Мысли вразброс. В начале был смысл, а потом — бессмыслица

Сергей Ачильдиев
Декабрь30/ 2022

Смыслы — как деньги: когда их мало, они в большой цене. Но когда они тонут в океане банальностей, происходит девальвация. Как сказал поэт, «и гениальность стала плагиатом»…

Общество

Вдруг стали  говорить и писать не «на Украине», как всегда было раньше, а «в Украине». Почему? А потому, что в Киеве, оказывается, посчитали, что «на Украине» —  значит, «на окраине», а они вовсе никакая не окраина.

Конечно, не окраина. Никто и не говорит, что окраина. Но правила русского языка — как, впрочем, и любого другого — не могут меняться в угоду надуманной политкорректности, которую придумали к тому же в другом государстве, правители которого отказались от нашего языка.

Если следовать подобной «толерантности», языковые правила придётся переписывать чуть не ежегодно. Сегодня одни на что-то обиделись, завтра — другие, послезавтра — третьи…

 

После крушения СССР на протяжении десяти лет и даже чуть больше народу дозволялось говорить всё, что он думает. Ну, и народ за это время совсем испортился. Говорить научился, хотя и не очень грамотно, большей частью косноязычно. А вот думать — разучился напрочь. И главное — забыл, что за свои слова надо отвечать. Не только перед начальством, но и перед здравым смыслом.

 

Наши СМИ напоминают футбольных комментаторов, которые рассказывают о чём угодно, но только не о том, что происходит на поле.

 

Заставь наших начальников Богу молиться, они нам всем лбы расшибут.

 

Экологи говорят о потеплении климата. А социологи — о похолодании отношений между людьми.

 

Экономика

В конце XIX — начале ХХ века социал-демократы левого толка полагали, что экспансия капитализма может осуществляться в ходе монополизации компаний и рынков, а также за счёт расширения колоний.

Однако, как вскоре выяснилось, у капитализма есть и внутренние резервы. В первой половине прошлого столетия это было образование среднего класса, сформировавшее общество потребления, а кроме того, коммерциализация индустрии развлечений, включая развитие массовой культуры и массового искусства.

А ещё левые социал-демократы считали, что, когда капитализм достигнет всепланетной индустриализации, он лопнет, потому что ему уже некуда будет расти. Однако, как видим, даже не достигнув ещё этого этапа, капитализм начал видоизменяться. Он сместил индустриализацию с позиций своего флагмана на вторые роли, а на её место выдвинул систему услуг, науку и новые технологии (в первую очередь, цифровые и биологические).

Капитализм, в отличие от предыдущих способов общественного устройства, необычайно пластичен.

 

В российском бизнесе зачастую процветают не только дочерние компании и, но и сыновние.

 

Литература и искусство

Учительница начальной школы рассказывает:

— Весной, на последнем уроке, даю ученикам задание на лето — прочитать «Му-му» Тургенева. Осенью спрашиваю детей — далеко не все прочитали. Одного мальчика прошу объяснить, почему не прочитал. Отвечает: «А почему я должен читать про какую-то корову?».

 

Когда жизнь является смыслом литературы, это нормально, даже хорошо. Ненормально — когда литература становится смыслом жизни, причём не только для писателей, но и для читателей.

 

Личность

Он сделал ей сложносочинённое предложение. Но после свадьбы семейное существование превратилось в сложноподчинённое.

 

С годами семейные узы частенько превращаются в узилище.

 

— Дорога ложка к обеду.

— Сколько же тогда стоит сам обед?!

 

Дороги у нас сусанистые: провалился в колдобину и сгинул.

 

Если вы верите в приметы, это плохая примета.

 

Интеллигентская болезнь: непроизвольное словоиспускание.

 

Иные, едва приподняв голову, сразу упираются в свой потолок.

 

И один оказывается в большинстве, если ему сочувствуют миллионы.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

1 + 10 =