Кто они, пленники нарратива?

Марианна Баконина
Апрель25/ 2023

Нарратив — понятие новомодное, его придумали философы-постмодернисты, чтобы показать: любой рассказ о любом событии — субъективен. Впрочем, на уровне интуиции это было известно со времён Гомера.

Любовь в глазах смотрящего, ненависть в устах говорящего… Испокон веков любой поступок оценивается сугубо субъективно. Скажем, каннибализм. Хорошо или плохо? Однозначно плохо, если — съели нас. Но очень даже хорошо, если — мы.

Трудно идти на войну с персами, не представив их кровожадными чудовищами. Крестовый поход будет менее удачным, если не воодушевить рыцарей рассказами о зверствах сарацинов. Войны с коренными американцами не считались бы славными страницами истории, если не представлять индейцев свирепыми дикарями.

Это потом, спустя века, можно признаться, что не всё так однозначно и даже покаяться в грехах. А здесь и сейчас — без демонизации противника, без маленькой или даже большой лжи не обойтись. Нарратив — определяет всё.

Правда, в наш информационный век нарратив научился существовать без фактов, пусть даже вымышленных.
Апофеозом торжества нарратива, не подкреплённого хоть какими-то фактами, стало интервью, которое фрилансер Би-Би-Си Джеймс Клейтон взял у Илона Маска. Разумеется, журналиста интересовали неполиткорректные воззрения владельца Twitter* на свободу слова и информации. В связи с этим, услышав от Маска искомое «свобода слова потеряет смысл, если ты не позволишь людям, которые тебе не нравятся, говорить вещи, которые тебе неприятны», журналист вооружился палкой нарратива и бросился в атаку.

— Неужели свобода слова важнее, что возможность спасти людей от дезинформации, теорий заговора или языка ненависти?

Это намёк на то, что, по распоряжению Маска, Twitter* разбанил множество аккаунтов ранее, запрещённых за дезинформацию и hate speech (разжигание ненависти). Разбанил даже ужасного экс-президента Дональда Трампа.
И тут начался диалог бессмысленный и беспощадный.

— А кто решает, чтó есть дезинформация? Кто определяет градус ненависти в том или ином высказывании? А правда ли, что гомофобии, сексизма и прочей гадости в Twitter* стало больше, когда он стал работать по правилам Маска?

Репортёр, согласно общепринятому нарративу, заявил, что да, в ленте Twitter* hate speech стало больше и это его очень беспокоит. Но затруднился привести конкретный пример из своего опыта, сослался на то, что давно не заглядывал в ленту, уже месяц как. (Очень профессионально, как и положено на BBC — и правда, зачем читать Twitter* перед интервью с его владельцем? Все же и так знают, что вранья и агрессии стало больше).

Не сумев привести конкретный пример агрессивных высказываний, которые травмировали его самого или знакомых, журналист уцепился за «британских учёных», которые тоже пишут о повышении уровня агрессии в этой социальной сети. Но опять же конкретный пример из текстов этих учёных привести затруднился.

Так и продолжалась эта беседа.

— Стало больше дезинформации и агрессии! — обвинял журналист-фрилансер

— А факты есть? — интересовался Маск.

Очень увлекательно. А когда речь зашла об ошибках и дезинформации в сообщениях Би-Би-Си, разговор стал совсем томным. Выяснилось, что, по мнению журналиста, уважаемая корпорация тоже лажает, но имеет на это право, поскольку существует уже сотню лет.

Весомый аргумент. И печальный. В очередной раз доказывающий: человек убеждённый в том, что его воззрения — правильные, в фактах и доказательствах не нуждается.

Другое дело, если высказывается мнение, противоречащее нарративу «здорового человека». Скажем, слова о том, что поощрять смену пола до совершеннолетия — штука опасная и противоестественная, явно не соответствуют истине и являются ярким примером того самого языка ненависти.

Точно так же грешат дезинформацией те, кто робко напоминает, что власти в Киеве ещё в 2014 году начали бомбить и обстреливать Донецк и Луганск. Это вопиющий пример дезинформации. Самый яркий аргумент почему это «дезинформация», который довелось услышать, — «ведь тогда Украина бомбила мирных жителей на своих территориях». Зачастую нарратив оказывается таким нарративным, что остаётся только руками развести.

И вот уже Госсекретарь США Энтони Блинкен, рыцарь добра в сверкающих латах, пафосно заявляет:

— Мы, страны «Семёрки», остаёмся приверженными поддержанию и повышению усилий по разоружению и нераспространению с целью построения более стабильного и более безопасного мира. Это будет затронуто и на высшем уровне на встрече в Хиросиме, которая вместе с Нагасаки является мощнейшим напоминанием о беспрецедентных разрушениях и безмерных человеческих страданиях, которые люди Японии познали в результате атомных бомбардировок 1945 года…

Точка. Такой нарратив на сегодня считается приемлемым и политкорректным. При словах про приверженность построению «безопасного мира» вздрогнули жители Белграда и Багдада, да и десятков других городов от Ливии до Афганистана. А японцы, разумеется, смиренно приняли тезис «о беспрецедентных разрушениях и страданиях», которые обрушил на них неведомо кто… Кто-то, кто в настоящее время намерен строить стабильный и безопасный мир.

Что поделаешь, нарратив обязывает аккуратно отбирать и излагать факты. Или обходиться вовсе без фактов, как это принято теперь на Би-Би-Си.

 

*заблокирован в РФ


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × 3 =