Письма сыну во Францию

Иван Карасёв
Октябрь21/ 2022

Здравствуй, мой старший сын! Пожалуйста, просто прочитай это, попытайся понять, в споры вдаваться не стоит. Это бесполезно, сколько уже времени в них потеряли!

Я твои аргументы знаю, они мне кажутся неубедительными. Постарайся вникнуть в мои. Сделай усилие. Это моё понимание ситуации. Может, ты его поймёшь.

Из нашей с тобой переписки я для себя сделал один вывод: мне кажется, что я должен донести до твоего сознания некоторые вещи, очищенные от ржавого налёта политкорректности и расхожих штампов пропаганды. Если не покажутся они тебе обоснованными, пусть так всё и останется.

 

Письмо первое

Почему Россия такая плохая? Ты неоднократно употреблял выражение «российский империализм». Я очень серьёзно отношусь к словам, потому что они бьют по сознанию людей. Чаще всего в головах остаются даже не факты, а термины.

Итак, империализм. Что это? Вот определение из Википедии (если она не устраивает, загляни в любой словарь — там будет то же самое):

«Империализм — это стратегия и политическая доктрина, имеющая целью формирование империи или системы доминирования. Она может основываться на историческом оправдании действий, на национализме или на идее внешней угрозы, как в случае евразийства, или на идее цивилизаторской миссии, как в случае бывших европейских колониальных империй».

Значит — завоевание. О каком завоевании мы говорим? О завоевании тех пустых земель севернее Чёрного и Азовского морей, которые Россия отобрала у Турции в XVIII веке? Тех земель, на которых были расселены русские, украинцы, немцы, а также болгары, сербы и греки, бежавшие из турецких владений?

Языком межнационального общения там всегда был русский. Украина сама не смогла бы освоить эти земли. Посмотри на карту той территории (ниже) конца XVIII столетия, и ты поймёшь, что это было совершенно невозможно. Собственно украинские земли, находившиеся на тот момент в составе Российской империи (голубой кусок в центре, бóльшая часть зелёного и нейтрально-жёлтый, плюс немного белого) намного меньше, чем новые территории (светло-жёлтый, немного зелёного, голубой на востоке и тёмно-жёлтый).

В лучшем случае у Украины получился бы вариант слабозаселённой Сибири, а в реальности на этих, так сказать, «новых землях» уже в XIX веке жило больше людей, чем на самой Украине (то, что было под Польшей, а потом под Австрией нельзя учитывать, эти люди не могли участвовать в освоении «Дикой степи»).

Получается, что «украинскость» этих территорий не выдерживает никакой критики. Так нужно было большевикам при создании Украинской ССР — они разбавляли украинский национализм пролетарским Донбассом и русскоязычным югом.

Тут ты мысленно потираешь руки, и говоришь: «Поймал я тебя, папа! Вот он, один из критериев империализма, — justification historique!» Но нет, спешу тебя огорчить. Это не историческое оправдание. Его приводят в тех случаях, когда речь идёт об историческом праве, то есть о положении, которого уже нет. Например, когда Польше отдали немецкие земли в Померании и Силезии. Когда-то там действительно жили славяне. В нашем случае всё не так. В этих причерноморских и приазовских степях, можно сказать, никогда не было постоянного населения. Там кочевали народы, временами появлялись поселения, но не задерживались надолго. Колонизацию этой территории начала Россия. И живут на ней до сих пор русские и русскоговорящие украинцы, многих из которых в советское время просто записали таковыми.

 

Вот тебе пример из нашей семейной истории. Родители моего отца значились в их советских паспортах как белорусы, хотя они оба были потомками староверов, бежавших из России до правления Екатерины Великой. И родились они в маленьком городке, заселённом староверами-русскими и евреями. Когда я спросил бабушку, почему так вышло, почему они в паспорте белорусы, она мне ответила:

— Так было проще, мы живём в Белоруссии.

И таких «проще» в советской Украине были миллионы.

То есть под определение империализма действия России никак не подходят. Мы даже не собираемся создавать империю, какая империя? Мы не нападаем на Финляндию, Польшу, Прибалтику. Хотя в случае с последней тоже есть вопросы.

И вот теперь я это чувствую на расстоянии — ты готов выложить следующий аргумент: «Папа, это же национализм чистой воды, ты так будешь воевать со всеми и собирать куски повсюду». А этих «кусков» хватает. Вот всего один пример из многих: в Казахстане — ликвидированная независимыми казахами Петропавловская область, 75– 80 процентов населения которой составляли русские.

Нет, национализм — другое. Не буду загружать тебя определениями из словарей. Но никто и никогда не называл национализмом освобождение угнетённых соотечественников. Даже индейцы в американских резервациях начала прошлого века пользовались бóльшими правами, чем русскоязычные в демократической Украине. Индейцы хотя бы могли пойти в свой «индейский» магазин и говорить там свободно на своём языке. Но не русские в нынешней Украине! Там даже у врача ты обязан рассказывать о своих болезнях на украинском и слушать рекомендации доктора тоже на украинском! Иначе у врача будут проблемы. Знаю это не от кремлёвской пропаганды, а от очевидцев.

Да, до начала российской спецоперации такая практика на юге Украины ещё не утвердилась повсеместно. Но это было делом времени. С 1 сентября 2020 года все русскоязычные школы Украины перешли на преподавание всех предметов на украинском языке. Иными словами, потомки тех, кто осваивал эти земли, потеряли право получать знания на родном языке. Вместо этого они обязаны были внимать учителю, с трудом изъясняющемуся на галицийской версии украинского (различия между классическим украинским и современным, соштопанным на коленке ещё до первого «Майдана» очень заметны).

Впрочем, в Евросоюзе дела обстоят не лучше. Региональные языки приветствуются, есть даже целая хартия на этот счёт, но русский в прибалтийских странах, таковым почему-то не является, хотя на нём говорят в Клайпеде, главном экономическом центре нынешней Литвы, и на востоке Латвии и Эстонии. Посмотри, например, на подробную карту восточной Латвии, подкрашенная в латвийский «цвет» топонимика не в её пользу: «Антоновка», «Чернава», «Зайцева». Но по большей части русские в нынешней Латвии — пришлые, переехавшие туда в советское время. С этим никто не спорит.

Осталась ещё внешняя угроза, которой пугают. Вот, ты скажешь, Путин размахивает жупелом натовской угрозы! Трудно, однако, с ним не согласиться. НАТО давно официально считает Россию главной военной угрозой и, несмотря на данные ранее обещания, приблизилась вплотную к границам нашей страны.

Но вернусь к русскоязычным на Украине. Основные политические права у них тоже отняли. Даже если имеют право голосовать (а в частях Донецкой и Луганской областей, подконтрольных Украине, местные и этого были лишены). Даже если могут опустить бюллетень в урну, они не могут выбрать любую партию, потому что половина их была под запретом (а сейчас таких ещё больше).

Кроме того, по закону о коренных жителях Украины (от 01.07.2021), этнические русские и те, кто себя таковыми считают, не имеют права на автономию, в том числе культурную. Крымские татары (250 тысяч, из них вне Крыма — тысяч 30-40, может, чуть меньше) имеют такое право, а русские — нет. Как это называется? Правильно, дискриминация.

Впрочем, нынче в демократической Европе ей подвержены все граждане России, вне зависимости от политических взглядов. Ведь, как выразился один еврочиновник, посещать цивилизованные страны — не право, а привилегия. Вот если ты афганец или камерунец, это право, а если россиянин — привилегия. Поэтому и закрываются потихоньку границы для русских.

В общем, даже не тратя время на последний аргумент — культуртрегерство, что всегда было, кстати, характерно для Европы, действия России ни под какой национализм не подпадают. Тем более, что на Украине некоторые малые народы России воюют лучше русских — буряты, тувинцы или якуты, например. Думаю, их мотивации понятны: они против фашистов и расистов, потому что для просвещённых украинцев они — чурки, азиаты, дикари, короче, недочеловеки. Достаточно полистать Укронет, чтобы получить представление о «диких бурятах», лютующих на Украине (ни одного доказательства нет)…

Ну вот, вроде написал тебе про русский «империализм». Были бы все такие империализмы, наверное, войн бы вообще не было, больших как минимум.

Идём дальше.

 

Письмо второе

Итак, все или почти все на Западе кричат о том, что Путин развязал войну. Но это ведь не так!

Мы уже как-то говорили с тобой, что пламя любой малой войны, если его не погасить вовремя, становится пожаром большой войны. А малая война в Донбассе длилась восемь с половиной лет. Так почему же не погасили её пламя? Кто виноват?

Начну с небольшого экскурса в историю Украины. Она начинается с распада СССР. В марте 1991 года на референдуме население восточно-  и южно-украинских регионов, как и большая часть всей Украины, проголосовало за сохранение союза с Россией. Однако осенью того же года, когда СССР де-факто уже не существовал, украинские власти провели новый референдум и получили нужный результат. Теперь большинство было за независимость.

Я помню эту историю, людям банально доказывали, что Россия у них ворует сало. Они поверили. Но ненадолго. Очень скоро они сами повезли это самое сало в Россию. Я видел Киевский вокзал Москвы осенью 1993-го. На полу сидели, спали несчастные украинцы, на своём горбу привозившие в Россию фрукты, овощи, сало. Видимо, всё же лучше, когда перевозками товаров занимаются государство или частные компании, но не сами садоводы и огородники.

Украине без России жилось тяжело. Поэтому в 2004 году Путин попробовал поддержать пророссийского, как он считал, кандидата на президентских выборах — Виктора Януковича. Для этого лично проехал по Украине, встречался с людьми и даже дал гражданам Украины право 90-дневного пребывания на территории России без регистрации (россияне без оформления тогда могли находиться вне своего постоянного места жительства лишь три дня — так решили демократы 1990-х).

Но в Вашингтоне решили иначе. И хотя на выборах победил Янукович, было заявлено, что победил нечестно. Из-за океана поступила команда — провести заново второй тур выборов. Только второй! Потому что результат первого был более благоприятным для проамериканского кандидата — Виктора Ющенко.

Это было беспрецедентно! Представь себе, что ФИФА из-за неправильного судейства принимает решение переиграть футбольный матч, но новая игра начинается со второго тайма! Невероятно? А вот в Вашингтоне посчитали, что так можно, и тогдашний президент Украины Леонид Кучма выполнил приказ.

Как и следовало ожидать, победил Ющенко. Но он и его сторонники оказались неспособными довести дело до конца. Более того, они начали успешно разваливать экономику, разрывая связи с Россией. Тогда даже ходила шутка: «На украинскую экономику пришла женщина с косой», — намёк на тогдашнего премьера Юлию Тимошенко.

Досталось и Европе. Зимой 2008-2009 годов некоторые восточноевропейские страны замерзали без российского газа. Украина за годы независимости привыкла этот газ воровать (украинцы сами в этом признавались!), а Россия сказала: «Хватит». В результате после долгих перипетий к власти совершенно законным путём пришёл всё тот же Янукович.

Он проявил себя человеком рациональным: деньги прежде всего! И между Евросоюзом и Россией выбрал Россию. Зимой-то холодно, и промышленности газ с нефтью тоже нужны. Плюс огромный российский рынок.

Но выбор этот многим на Западе и на Украине не понравился. Случился второй Майдан. Янукович организовал и анти-майданы. Нужна была кровь. Она решает всё, она впечатляет телеаудиторию, вызывает слёзы у бабушек и домохозяек. И кровь пролилась. Правда, стреляли по демонстрантам с крыши здания, которое контролировали люди, организовавшие тот Майдан.

Когда в феврале 2014-го я тебе об этом написал, ты был готов поменять своё мнение о природе украинского протеста. Ты написал, воспроизвожу дословно: «Ça change la donne» (Это меняет всё). Меняет, но, видимо, ненадолго. С тех пор никаких новых сведений об этой стрельбе не прибавилось. По-прежнему ясно, откуда стреляли, но ты почему-то перестал принимать эту вводную во внимание. Я понимаю, на тебя сыплется столько информации о жестоком диктаторе Путине, что она затмевает собой всё остальное. Но всё же напрасно ты об этом забыл. Потому что одна кровь рождает другую. И люди, пришедшие к власти после Януковича, почувствовали её вкус.

Напрасно представители Германии, Франции и Польши подписывали вместе с ними соглашение о переводе процесса в мирное русло. Было понятно, что мир новым украинским властям не нужен. Кстати, российский представитель на этих переговорах Владимир Лукин (между прочим, не путинист, а один из основателей оппозиционной партии «Яблоко»), отказался поставить свою подпись под мертворождённым документом.

И началось. Противники Януковича, вместо того, чтобы разойтись по домам, побежали убивать действующего президента. Гаранты соглашения — Франция, Германия и Польша, видимо, решили, что так и должно быть. Но жители Крыма и Донбасса с ними не согласились.

Их нужно было заставить согласиться. Вот тогда и началась война…

Это письмо получилось короче первого, но оно на российско-украинскую тему не последнее.

 

От редакции: с последующими письмами можно ознакомиться на личном сайте автора — https://dzen.ru/yushutova

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

10 + три =