роту фотограф, открывалось полевое фотоателье, а потом снимки посылались полевой почтой родным и дарились друзьям «на долгую память». Они даже надписывались одними и теми же чернилами или карандашом.

Орфография порой хромала. Но в этих ошибках и неумелых стихах есть своя особая прелесть — это были строки от души, от чистого сердца, с надеждой на будущие светлые времена и с верой, что все пожелания исполнятся.

 

 

Вот надписи, которые оставили на обороте этих снимков боевые товарищи моих родителей:

«Смотри и удивляйся, быть может вспомнишь друга былых времен. Вова»

«На долгую и добрую память любимой подруге по службе Жени от Нины. Женя! Я просьбу твою исполняю. Портрет на память я дарю. И в жизни я тебе желаю. Только счастья и любви»

«Дарю свою фотокарточку напамит млатшиму сержанту Ефремовой от Чаукина В.Р. В годы службы в Р.К.К.А.»

«На память Аркадию от Тани. Во время совместной службы в рядах Р.К.К.А.»

«На долгую и незабываемую память мл. л-ту Иоффе А.Б. от кр-ца Аракелова в дни отечественной войны»

«На долгую память Евгении от Марии. Пусть это фото напомнит тебе о многом в жизни, т.е. о службе и всех хороших моментах армейского времени и трудностях»

«Напамять мл. л-ту Иоффе от Костиной Лены в годы службы отечественной войны в г. Баку – пусть эти мертвые черты напоминают что нибудь живое. Дарена 26.7.43.»

«На долгую Добрую память лучшему товарищу и командиру по службе м. сер. Ефремовой Жене от Чирковой М.И. во время нашей службы в РККА»

…Конечно, появление девушек в прожекторных частях во всех отношениях оживило армейскую жизнь. С одной стороны, облагораживало мужскую часть «населения», с другой — вносило определённые романтические настроения. Насколько возможно, романтизм сдерживался уставными отношениями, но ведь и ничто человеческое этим молодым людям было не чуждо. Не буду фантазировать, приведу отрывки из воспоминаний, где так или иначе затрагиваются эти темы.

Тут надо отметить, что о прожекторных частях известно немного. В сравнении с другими героическими родами войск прожектористы так и остались в тени, хотя свой вклад в Победу внесли не меньший, чем любые другие части. О них не пели песни и не снимали фильмы. Даже книг о них почти нет. И тем не менее. О девушках-прожектористках, призванных весной 1942 года, кое-что нашлось.

Вот изданная авторами за свой счёт тиражом в 100 экземпляров книга С.А. Зинченко и С.А. Киселева «Прожекторные войска в противовоздушной обороне Ленинграда»:

В марте 1942 года в Ленинградскую армию ПВО и в прожекторные подразделения пришло первое пополнение бойцов-девушек, добровольцев комсомольского призыва.

В батальон, которым командовал Л.А. Лаврентьев, и в школу «слухачей», которую возглавлял ст. л-т И.Л. Чернышев, прибыли девушки из Ленинграда и других городов. Это были в основном школьницы старших классов, им предстояла нелёгкая боевая служба. Овладение общевойсковой подготовкой и особенно овладение боевой техникой. Хорошая школа, организованная при штабе батальона, дала свои положительные результаты. Бойцы-девушки стали в дальнейшем начальниками звукоулавливателей, прожекторных станций и систем «Прожзвук», командирами отделений связи. Они наравне с военнослужащими мужчинами несли все тяготы войны и выполняли боевые задачи, проявляя при этом высокое сознание своего воинского долга, умение, стойкость, мужество и храбрость.

Многие были награждены боевыми орденами и медалями. Среди награждённых орденом Красной Звезды: начальник звукоулавливателя мл. сержант Н. Копытина (Груздева), 115 ЗАП, связист А. Антонова — 189 ЗАП. Медалями «За боевые заслуги» награждены командир отделения связи мл. сержант В.Г. Кузнецова, прожектористы ефрейторы А. Костерина и Е. Стручкова, слухачи ефрейторы А.И. Карегина и Голубева, связист Матушкина — 2-й зенитно-прожекторный полк.

А вот воспоминания А.З. Прищепова, служившего в начале войны в одном полку с моим отцом. Книгу, написанную уже после войны, он назвал: «Прожектористы — защитники Ленинграда».

В военный городок «Бугры», где располагалось подразделение, в котором служил Прищепов, прибыло пополнение молодых воинов из Чувашии, Мордовии, из-под Москвы и Подольска. В их числе были не только ребята, но и девушки. Пополнение разделили на расчёты, а после прохождения курса молодого бойца и принятия присяги новобранцы начали изучать боевую технику и обязанности номеров по специальностям станции «Искатель».

В расчётах прожектористов, как правило, было по шесть девушек и по шесть юношей. Расчёт же звукоулавливателя был полностью укомплектован девушками. Одна из них, постарше и более подготовленная — Т. Тишинская — была назначена командиром расчёта. Через неё решались все возникавшие у девушек вопросы.

Меня часто спрашивают, — пишет Прищепов, — как на войне складывались отношения между женщинами и мужчинами. Отношения были ровные, официальные. Совершенно необоснованно некоторые считают, что девушки во время войны вели себя «свободно». У нас такого не было. Для девушек в землянке была оборудована отдельная «комната». Кроме того, был  приказ: за интимные отношения с военнослужащими-женщинами рядовые и сержанты отправлялись в штрафную роту, а девушек переводили в другое подразделение. Беременных увольняли домой.

Если своей властью злоупотреблял офицер и вследствие этого девушка-боец выходила из строя, его разжаловали в рядовые и тоже отправляли в штрафной батальон. Сама обстановка войны и этот приказ надёжно сдерживали армейских донжуанов.

Когда после войны девушки увольнялись из армии, многие мужчины-военные женились на своих избранницах. Как мне известно, такие браки оказывались счастливыми и сохранялись до старости.

Мои родители женились через несколько дней после окончания войны с японцами и прожили вместе 63 года.

 

Мои мама и папа. Ленинград, 1946 год


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

19 − 15 =