Протоиерей отец Александр, проповедник, художник…

Григорий Иоффе
Июль18/ 2022

Год назад, в разгар пандемии, на 68-м году ушёл из жизни Александр Анатольевич Точилов, протоиерей Санкт-Петербургского подворья Валаамского монастыря, художник и реставратор.

Отец Александр оставил по себе добрую память. Именно доброе отношение к людям было основной чертой его служения Богу и человеку…

Познакомились мы прозаически, по-житейски. Художник искал издателя. Издатель нашёлся неподалёку от Подворья, где служил отец Александр, — в ДК имени Горького (был тогда ещё в Петербурге такой Дворец культуры). Наше издательство арендовало офис во Дворце, и ко мне заглянула главный дворцовый бухгалтер Вера Станиславовна Гущина, рассказала об отце Александре.

Так и пересеклись наши пути — в помещении бухгалтерии. Художник в рясе принёс папку с рисунками — полное оформление будущей книги Анны Ахматовой «…И тесен мой земной приют». Избранное. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — всё сделано с профессиональной филигранностью, изысканно, от составления до обложки и последней заставки.

А потом начались наши муки. От улыбок перешли к деликатному, но жёсткому общению. Требовательность художника была на грани фанатизма. Мы подбирали бумагу, материал для обложки, искали цвет суперобложки, бесконечно дискутировали с дизайнером, ездили в типографию советоваться по каждой мелочи, а потом чуть ли не стояли у печатной машины, контролируя технологический процесс.

Так осенью 2017 года родилась эта книга. 1500 экземпляров бесследно исчезли с полок магазинов уже к Новому году.

Это был тот случай, когда поэт и художник где-то в небесной выси нашли друг друга, нашли безоговорочно.

 

Требовательность, прежде всего к себе, была чертой, определявшей характер Точилова. Достаточно обозначить основные вехи его жизненного пути, чтобы это понять.

Он родился в Йошкар-Оле в семье служащих. Крестили его в младенчестве. После школы приехал в Ленинград и поступил не куда-нибудь, а на архитектурный факультет престижнейшей Академии художеств имени Репина.

По окончании учёбы стал работать по специальности и преподавать. В 1980-м женился. Писал картины, участвовал в выставках. В 1990-м вступил в Союз художников. Занимался реставрацией росписей в храмах и монастырях в России, Сербии, Греции, на Святой горе Афон…

В 2009 году окончил Московскую духовную семинарию, а в 2018-м — и Санкт-Петербургскую духовную академию, получил учёную степень магистра богословия. Так в его натуре объединились две ипостаси — священника и художника.

На Подворье отец Александр, среди многих других дел, вел занятия в воскресной школе для взрослых. Проходили они в форме бесед о православной иконе. Сокровенной его идеей было раскрытие «богословия в красках» — догматов Церкви, событий Священной истории, науки о спасении души — через постижение языка иконописи, символики, образов и форм святых изображений.

Отец Александр очень любил Валаам и его обитель. И случилось так, что кончина его пришлась в ночь на праздник Валаамской иконы Божией матери…

Вера Гущина считает себя духовной дочерью отца Александра Точилова. Именно её я попросил рассказать о своём пастыре:

— Мы познакомились около десяти лет назад, когда я впервые пришла на Подворье с желанием быть православной христианкой. Это была неслучайная случайность. Просто имя Александр для меня знаковое. Любимого брата зовут Александр, единственную и обожаемую племянницу — Александра. И если в моей жизни встречается человек с таким именем, я знаю, что наши отношения обязательно будут тёплыми. И это сбылось.

Первое, что поразило, удивительное ощущение чистоты и его лёгкая летящая походка. И потом много раз замечала, он по Храму не ходил — летал. После беседы в первую же субботу я впервые исповедовалась и в воскресенье причастилась. С этого и началось наше общение.

Прошло несколько лет, прежде чем наши отношения перешли на уровень духовного отца и его чада. Только со временем я поняла, что причина его осторожности была в ответственности за каждую душу. В ответственности за нас перед Творцом. Он учил просить благословение на любое важное дело и всегда молился за нас. И это всегда чувствовалось.

Однажды перед очень сложной срочной операцией я позвонила батюшке и попросила помолиться. Позже хирург, который меня оперировал, сказал, что было ощущение, как будто ему кто-то помогал. Я знала, это молитва моего духовного отца.

И таких случаев было немало. Муж мой, некрещённый атеист, тоже теперь с трепетом носит крестик. Только благодаря усилиям батюшки он сначала просто пришёл поговорить, а потом крестился. И буквально накануне болезни отца Александра, 14 июня 2021 года, он нас повенчал. Теперь мы с мужем всё время вспоминаем этот счастливейший день нашей жизни.

Ещё надо рассказать о занятиях по истории иконописи, которые на Подворье вёл отец Александр. Обычно мы начинали с обсуждения Евангельской притчи, которую в воскресенье читали на Литургии. Удивительное было ощущение живого Бога Христа. Мы были и в Вифлееме у яслей рядом с Марией и Иосифом, и в Канне Галилейской, и в Гефсиманском саду, и шли рядом на Голгофу, и плакали с Марией Магдалиной, и много, много, где ещё.

Умение рассказывать, да так образно, что, затаив дыхание, как дети,  мы ловили каждое его слово, было тоже особенностью отца Александра. Обладая огромными знаниями, он просто и легко говорил о самых сложных вещах. А ещё он знал язык жестов, и все православные глухонемые в городе ездили к нему на исповедь.

Стоя в очереди перед исповедью, я с интересом наблюдала, как менялся батюшка с каждым исповедующимся. Было понятно, что равнодушным он не был никогда. С кем-то улыбался и шутил, с кем-то разговаривал долго. Иногда, подходя к нему, я видела мудрого и очень уставшего человека. Мы все шли со своими горестями и печалями, забывая, что священник вовсе не психолог и не обязан вникать в наши проблемы. А он вникал и давал удивительно мудрые советы.

Вся наша семья ходила к нему на исповедь, и он помнил всех и всегда спрашивал о каждом.

Рассказывать о нашем батюшке можно столько, что, наверное, приличная книга получится. А в тот последний день на его отпевании было столько народу!.. И я вдруг поняла, сколько было нас, любящих его и помнящих о нём.

Невозможно это пережить, поверьте. Нет нашего духовного наставника и помощника. Нет нашего любимого отца духовного здесь, на Земле, с нами, и это постоянно ощущается, как будто нет части сердца. Я знаю, он молится за нас, конечно…

 

Фотография отца Александра — с сайта Санкт-Петербургского подворья Валаамского монастыря

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

девятнадцать − тринадцать =