Тверской козёл нам — товарищ!

Григорий Иоффе
Октябрь13/ 2022

Тут, куда ни глянь, — и впрямь одни козлы. Но вдруг из музейных запасников возникает человек в сером и с усами. Бросает одобрительный взгляд на мою серую куртку, козлиную бороду, и оба мы понимаем — тут все свои.

Со мной ещё и жена, но и она не теряется.

— Здравствуйте, — говорим мы. — А где тут у вас говорящие козлы? Хотелось бы пообщаться.

— Говорящих пока нет, но мы над этим работаем, — отвечает молодой человек.

— А кто ж тогда за козла ответит?

— За козлов отвечаю я. За всех. За каждого из пяти с половиной тысяч. Понаехали тут, аж из сорока стран. Но главные, конечно, наши, тверские.

Он усаживается в своё козлиное кресло:

— Кстати, ваша фамилия случайно не Козлов?

— Наша-то? Нет, наша совсем наоборот.

— Это хорошо, а то Козловых мы пропускаем бесплатно. Так я вас слушаю.

— Нет, — говорим мы, — это мы вас слушаем. Раз подрядились, будьте добры ответить за козлов, которых вы тут развели. И вообще: откуда они тут взялись в таком разнообразном количестве? И кстати, не нальёте ли парного молочка?

— За молоком приходите к девяти утра, когда откроется соседний магазин. А про музей, так и быть, расскажу, — милостиво отвечает пастух местного стада.

Мы уже знаем, как его зовут. Совсем даже не Козлов, не Козлодоев, и даже не Козлевич. Имя приколото прямо к его шерстяному брюху.

— Начнём с козлов, — продолжает тем временем Виктор. — Вы знаете, сколько людей живёт в Тверской области?.. Не знаете. Миллион двести. И все они, то есть мы, — козлы! И уже не первое столетие.

— Не обидно?

— Что ж тут обидного? Не хуже рязанских — косопузых, скобарей псковских, пермяков с солёными ушами.

— А тамбовский волк вам — товарищ?

— Так где козлы — там и волки. А все волки — козлы!

— А вот вы были при советской власти калининские, и что?

— Мы, козлы, всегда были тверские. А про калининских — это к большевикам. К товарищу Сталину. Вон, видите этих двух козлов?

— Там только один, действительно тверской. А второй, думаю, горный баран.

Вот такая происходила у нас дискуссия, пока наш гид-переводчик отдыхал в своём козлокресле. А потом началась нормальная экскурсия по ненормальному музею. Всё, как положено. С самого начала. Пришла же кому-то в голову эта идея — заглянуть в глубокое прошлое и создать из козлиной шкуры настоящую музейную эпопею. Тем более, что с козьего промысла всё и начиналось. Тверские сафьяновые сапоги были известны на Руси ещё с татаро-монгольских времен. И тачали их не где-нибудь, а в тверской сафьяновой слободе.

Главным козловедом и козлофилом оказался Владимир Лавренов — отец нашего экскурсовода. (ЭксКУРсовода? А курами в России каких зовут? Рехнёшься тут с ними!) Историк и коллекционер, видимо, от Бога. Поначалу, правда, занимался геральдикой — флагами, гербами, а потом осенило — ведь он тверской!

И не на шутку с 2006-го взялся за козлов, открыв между делом новое направление в мировой науке. Дело пошло! Ведь практически в каждом российском доме, если поискать, найдутся свои козлы или их воплощения в виде игрушки, фигурки, картинки или носков из козлиного пуха… А если по деревням поездить! Тут и чучела появятся, и изделия народного промысла, а уж про рога и говорить не приходится.

И пошло-поехало! В 2008 году Владимир открыл музей: сначала во временном помещении в учебном корпусе филиала Российского государственного гуманитарного университета, а потом уже и здесь, на Жигарева, где музей стал настоящим музеем, то есть, вполне научным заведением, популяризатором нового направления в науке зоологии — козловедения.

Свои открытия музей несёт в тверские массы — проводит лекции, семинары, разрабатывает образовательные и развлекательные программы для взрослых и для детей. Порой же забирается в такую древность, что страшно становится. В экспозиции есть монетки с козлами, которым по две тыщи лет.

А разработка музея по теме «козёл отпущения»! Помните в Ветхом Завете? «И понесёт козёл на себе все беззакония их в землю непроходимую, и пустит он козла в пустыню». Это вам не козла в огород!

Так вот и добрался козёл ветхозаветный через пустыни и непроходимые земли, через российские поля и тверские огороды в тверской музей и навеки здесь поселился. Правда, пока шёл, развалился на две части и стал именоваться сборно-разборным козлом отпущения тверской масти. Такая теперь у него, залётного, доля, завидно-незавидная.

И в заключении, как сказал бы тамбовский волк, остаётся констатировать, что новая наука уже широко шагнула по стране, у тверского козла появляются коллеги и последователи. Даже в самом Урюпинске открыт филиал Муниципального бюджетного музейного учреждения Волгоградской области — Музей козы.

Вот она, подружка тверского козла, урюпинская хоперская козочка, кормилица, основа местного пухового промысла. В Музее козы посетители знакомятся с козоводством (вот вам ещё один научный термин!) и местным промыслом — художественным вязанием изделий из козьего пуха. Встречает гостей, как и положено, хозяйка — Коза. И предлагает угощение — козье молоко и пряники-козули, закуску, то есть.

Так что поедем мы теперь, несолоно хлебавши в Твери, в славный город Урюпинск — пить козье молоко. С песенкой, конечно: «Мы едем, едем, едем в далёкие края…» Ой, простите, «чижик и собака, петька-забияка» — не наша компания. У нас своя песенка, если не сказать — гимн!

От бабушки!

Фото автора и его жены

Тверь–Санкт-Петербург

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

9 + 10 =