Галина Зяблова: строка на обелиске жизни

Все, кто знал Галю Зяблову, подтвердят: это был светлый человек, оставивший по себе добрую память. А ещё она оставила прекрасную книгу «Глюк в деревне Голубково» («Петербург – XXI век», 2009).

О женском возрасте говорить не принято, разве что задним числом. Галина Георгиевна Зяблова прожила долгую жизнь, 86 лет. Её не раз ломала судьба, но люди, жившие рядом, далеко не всегда замечали это.

Скромная в повседневной жизни, ровная в общении, она не допускала сторонних в свой мир. А выделялась метким, точно сказанным словом, глубиной знаний, тоже не показной, а для нас, людей одной с ней журналистской профессии, — абсолютным профессионализмом. Для многих была не только другом, но и учителем.

Не боявшаяся в повседневности оставаться на вторых ролях, в творчестве Зяблова всегда была яркой, и всегда — первой.

 

 

Я познакомился с Галиной Георгиевной в 1970-е годы, в газете «Скороходовский рабочий». С тех пор, то сближаясь, то расходясь, мы поддерживали отношения — и дружеские, и творческие.

Встречались на работе и дома, в дни общих праздников и общих печалей, и даже в обожаемой ею деревне Голубково — наверное, единственном месте на Земле, где она была совершенно счастлива. И не случайно именно этот уголок со старым скрипучим домом, гостеприимными соседями, лугами и грибными лесами она выбрала в главные герои одной из своих лучших книг.

Не без некоторого лукавства, надо полагать, книга «Глюк в деревне Голубково» была заявлена автором, прежде всего, как сочинение об ирландских терьерах («День за днём с ирландскими терьерами на фоне времени, в селе и в мире»). Эти собаки, которым она посвятила много лет и сил, безусловно отдельная глава её жизни, запечатлённая автором образно, точно, смешно и грустно. Но на самом деле это книга о людях — о знакомых и близких, о тех, кто попал в именной указатель «Глюка…», и о тех, кто не отметился в нём. Книга о жизни и о себе.

А мы с Любовью Выгодской, главным редактором нашего издательства «Петербург – ХХI век» и тоже бывшей скороходовкой, были счастливы, когда издание этой книги Галина Георгиевна доверила нам. И Люба взялась ее редактировать.

 

 

Галя и Люба постоянно перезванивались, встречались, что-то обсуждали, уточняли. Я уж не говорю об именном указателе, в который, кроме друзей и близких автора, поэтов, писателей, музыкантов, художников, попали чуть ли не все жители деревни Голубково. Может быть, они когда-нибудь поставят Галине Зябловой небольшой памятник. Лучше всего — в форме обелиска. Потому что в её писательской судьбе слово «обелиск» встало в ряд тех понятий, значений, символов, которые навсегда в нашей памяти связаны с Великой Отечественной войной и блокадой Ленинграда.

В 1989 году Галина Георгиевна опубликовала в Лениздате пронзительную книгу о войне и смерти. Называется она «Строка на обелиске». И рассказывает о бойцах-разведчиках, служивших в дни блокады в той же дивизии, где служил… мой отец. Обнаружил я это совпадение, когда писал главу «На Урицком направлении» для своей книги «100 лет с правом переписки». Чтобы не повторяться, приведу фрагмент из этой главы. Здесь — и о Гале, и о её героях.

«В скороходовскую газету мы пришли очень разными путями. Я лишь начинал в то время свою журналистскую биографию, а для Галины Георгиевны это была фактическая ссылка из комсомольско-молодёжной газеты “Смена”. Там в 60-е годы она была восходящей звездой областного масштаба (чем-чем, а талантом Бог не обделил), здесь она стала скромным ответственным секретарём, следила за каждым своим словом и пыталась, по крайней мере, не участвовать во всякого рода попытках вовлечь ее в “вольнолюбивые” разговоры.

История была банальная: они с мужем почитывали не дозволенную для прочтения политически неблагонадёжную литературу, а “глаза и уши” увидали и нашептали, куда надо. В итоге оба расстались с любимой работой, и рады были, что не сослали куда подальше.

Герои книги Галины Зябловой “Строка на обелиске” — бойцы, прошедшие Финскую войну: скульптор Ростислав Хотинский и студент Технологического института Марк Гейликман, а также бывший матрос Балтфлота Михаил Вашкевич — воевали в отдельном разведбатальоне дивизии. Первые двое погибли, прикрывая отступающих товарищей, настоящими героями, третий, Вашкевич, описал подвиг своих товарищей, но и сам не дожил до Победы: уже работая корреспондентом дивизионной газеты “За Родину”, он умер от тяжелой болезни. Не от вражеской пули. От войны.

“Болезнь остановила его… Ночевки в подвалах, на сырой земле, в землянках дали о себе знать… “Главная моя забота — остаться жить, потому что вопрос этот пока остаётся открытым”, — это строчка из последнего письма Михаила Фёдоровича Вашкевича. Скончался он 28 марта 1943 года от туберкулёза и истощения, как сказано в выписке из истории болезни. “Где похоронен, неизвестно”, — помечено там же. Родные приносят цветы на Пискарёвское кладбище и кладут их к братской могиле, обозначенной годом тысяча девятьсот сорок третьим”.

1941 год. Блокадный город. Больница Фореля. Окопы на передовой. Фронтовые будни. То, что видел в те дни и в тех же окопах мой отец, я вижу теперь глазами Михаила Фёдоровича Вашкевича…».

Не сомневаюсь, если бы не та история, из-за которой Галине Зябловой пришлось уйти из «Смены», она наверняка стала бы одним из первых перьев не только Ленинграда-Петербурга, но и страны. Её подстрелили на взлёте…

 

 

Странная дата, число, почему-то выбранное судьбой: 25 октября 2017 года. Для нашего поколения и поколения наших родителей — это годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. По настоящему Великой, если не Величайшей, потому что ни один переворот, ни одна другая революция не способны были так изменить мир, как эта.

Именно в такой день ушла, тихо закрыв за собой дверь, Галина Георгиевна Зяблова, словно закрыла дверь в ушедшее столетие, оставив нас в оцепенении перед оставшимся каждому будущим, в страхе перед ним, но и в надежде. Оставив свою строку на обелиске жизни.

 

 

Фото из архива автора

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

8 − 1 =