Как назначать министров: опыт Макрона

Иван Карасёв
Июнь02/ 2022

Переизбранный, как и ожидалось, президентом Эммануэль Макрон огласил состав нового правительства. И этот состав полностью отвечает новой задаче французского лидера — выиграть в июне выборы в парламент.

В Пятой Республике президент без парламентского большинства напоминает английскую королеву.

Экономику и всю жизнь страны определяет правительство, назначаемое Национальным собранием — нижней палатой парламента. Поэтому теперь задача — очаровать французов и дать возможность своей партии, изрядно растерявшей очки за пять последних лет, победить в максимально большем числе округов.

А это не просто. Я уже писал о том, как Макрон задвинул в дальний угол политической системы своей страны две главные политические силы Франции последних 50-60 лет — социалистов и голлистов. Потом оставалось лишь покрасоваться на фоне нерукопожатой Марин Ле Пен, и золотой ключик от Елисейского дворца снова в кармане.

Но на парламентских выборах победить будет труднее — левые партии учли ошибки предыдущей кампании и объединились в единый фронт. Будь этот единый фронт в первом туре президентских выборов, его кандидат набрал бы примерно треть голосов и вышел бы на первое место.

30 с лишним процентов — это очень много для существующей во Франции мажоритарной системы выборов в Национальное собрание. Так левые партии на парламентских выборах могут и большинство получить, или это самое большинство без них будет никак не сформировать.

С правого фланга макронистам тоже грозит опасность — там идут подковёрные переговоры на похожую тему. Поэтому все средства хороши — только бы понравиться избирателю. Собственно, новым министрам и предстоит учитывать все запросы времени.

Каковы же, на взгляд Эммануэля Макрона, эти запросы?

В первую очередь, речь, конечно, идёт о строгом количественном паритете между мужчинами и женщинами — 14 на 14 в данном случае. Да-да, главным критерием подбора министров стали не профессиональные качества, не опыт работы, не знания, а именно принадлежность к тому или другому полу. Будь ты хоть семи пядей во лбу, но если мужская или женская квота уже заполнены, у тебя шансов стать министром — ноль!

То же и с возрастом. Дабы привлечь молодых избирателей, постарались побить рекорд, собрав самое молодое правительство. И — получилось! Опять же за счёт иных качеств потенциальных кандидатов. Главное — чтобы цифирки сходились!

Ну, и вишенка на торте, точнее, две вишенки, — премьер, естественно, дама, и один из министров — инвалид детства.

Правда, с ним, похоже, вышла промашка. Сразу после его назначения вылезли на свет Божий истории с изнасилованиями, в которых две женщины обвиняют министра-инвалида. Истории, как это нынче принято на Западе, — старые, доказать их правдивость трудно. Но, как известно, теперь в судопроизводстве цивилизованных стран ничего невозможного нет. Тем более, что сейчас инвалиды получили своего представителя в правительстве Франции. Не удивлюсь, если в следующий раз министром окажется представитель ЛГБТ-сообщества.

Как трудно, однако, подбирать кандидатов, чтобы всем угодить! Этого возьми, того возьми, про третьего не забудь. Тут уж и вовсе не до профессиональных критериев.

Впрочем, и это ещё не всё. Во Франции правом голоса обладает уже довольно существенное число потомков выходцев из Африки и арабов. Надо ведь и им бросить косточку, а лучше — кусок сочного мяса!

На сей раз такими кусками оказались министерства образования и культуры. Пап Ндиай — сын сенегальца, историк, известный специалист по изучению расовой дискриминации — возглавил школьную систему страны. Видимо, отныне будет искоренять там дискриминацию. Ведь всем известно, что дети иммигрантов получают худшие оценки, нежели дети французов. А это и есть дискриминация. Ещё он известен своим отрицанием феномена исламогошизма во французских университетах. Это когда левая и левацкая идеологии сближаются с исламизмом. Такая проблема существует во Франции. Во всяком случае, предшественник Ндиая призывал обратить на неё серьёзное внимание. Теперь, видимо, решат, что это лишнее, ведь это же, например, не белый расизм…

А министерство культуры возглавила дама, имеющая, кроме французского, ещё и ливанский паспорт — Рима Абдул Малак. И хотя она происходит из христианской семьи, это несомненный реверанс в сторону арабской части избирательного корпуса. Трудно надеяться, что французская культура — и без того открытая всем ветрам — под руководством мадам Малак избежит дрейфа в сторону арабской культуры.

Добьётся ли Макрон своих целей с таким правительством? Если да, то в наше время, наверное, так и надо действовать, чтобы побеждать. И на выборах, и во всём остальном — в частности, в культуре и в образовании.

Вот только останется ли и то, и другое французским?

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

три × 3 =