Психологическая война: победы и вопросы

Борис Подопригора
Январь23/ 2023

О технологиях психологической войны не говорят, тем более всё и честно. Даже в безмятежные времена. Эта война — как разведка: ведётся всегда и втайне. Поэтому коснусь лишь того, что безопасно.

Почему мы не пятимся?

Во-первых, сегодня налицо тотальный характер информационно-психологического давления на нашу страну. Это относится как к содержанию (утрированный негатив), так и нацеленности на максимально широкую аудиторию с замахом на вербовку союзников внутри России. Подчеркну: количественный подход забивает качество, подчас грубо. Причина в том, что условный Запад надеется на исход, оправдывающий любые нестыковки «по ходу пьесы».

Тем временем классический принцип «3+1» (1 — напугать, 2 — заставить сдаться или дезертировать, 3 — перевербовать противника, +1 — воодушевить своих) действует в пользу воодушевления исключительно Украины. Таков главный итог её солидаризации с тем же условным Западом. Несмотря на то, что в фокусе прицела находится Россия.

Основываясь на личном опыте американского инструктирования во время миротворческой операции на Балканах [Как делается военная пропаганда в США | Мозгократия (mozgokratia.ru)], приведу их подходы к психологической войне, в частности, первичные к ней требования. Вот они:

1) обеспечить одинаковую содержательную обращённость к чужим и своим;

2) не сотворить из противника монстра;

3) максимально разнообразить источники оценок/призывов;

4) уважать «общепризнанную сакральность», то есть не провоцировать со стороны противника ненависть, дополнительно его мобилизующую.

Отсюда — во-вторых. Ставка на то, что Россия попятится, пока не даёт эффекта из-за контрастного понимания происходящего. Это самое слабое место антироссийской пропаганды, к чему придётся возвращаться в разном контексте. Запад абсолютизирует своё видение мира. Когда нам прочат «отмену истории, территории и государственности», мы оказываемся перед экзистенциональным выбором — или нас не будет, или нам надо биться за своё будущее всеми силами.

И тут же нам опять предлагается несовместимое — ходульный образ русских («орки», «быдломасса», «тупая рванина» и т.п.) вперемежку с попытками убедить нас в их правоте.

Но если русские и вправду «быдломасса», то как же они сумели сегодня противостоять фактически всему западному миру да к тому же обеспечивать энергоносителями не только пол-Европы, но и к тому же треть Азии, часть Африки и Южной Америки? Откуда же у «быдломассы» такой потенциал?

А если тех же русских пытаются убедить в своей правоте, то в какой? В той, что не Советский Союз, а Соединённые Штаты и Великобритания вынесли на себе всю тяжесть победы по Второй мировой войне? Или в правомерности одобренного рядом европолитиков вывода польских историков по поводу правовой ничтожности российской государственности после 1613 года? Или в том, что 97 процентов жителей Крыма, проголосовавших за вхождение полуострова в состав России, — это на самом деле захват чужой территории?..

 

Разница в одну букву…

Сильным преувеличением грешит не менее ходульный штамп «Весь мир против России».

Разве условно-прозападный миллиард перевешивает остальные семь? Сегодня США используют весь арсенал своих возможностей — политических, финансовых, технологических, — чтобы пристегнуть эти семь восьмых к себе и своим союзникам.

При этом готовы посулить всё что угодно, но многие почему-то упорно сопротивляются. Почему? Да потому, что понимают: если сломают русских, следующими на очереди могут оказаться они.

Вот только русских сломать никак нельзя. Помимо неисчерпаемых природных ресурсов и развитого ОПК, у них ещё есть высокотехнологичное оружие, включая ядерное.

Однако и это ещё не всё. Россияне — высокообразованная культурная нация, к  тому же привыкшая думать самостоятельно. Поэтому дешёвая пропаганда на неё не действует.

А пропаганда эта в значительной мере — дешёвая. Более 80 процентов пропагандистского потока исходит максимум от 30 ютьюб-спикеров, которые убеждены в своём интеллектуальном превосходстве, но не всегда различают, образно говоря, МТЛБ (многоцелевой тягач легкий бронированный) и ЛГБТ:

— Подумаешь, разница в одну букву!

Заметно рекрутирование на пропагандистскую кухню по моде одетых дам и  господ. И к тому же усталых. Дело доходит до гротеска: некто, в третий раз за сутки появившись в роликах, сетует на то, что через час у него уже четвёртый эфир. Такому многообразию источников, помноженному на их же компетентность, пусть гордятся те, кто не находит русского аналога слову «кейс», а российское будущее напрямую связывают с деколонизациями-репарациями. И при этом вдобавок усмехаются свысока…

 

Счёт на табло

К сожалению, не обойтись без пресловутого противопоставления «с одной стороны», «с другой стороны».

С одной стороны, о «достижениях» западных пропагандистов свидетельствует логика досады, пробивающаяся в их словесном потоке — в России нет протестов, нет дезертирства, а зарубежная оппозиция скорее скандальна, чем дееспособна. Отсюда — сплошная «пригожинская кувалда» и «Путiн гарантовано паде».

Повторюсь: пропаганда противника не учитывает российскую мотивацию, обусловленную тысячелетним выживанием, а не только — с 2014 года или с 24 февраля 2022-го. Поэтому ненависть к Москве и русским противостоит их же целеполаганию. Этому находится объяснение. Практически все западные специалисты по России представлены эмигрантами, начиная с князя Оболенского, ставшего одним из первых кураторов СССР в ЦРУ. Для таких ненависть к прародине — главный профессиональный актив.

Весной эти пропагандисты предрекали нам экономический коллапс уже осенью. Ну и что? Знаете, когда Берлин в последний раз на исходе Великой Отечественной войны обосновал «неизбежность грядущей победы Германии»? — 27 февраля 1945 года…

Теперь — про табло, указывающее, в чью пользу счёт.

В начале декабря менее 5 процентов россиян, постоянно и регулярно интересующихся политическими новостями, ориентировались на западные, а также радикально-оппозиционные ютьюб-каналы. Ещё до 15 процентов искали среднее между официальными и антивластными трактовками. А свыше 55 процентов доверяли телевизору. Остальные условные 25 процентов придерживались мнения людей своего круга, чаще далёких от политики.

Таковы российские данные. Но близкие по значению цифры фигурируют и в сколько-нибудь аналитичных западных источниках, традиционно уверяющих, что в РФ отсутствует объективная социология.

А вот свежий пример. Недавнее закрытие латвийской редакции телеканала «Дождь»*, которое в круглосуточном режиме муссировали все русскоязычные оппозиционные каналы за рубежом, вызывала интерес менее 1 процента опрошенных москвичей. Планку популярности этого события повысило лишь внимание к сюжету российских СМИ.

С другой стороны, наши собственные промахи позволяют противнику набирать информационно-психологические «очки».

Мобилизационные мероприятия, отход от Херсона, ежемесячная западная «приправа» в виде очередной «Бучи» — освещение этих и целого ряда других сюжетов требует всесторонней вдумчивой оценки специалистами. Только после этого следовало бы подходить к микрофону. Тему, напрашивающуюся на продолжение разговора, развивать не буду. Ибо этот материал прочтут люди с разными взглядами. Ну, вы поняли…

 

Грустная «свадьба в Малиновке»

«Справочник батальонного врача вермахта с перечнем типичных форм симулирования болезней и травм, препятствующих выполнению боевых задач», напечатанный в СССР многотысячным тиражом, до сих пор считается хрестоматийной психологической операцией.

Однако сегодня такого рода «операции» не дадут нужного эффекта.

Об Украине, как и о многих соседях по бывшему СССР, мы по сей день склонны судить по советскому опыту. Но прошедшие 30 лет многое изменили даже там, где русский язык пока общепринят. Феномен воинствующего украинского селянства — «живи сегодняшним днём» — сегодня у нас, к сожалению, учитывается слабо. Между тем реальность состоит в том, что если вчера нас встречали российским триколором, то теперь  те же «селяне-сусиды» приветствуют збройные силы жёвто-блакитным прапором. И эту бесконечную «свадьбу в Малиновке» нельзя исключать ни на месте событий, ни в политической практике.

 

*        *       *

Хорошо, что пока главный прикладной вопрос западных пропагандистов звучит так: «Почему русские не боятся хаймарсов?». Плохо, что затягивание СВО чревато последствиями не только информационно-психологического характера.

Военно-политический контекст становится другим. А это означает, что обновлённый разговор об Украине, её кураторах и нашем с ними будущем только начинается…

 

*Признан в РФ СМИ-иноагентом

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

два × 2 =