Дилемма мысли и силы

«Сегодня мы имеем капризы и много хочим достичь», — иронизировал когда-то Вадим Шефнер. Но хотения наши ограничены реальностью, как в частной жизни, так и в общественной, и в политической.

Однажды у нас в садоводстве едва не поругались два соседа. Один начал ладить ограду вокруг участка. Второй поначалу вроде ничего не имел против, но потом  сообразил, что глухой забор высотой под два метра закроет от солнца его теплицу. Начались переговоры, и шли они трудно. Подключили уполномоченного по улице, потом ещё и председателя нашего некоммерческого товарищества. В итоге пришли к компромиссу — сооружение ставить можно, но часть его должна быть построена из прозрачного материала.

Я вспомнил эту историю, когда читал о дилемме безопасности. Сформулировал её Роберт Джервис, современный политолог. Возникает она, «когда государство принимает меры для повышения своей безопасности, но эти меры неизбежно рассматриваются как наступательные, а вовсе не оборонительные другими государствами».

Узнал я о таком подходе из монографии Ричарда Саквы «Линия фронта — Украина. Кризис на приграничных территориях» (Richard Sakwa. Frontline Ukraine. Crisis in the Borderlands). Книга вышла на русском в 2015 году, стояла у меня на полке лет пять. Все эти годы я смотрел на корешок и думал — надо бы с ней познакомиться. Теперь жалею, что не положил этот том на стол раньше.

Автор — профессор Кентского университета. На переплёт издательство поместило цитату из рецензии британской газеты: «Каких бы взглядов вы ни придерживались, эта книга очень много даст для понимания мировой политики». Полностью согласен с неизвестным коллегой, хотя добавлю одно махонькое соображение — чтобы иметь свой взгляд на мировую политику, надо много знать. Профессор Саква как раз и снабжает читателей информацией о скрытых пружинах отношений между народами, странами и государствами.

Скажем, о госпоже Виктории Нуланд я знал раньше только то, что показывали российские телеканалы, — полная добродушная дама снабжает печеньками героев майданного воинства. Но оказывается, помощник госсекретаря США по европейским и евроазиатским делам занималась не одной раздачей малой гуманитарной помощи. Она активно вела формирование постмайданного правительства в Киеве.

Так, в приватном разговоре объявила Юлию Тимошенко «просроченным товаром», хотя и допустила к власти её сподвижника Александра Турчинова. И она же продавила избрание премьер-министром Арсения Яценюка. Нуланд оттеснила в сторону Виталия Кличко, поскольку его настрой считала чересчур пронемецким. В беседе с американским послом Джеффри Пайеттом сказала:

— Не думаю, что Кличко должен быть в правительстве. Не думаю, что это необходимо. Не думаю, что это хорошая идея.

И её телефонный разговор с послом попал в прессу, и Саква ссылается на него.

Вот оно, наглядное подтверждение того, что в самом деле бывшей советской республикой напрямую руководят из-за океана и направляют её к жёсткому соперничеству с нами.

Такая политика рекомендована к жизни доктриной Вулфовица, которая была сформулирована в начале 1990-х годов. Пол Вулфовиц, тогдашний замминистра обороны США, рекомендовал своему правительству активно  пресекать попытки любой страны выйти на уровень мировой державы. Иными словами, статус регионального лидера ещё допускается, но выход на глобальную арену должен быть блокирован.

Именно такая политика и привела к экстремальному противостоянию. «То, что попытка отобрать Украину у России и присоединить её к “Западу” спровоцирует кризис, было очевидно для любого разумного человека ещё много лет назад», — цитирует профессор Саква одного из своих коллег. Конечно же. Ещё тридцать лет назад политические философы считали, что Украина есть линия сейсмического разлома, проходящего через наш континент. Отчасти такая позиция отражается в работе Сэмюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций», которую кентский профессор упоминает, но в качестве не слишком известной статьи. В монографию свои идеи Хантингтон развил несколько позже.

Вспоминает Ричард Саква и саркастическое высказывание Уинстона Черчилля. Премьер-министр Великобритании заметил сто лет назад, что Балканы производят больше истории, чем могут потребить. Примерно то же профессор Кентского университета пытается приложить к современной Украине: «Создаётся впечатление, что мир не извлёк уроков из страшного для Европы ХХ века». Но ведь ещё, кажется, Гегель утверждал, что основной урок истории состоит в том, что она до сих пор никого и ничему не научила.

В тех же 1990-х кто-то из американских дипломатов заявил, что Россия проиграла холодную войну, а потому  должна вести себя соответственно. Дескать, vae victis — горе побеждённым. Так, если верить  историкам, заявил вождь галлов, отмеряя выкуп с побеждённого Рима. Его воины давили на свою чашу весов, а когда римляне зароптали, Бренна бросил на весы и собственный меч, выпалив неосторожную фразу. Граждане Великого города заплатили, но не смирились. Десятки лет они осторожно копили силы, а потом отправили свои легионы на север. И с тех пор мир узнал, что Gallia est omnis divisa in partes tres (Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части) — первая фраза «Комментариев к  галльской войне» Гая Юлия Цезаря, которые гимназисты позапрошлого века зубрили до пота и зубовного скрежета…

Однако вернёмся в наше нелёгкое время. Оказывается, даже бывший американский министр  обороны Роберт Гейтс обвинял «американских чиновников, академиков, бизнесменов и политиков» в излишней заносчивости.

Я бы цитировал и цитировал профессора Сакву. Он много рассказывает о том, что мы знаем только из СМИ, и возможно потому не доверяем им полностью. Вот, к примеру, Саква пишет об идеологии боевиков, опирающихся на работы Николая Сциборского и Дмитрия Донцова, то есть нациократию. Он рассказывает о страшных событиях в Одессе, он упрекает новые (тогдашние новые — 2014 года) киевские власти за то, что не захотели пойти на диалог с восставшим Донбассом. Более того, автор монографии отчасти и защищает нашу страну от обвинений в агрессии: «Россия при Путине — прямая  противоположность захватнического государства. Путин пожертвовал больше территорий России, чем любой другой лидер». В пример профессор приводит договоры с Китаем, Норвегией, прибалтийскими государствами.

Однако какой смысл цитировать работу страницами, когда её можно прочитать? Читайте!

А я в заключение своего отклика хотел бы порассуждать о политической физике. Да-да, не о философии, а именно о физике.

Вспомнилась вдруг одна печально-красивая старая украинская песня:

Дивлюсь я на небо та й думку гадаю:

Чому я не сокіл, чому не літаю,

Чому мені, Боже, ти крилець не дав?-

Я б землю покинув і в небо злітав!

Однако ведь никому в здравом и трезвом уме не придёт в голову — просто-напросто шагнуть за окошко. Мы отлично понимаем, что живём в условиях гравитационного поля, что Земля притягивает нас к своему центру с силой пропорциональной произведению масс и обратно пропорциональной квадрату расстояния. Что ограждает нас от падения лишь пол под нашими ногами — бетонный, паркетный, дощатый. Что как только мы окажемся за окном, сразу рухнем вниз с ускорением, равным 9,81 м/сек2. А дальше, прикинув высоту здания,  можем посчитать скорость, которую разовьём при встрече с асфальтом, соответственно импульс и — с ужасом представим себе последствия такого шлепка.

Убеждён, что и в политической жизни мы находимся в условиях такого же силового поля. Мы не можем сейчас формализовать его условия, оценить градиенты и напряжённость. Мы можем судить о его параметрах лишь по результатам действий, то есть решать проблему «чёрного ящика». Но это поле существует реально, и резонные политики поступают в соответствии с ощущением сил, действующих на страны, народы и государства.

Волюнтаризм в социальной реальности обходится очень дорого. Может быть, дилемма безопасности и есть один из таких важных принципов сосуществования. Сюда же можно добавить и дилемму интеграции, согласно которой объединение одних государств может вызвать резонные опасения у других.

Небрежение такими законами весьма опасно. К сожалению, пресловутое «хочим достичь» многим туманит мозги и застилает глаза.

На протяжении всей работы Ричард Саква несколько раз пытается сформулировать своё видение проблем одной из важнейших частей Восточной Европы:

«Украина — государство с огромным потенциалом, в котором живёт талантливый, динамичный и образованный народ; имеются богатые природные ресурсы. Однако в течение более двух десятилетий страна по сути не развивалась… Она не сумела стать независимым государством, в котором господствует право, а превратилась в инструмент в борьбе за право определять, что такое быть украинцем и как перераспределять собственность, ресурсы и доходы… После обретения страной независимости в ней не было мудрого и дальновидного лидера…»

Я согласен с профессором из Кента. Опубликована монография, напоминаю, в 2015-м, семь лет назад. К сожалению, с тех пор мало что изменилось.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

19 − одиннадцать =