Боимся ли мы оптимизма?

Владимир Соболь
Сентябрь09/ 2022

Мы хотим достигать заветного, но редко решаемся вооружиться надеждой. Почему-то скептики и пессимисты нам куда ближе людей деятельных.

 

Лежу на койке, грущу. За окном дождь хлещет по тёмной воде залива, выстукивает нестройную дробь по крыше.

А какие с вечера строились планы! Подняться ранёшенько, выйти на пирс с поплавочной удочкой. Потом накачать лодку, подвесить мотор, настроить спиннинг и вперёд — за окунями. Что же теперь? Такая хмарь висит над Онего, что, кажется, так будет и все полторы недели отпуска.

И тут откуда-то в середине мозга начинает звучать старая-старая песня:

Пускай бросает нас вода

То вверх, то  оп  и вниз.

Когда вокруг одна беда,

Спасает оп-тимизм

По дурацкой привычке начинаю размышлять: что же это за зверь такой — оптимизм? И почему его родной брат и заклятый друг — пессимизм — намного нам роднее и ближе?

Оптимистов не любят. Если всё хорошо, то почему же всё плохо, спрашивает один острослов, подразнивая Готтфрида Вильгельма Лейбница. Это ведь он, немецкий философ и математик, утверждал, что наш мир наилучший и совершеннейший из возможных. Ему тут же ответил Вольтер. Один из персонажей повести «Кандид» твердит, что живёт в лучшем из миров, хотя вокруг него творятся сплошные грабежи, насилия и убийства. Может быть, думаю я, Лейбниц просто не заметил Тридцатилетней войны? Того всеевропейского побоища, после которого христианам на время разрешили и многожёнство — до того повыбивали мужиков (и католиков, и протестантов).

Пессимизм — хорошо информированный оптимизм – утверждала расхожая присказка ещё советского времени. А знающие люди добавляли вполголоса, что оптимизм — хорошо инструктированный пессимизм. Нет, не нравятся нам оптимисты.

Вспомним великую русскую литературу. Умные персонажи наших писателей — пессимисты. Такие, как Раскольников, Смердяков, Иван Карамазов у Достоевского. Князь Андрей у Льва Толстого. Образованный и деятельный Левин едва не доходит до самоубийства потому, что не может разрешить своим разумом смысл существования.

А вот оптимисты кажутся окружающим людьми недалёкими. Разумихин у Достоевского — добр, великодушен, но ограничен. Толстой вроде бы любит Пьера, но постоянно подтрунивает над ним, награждая, например, неимоверной дородностью.

Уже в наше время Сергей Довлатов сочиняет забавную байку. Мол, какой-то поэт спрашивает чиновника от литературы: почему красивый, знатный, богатый лорд Байрон был пессимист? А ты, пузатый, нищий плебей – оптимист?

Можно, конечно, отвертеться от прямого ответа, вспомнив советскую присказку, которую я уже поминал. Приказали имяреку быть оптимистом, вот он и старается. Но мир наш — я убеждаюсь с каждым прожитым днём — куда как сложнее, чем расхожие представления о нём. Кстати, Пушкин, при всей своей любви к колким афоризмам, жёстко возражает британскому коллеге:

Лорд Байрон прихотью удачной

Облёк в унылый романтизм

И безнадёжный эгоизм…

Неужто слово найдено? Даже не слово, а соображение, которое мне видится весьма и весьма удачным. Пессимизм есть порождение эгоизма. Он следует за ним, как за коварным поводырём. Человеки больше хотят  грустить, чем надеяться.

Нам проще сокрушаться, чем действовать. Так всех нас в трусов превращает мысль. Мы пытаемся охватить нашим разумом объём задач, который предлагает нам жизнь, и тут же заключаем, что проще тотчас же отступиться, чем двинуться в нужную сторону. Мы жалеем себя, а потому обвиняем мир в крайней несправедливости.

Оттого-то с подозрением наблюдаем за людьми действия. Кстати, Уинстон Черчилль обмолвился как-то, что пессимист видит затруднение при каждой возможности. Оптимист же выискивает возможность при любом затруднении.

Нет, не зря бывшему премьер-министру дали Нобелевку по литературе. Премию мира, думаю, постеснялись бы присудить сэру Уинстону самые рьяные его приверженцы. Был он, несомненно, человеком войны. Но способности его литературные не будут отрицать и политические противники. Обидно, конечно, видеть умного человека на стороне противоположной, но лучше с таким потерять, чем отыскать непонятно с кем.

Оптимист зачастую видится нам наивным до глупости. Как же это он собирается пойти вверх по склону, от которого отступились миллионы его предшественников?! А он всё лезет и лезет. Если сорвётся, ему скажут — мы же говорили. Если поднимется, толпа выдохнет — повезло чудаку.

А  ведь мир наш движется по большей части людьми упорными, даже — упёртыми. Сколько сражений в последний момент выиграли те, кто не потерял надежды. Ахеяне были уже готовы отступиться от Трои, и только ум и настырность Улисса помогли им превозмочь стойкость воинов Гектора и козни коварной Геры.

Многоумным называет Одиссея Николай Гнедич, перелагая Гомера. Многодеятельным можно было назвать царя Итаки. Десять лет стремился он к родному острову и всё же достиг его берегов, одолев листригонов, лотофагов, циклопов и даже саму Цирцею.

Примерно столько же лет понадобилось Сане Григорьеву, чтобы отыскать капитана Татаринова. Мы поторопились зачислить роман Каверина по ведомству детской литературы, тогда как «Два капитана» — одна из самых ценных книг и для взрослого человека. Того, кто не утратил ещё способности к действию…

Недавно прочитал в одном блоге сценку из жизни современной семьи. Четырёхлетний малыш узнал, что люди смертны, а стало быть, и он сам когда-то исчезнет.

— А зачем я тогда родился? — спросил юный философ.

Важнейший вопрос, на который нам приходится отвечать всей своей жизнью. Каждым её годом, месяцем, днём и часом.

«Бороться и искать, найти и не сдаваться», — такую клятву дали себе Саня Григорьев и Петька Сковородников. Каверин, замечу, только творчески переработал строчки из поэмы «Улисс» Альфреда Теннисона. «To strive, to seek, to find and not to yield», — эти слова были вырезаны на кресте, поставленном у могилы капитана Роберта Скотта. Да, он пришёл на Южный полюс вторым, после Руаля Амундсена. Но ведь всё же пришёл!..

А, между прочим, дождик перестал стучать так занудно и злобно. Соседи, гляжу, грузятся в свои лодки с ворохом спиннингов. Эх, подниму я себя с койки, да пойду качать свой гребноут. Должна же госпожа Удача когда-нибудь улыбнуться и нам…

 

P.S. Назавтра вылез я поутру на пирс с фидером и взял всё-таки лещика на кило восемьсот…

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четыре + 9 =