Франция так и не стала Макронией

Иван Карасёв
Июнь27/ 2022

Эмманюэль Макрон, в апреле повторно став президентом Французской республики, изо всех сил пытался победить и теперь, в июне, на парламентских выборах. Но не получилось

Макрон использовал все средства.

В новом правительстве, сформированном нынешней весной, — гендерное равенство во главе с дамой-премьером, для пущей политкорректности министры культуры и образования не французского происхождения, а ещё обязательный инвалид детства…

За несколько дней до голосования на выборах в парламент Макрон устроил себе поездку на Украину, причём в окружении лидеров Германии и Италии. Для Франции, где падает уровень жизни и растут цены, это, видимо, было просто необходимо — французский президент показал себя первым среди равных в решении самого жизненно важного для французов вопроса.

Ну, и, наконец, он ввёл временное (до первого июля) субсидирование цен на горючее.

И это лишь основные рекламные акции.

Однако сделать Францию Макронией так и не получилось. Левые объединились, крайне правые напряглись, а французы воздержались — на второй тур явились лишь 46 процентов избирателей (да и на первый всего 47). Макрон отправил на третьи роли классические политические силы страны — социалистов и голлистов, и в итоге на политическом пространстве стали доминировать очень крайне левые, макронисты, а также крайне правые. Ни за тех, ни за других, ни за третьих французы в большинстве своём голосовать не захотели.

Макрон, очевидно, надеялся, что как обычно расчистил себе поле. Но не тут-то было — его сторонники получили всего лишь относительное большинство — 245 мест из 577. И теперь каждый шаг придётся согласовывать то с правыми, то с левыми. Ситуация невиданная в истории Пятой Республики.

Но это ещё полбеды. Вторая её половина — радикальные леваки, которые  всплыли взамен униженных на президентских выборах социалистов. В результате левый блок стал вторым после макронистов, получив 144 мандата. А партия Марин Ле Пен (крайне правая во французском политическом раскладе), несмотря на не очень высокий процент поданных за неё в первом туре голосов, получила рекордные 89 мест (в 2017-м было всего 8, а до этого самого большого успеха Национальный фронт добился аж в 1986 году — 35 депутатов).

Секрет невиданного прорыва Марин Ле Пен прост. Он кроется в мажоритарной системе выборов во французский парламент, где во второй тур, как правило, выходят лишь два кандидата. Раньше, если один из них был лепенист, все проигравшие дружно призывали голосовать за кого угодно, но только против него. Теперь ситуация иная — альтернативой был или макронист, или другой политик крайнего толка, только левый. Договориться крайне левым с макронистами означало потерять своё лицо, поэтому чаще всего обошлось без этих противоестественных комбинаций. А рядовой француз, особенно если он чувствует себя обманутым Макроном, получил невиданную ранее свободу выбора и проголосовал не как сказали сверху, а согласно своим убеждениям. Или — не проголосовал.

Многие французы не пришли на избирательные участки, зато пришли новые французы. Это совсем не то, что новые русские. Наоборот. Ещё Ленин поднимал вопрос о вовлечении в управление государством всех, вплоть до кухарок. И французские левые, следуя известной ленинской формуле, попытались осуществить её на деле. В этом же, кстати, преуспели и крайне правые во главе с Марин Ле Пен.

В итоге среди новых депутатов — шофёр такси, сельскохозяйственный рабочий, санитарка, студент, даже бывший боксёр… И это ещё далеко не полный список. Явное эхо членов Верховного Совета СССР, не хватает только металлурга, ткачихи и доярки.

Но зато есть гостиничная горничная из парижского пригорода, Рашель Кеке. Запомните это имя. Её избрание произвело настоящий фурор, чему, конечно, способствовал и цвет кожи — белых горничных в районе Парижа, наверное, уже не осталось. Избрание абсолютно в духе времени, поэтому уверяет новая депутатша:

— Это мы держим Францию! — И кричит, демонстрируя сильный африканский акцент: — Без нас нет Франции, без нас всё остановится!

Согласен, в скором будущем вполне может так и быть. А что, ведь даже в министерских кабинетах надо делать уборку! И на атомных электростанциях — тоже! Кстати, мадам Кеке обещает произвести большую уборку и во французской политике.

…А что же президент Макрон? Теперь он, бедняга, должно быть, думает, как ему править страной с таким парламентом… А, может, и не думает? Ведь главное — не страна, главное — власть.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

тринадцать − три =