Путешествия моаи на острове Пасхи

Александр Пестун
Февраль02/ 2021

Те-Пито-о-те-хенуа (Пуп Земли), он же остров Пасхи, до сих пор таит множество загадок. Одна из них — гигантские каменных изваяния, высота которых достигает 11 метров, а масса — 52 тонн.

Каким образом эти колоссы-моаи могли перекочевать на многие километры и потом взобраться на свои постаменты-аху, если у древних туземцев не было никакой техники? И есть ли хоть какая-то доля истины в легендах и преданиях острова?

Исследователи разных стран с 1930-х годов ищут ответы на эти вопросы.

 

Если бы вы спросили древних островитян, как перемещались моаи, они бы вам, не задумываясь, ответили:

— Они шли сами, их двигала мана.

И сегодняшние островитяне скажут то же самое.

Предание гласит: магической силой (мана) обладали не только вожди, но и рядовые островитяне. Для перемещения многотонного монумента маны одного человека было, конечно же, мало. Но, собравшись вместе, общими силами островитяне совершали невероятное — статуя «оживала» и начинала идти сама.

Именно так —  сама!

И переубедить в этом нынешних островитян невозможно. Старики припоминают, что для перемещения изваяний использовалась миро манга эруа — древесный ствол с развилкой, типа рогатки, или связанное из жердей А-образное приспособление. Да ещё, говорят, под ноги шагающему моаи бросали варёный ямс.

 

Гипотезы и эксперименты

К нашим дням накопилось немало разных версий того, как это было на самом деле. И даже проводились эксперименты.

— 1934 год — в рамках франко-бельгийской экспедиции сотня островитян передвинула на деревянных санях статую весом в шесть тонн.

— 1956 год — во время работы на острове норвежско-американской экспедиции Тур Хейердал успешно проверил опыт 22-летней давности. И сделал вывод, что 180 человек «…вполне могут тащить по степи 12-тонную статую. А на деревянных салазках, да если собрать побольше людей, можно было перемещать и куда более тяжёлые изваяния» (Хейердал Т. В поисках рая. Аку-Аку.)

— 1956 год — Уильям Меллой, профессор и руководитель кафедры антропологии Вайомингского университета (США), выдвинул свою версию передвижения каменных колоссов. Лежащий на животе истукан подвязывался за подбородок к верхушке V-образных козел и перемещался рывками, подобно человеку на костылях.

— 1973 год — Жан-Мишель Шварц впервые предложил способ перемещения статуй в вертикальном положении. По его мнению, моаи можно было передвигать в стоячем положении, поворачивая их с помощью верёвок то в одну, то в другую сторону.

— 1981 год — появилась гипотеза чешского инженера-строителя Павла Павела, которая была экспериментально проверена им годом позже в г. Страконицы на 4,5-метровой бетонной модели моаи весом 12 тонн. Павел предположил, что основания перемещавшихся изваяний имеют сферическую форму, а значит, их можно легко наклонять и разворачивать. Вертикально стоящую статую наклоняют набок при помощи привязанного к её голове каната, а затем верёвкой, привязанной над приподнявшимся основанием, подворачивают вперёд.

— 1982 год, ноябрь — во французском журнале Science Et Vie опубликована статья за подписью Ж.-П. Симере с изложением версии, схожей с идеей Павела. В ней учитывается факт плоскости оснований у реальных моаи, но обращено внимание на их переднебоковые скругления. По версии Ж.-П. Симере, перемещение моаи происходило так же, как и для тяжёлой бочки на гладком полу, — поворотом или перекатом на кромке из стороны в сторону.

— 1986 год — во время экспедиции Тура Хейердала на остров Пасхи проведены эксперименты по перемещению двух разногабаритных моаи в вертикальном положении по версии Павела, но уже без изменения формы основания. При помощи канатов, закреплённых на голове и под животом статуй, они наклонялись набок и разворачивались на боковых рёбрах основания. Как вспоминает автор версии, истукан «шёл» оставляя за собой вырванный дёрн, разбитые камни и глубокие борозды.

— 1986 год — ленинградец Александр Пестун предложил свою версию. Суть гипотезы — в перемещении вертикально стоящего моаи способом его поворота на вершине основания.

— 1987 год — американский геолог Чарлз Лав провёл эксперимент в Вайоминге с бетонной копией статуи высотой 4 метра и весом 10 тонн. Статую в вертикальном положении поместили на небольшую платформу из брёвен, которая, в свою очередь, была поставлена на деревянные катки. 25 человек перекатили бетонного истукана на 50 метров, но из-за неправильно уложенных катков он упал и раскололся.

— 1998 год — директор проекта, посвящённого изучению статуй острова Пасхи, Джо Анна Ван Тилбург (Калифорнийский университет, Лос-Анджелес) провела три опыта с четырёхметровой девятитонной моделью моаи, лежащей на платформе, которая представляла собой А-образную раму, связанную из бревён. Эту сборную конструкцию пытались катить на брёвнах-катках из пальмовых стволов прямо по грунту. Во втором варианте катки катились по брёвнам-рельсам. И, наконец, катки привязали к «рельсам» и рама с изваянием заскользила по этой импровизированной «лестнице». Последняя попытка, разработанная энтузиастом-исследователем Винсентом Ли, была признана удачной. В результате 40 добровольцев при помощи верёвок и рычагов протащили груз на расстояние 70 метров.

— 2011 год — профессора Калифорнийского университета Терри Хант и Карл Липо провели на острове натурный археологический эксперимент с трёхметровой пятитонной моделью моаи. Главное отличие этой модели от остальных — скошенное основание. В результате стоять вертикально без поддержки модель не могла. К голове истукана по его глазницам привя­зали три каната — один задний для его удержания от падения и два боковых. Это первый натурный эксперимент, в котором статую не тянули вперёд, как ишака. Раскачивая статую с бока на бок боковыми канатами и удерживая её задним канатом в падающем положении, участники эксперимента заставили её двигаться вперёд. Статуя перекатыва­лась с боку на бок на передней округлой кромке живота, как на колесе, и делала неболь­шие скользящие развороты на боковых скруглениях основания.

За час работы 18 человек, которые раскачивали, и 11 человек, которые удерживали статую от падения вперёд, пере­двинули её на 100 метров. Неожиданное оживление коренастого грузного изваяния и его походка вразвалочку вызвала всеобщий неподдельный восторг. Создава­лось впечатление самостоятельно идущей статуи. Правда, ямса в этом случае понадобилось бы на две сплошные дорожки.

…Кажется, решения есть, ответы найдены. Но верны ли они?

Вспомним условия задачки: моаи шли, двигала их мана, под ноги шествующих истуканов подбрасывали варёный ямс, для перемещения изваяний использовалась миро манга эруа (ствол дерева с развилкой). Все эти условия не использованы. А со школьной скамьи нам известно, что ответ только тогда верен, когда в решении использованы все исходные данные задачи.

Кроме того, Чарлз Лав, раскопав в общей сложности 210 метров древних пасхальских дорог, по которым водили моаи, обнаружил «многочисленные ямы, прорытые в скальной породе за пределами бордюрного камня — вероятно, для установления некоего хитроумного изобретения для толкания и подъёма статуи с помощью рычага на определённое место». Но этот факт авторами гипотез никак не учитывался…

Так какой же ключевой элемент увяжет все условия и определит универсальность и полноту решения проблемы передвижения каменных изваяний острова Пасхи?

 

Русский вариант

Итак, за минувшие без малого 100 лет было предложено десять гипотез, пытающихся объяснить, как двигались по острову моаи. При этом учёные и энтузиасты-любители разделились на два непримиримых лагеря — «бурлаков» и «ходоков». «Бурлаки» не приемлют древние россказни о якобы самостоятельном шествии моаи и неведомой силе мана, которая их двигала. Для «ходоков» же лозунг «Они шли сами, их двигала мана» — боевое знамя, под которым они бьются над расшифровкой древнего слогана, свято веря в могущество человеческого разума.

Последнее достижение ходоков — археологический эксперимент профессоров Терри Ханта и Карла Липо. Это их триумф. И всё было бы хорошо, если бы не проблемы с аутентичностью основания их модели истукана.

Надо заметить, что для прямоходящих моаи вопрос формы основания крайне важен. Основания имеют как минимум четыре разные формы, а их пропорции и особенно отношение их к росту статуй, похоже, ваятелей не особенно заботили. Но при передвижении вертикально стоящих изваяний это оправдано и возможно только в случае исключения контакта их подошв с поверхностью дороги.

Есть и другие оригинальные решения. Так, французский археолог и этнолог Франсис Мазьер предположил, что древние островитяне использовали «электромагнитный механизм с ограниченным полем», «бурлачка» Ван Тилбург уложила идола на А-образной деревянной раме на бревенчатые шпалы, перевернутого вверх ногами рельсового пути. Кто прав — француз или американка?

В 2015 году автор этих строк подумал: а, может, попробовать поставить изваяние с опорой на эту раму, как на ноги?

Древние рапануйцы (полинезийцы, жившие на острове Пасхи) колеса не знали. Но успешно пользовались волокушами из двух V-образно связанных жердей или древесного ствола с развилкой, типа рогатки, с поперечными перекладинами на них. Островитяне называют их «миро манга эруа». Этому приспособлению никто из авторов гипотез не уделяет должного внимания, хотя оно было весьма практично.

На горных склонах колесо бесполезно, от него одни хлопоты — если вовремя не удержать, скатится вниз. А вот с рогаткой одно удовольствие — всегда в упоре при подъёме в гору и не толкает при спуске. Для употребления миро манга эруа на равнине подойдёт ствол с развилкой. Его тонкие концы надо слегка подогнуть, превратив в саночные полозья.

Необходимо перетащить тяжеленный камень, который и двоим не сдвинуть? Берём наше приспособление из прямых жердей попрочнее, подкладываем его под камень, привязываем покрепче и поднимаем вместе с камнем почти в вертикальное положение. При раскачивании этой конструкции из стороны в сторону она начинает шагать в направлении наклона.

А если подсунуть рогатую жердь под верхнюю связку миро манга эруа, транспортировка станет ещё проще. Так же раскачиваем нашу треногу при помощи привязанных к её верхушке верёвок и не забываем через несколько шагов передвигать нижний конец клюки вперёд.

 Варианты использования миро манга эруа

Но реально ли подобным образом передвигать моаи? Прежде всего, необхо­димо прояснить возможность самого крепления моаи на такой опоре и допустимость практического применения требуемых по прочно­стным и габаритным характеристикам брёвен для её изготовления и самой опоры в сборе.

Закрепить изваяние на треугольной бревенчатой опоре довольно просто. Достаточно примотать её верёвками за шею к опоре, и произойдёт самозаклинивание. Такая опора, изготовленная из брёвен диаметром 15–20 сантиметров и длиной не более семи мет­ров, не вызовет непреодолимых проблем в эксплуатации. Древесина росшей в те времена на острове альфитонии унабивидной (дерево высотой 20–25 метров с возможным раздвоением ствола) имеет предел прочности при сжа­тии от 5,3 до 6,2 кгс/мм2. Несложные вычисления показывают, что бревно из ствола такого дерева диаметром 15 см выдерживает осевую нагрузку как минимум 93 тонны! Средний же моаи весит порядка 10 тонн, а ростом около 4,9 метров.

Та­ким образом, использование V-образной деревянной опоры с приемлемыми габаритами для передвижения моаи в вертикальном положении возможно.

Правда, для успешного использования деревянной опоры требуется твёрдая и гладкая поверхность дороги, иначе при повороте опорные торцы её стоек будут  погружаться в мягкий грунт или разрушаться на неровностях каменных участков пути.

Этот недостаток легко устранить. Надо только «обуть» стойки опоры в каменные круглые «башмаки». Эти «башмаки» должны быть изготовлены из самого твёрдого камня, которого на острове хватает, — базальта. Кстати, в них очень удобно подкладывать варёный ямс, который будет «съедаться» очень эффек­тивно. И подобный инвентарь на острове тоже был! В книге Тура Хейердала «Искусство острова Пасхи», есть фото «каменных мисок неизвестного назначения».

Каменные миски

 

Для «оживления» моаи надо сначала отклонить его назад до полного отрыва основания от дороги, а затем наклонить набок, то есть оторвать от земли противоположную «ногу». Разворот будет продолжаться до того момента, когда центр массы статуи окажется в плоскости равновесия под осью вращения, то есть статуя займёт абсолютно устойчивое положение.

Физика этого процесса такова: при отклонении изваяния назад в нём возникает потенциальная энергия массы тела — моаи заряжается маной, а при наклонении вбок она переходит в кинетическую, обеспечивая движение.

 Варианты крепления маои на опоре

Направление движения

 

Схема действия сил

 

Фиксация на неких упорах задних оттягивающих канатов после зарядки моаи маной даст ряд преимуществ. Ос­вободившиеся работники вольются в команды, которые будут наклонять изваяние из сто­роны в сторону. Понемногу подтравливая ка­наты на упорах после каждого шага истукана, можно будет вести его достаточно долго, вплоть до места назначения, надо только периодически переносить точки фиксации канатов.

Иными словами, жёсткое закрепление задних ка­натов с возможностью их подтравливания обретает принципиальное значение. Для этого следует изго­товить и пользоваться двумя или четырьмя специальными кнехтами, которые бу­дут легко устанавливаться в подготовленные под них ямки и легко из них выниматься. Кроме того, эти задержники должны надежно фиксироваться, выдерживать нагрузку и не вращаться при подтравливании канатов.

Все эти условия обеспечиваются только клино­видной формой нижней части кнехтов, поперечное сечение которого будет прямоугольным. Они необязательно должны быть каменными, как под­пятники. Древесина для них — вполне подходящий материал. Бревно диамет­ром 20–30 см вполне выдержит поперечную нагрузку в несколько тонн. Жаль только, что сохраниться до наших дней таким кнехтам было не суждено.

Вес подобного помощника, в любом случае, не должен превышать 100 кг. То­гда максимум четыре человека, используя две жерди, смогут быстро вынуть кнехт и установить его в другое углубление. Реальное расстояние между кнехтами могло быть от 15 до 20 метров с обеих сторон дороги.

Можно, конечно, применить и ранее упомянутую клюку, уперев её рогаткой в обмотанную канатами шею моаи в момент его первого отклонения назад. Дальнейший процесс шествия в этом варианте выглядит более простым, да и канатов потребуется вдвое меньше. Но при этом увеличивается опасность опрокидывания истукана.                             По расчётам, оживить среднего моаи в данном случае смогут 110-125 сильных мужчин.

 

Вот она, магическая сила — мана!

Теперь, кажется, всё учтено. Можно смело отправляться в путь.

Моаи стоит в вертикальном положении с «антигравитатором» за спиной. Канаты растянуты: расходящаяся пара назад за обочины дороги и по одному канату в каждую сто­рону — за десятки шагов от идола. «Башмаки» обуты, «миски» заправлены, задержники ус­тановлены. Задние команды берут в руки канаты.

Тишина. Сигнал!

Канаты натягиваются, начинают вибрировать, и моаи медленно откидывается назад, отрывается от земли и уст­ремляет свои пустые глазницы куда-то вдаль. Пока это величавое равновесие удерживается силой мускулов аборигенов, несколько их товарищей быстро обматывают свободные концы верёвок вокруг задержников. Спусковой механизм маны взведён. Водители моаи берутся за бо­ковые канаты. Всё готово к первому шагу. Подаётся сигнал, и опять натянулись струнами канаты с одного бока идола. И вот он ожил, шевельнулся и, шаркнув «башмаком» о землю, величаво развернулся вперёд.

Шаг сделан. Оператор задержника со стороны шага подтравил свой канат. Моаи слегка наклонился вперёд, словно сделал поклон участникам действа, но так и остался «парить в воздухе».

Тут же за дело принялась вторая боковая команда, и вновь всем почудилось, что изваяние само шагнуло вперёд под действием неведомой силы. Мана оживила моаи!

Через пару десятков шагов, чтобы не допустить ни малейшего сбоя в движении, поочередно переставили кнехты. Изредка идол замирает, приподнимает «ногу», к нему подбегают разносчики варёного ямса, набивают им повисшую в воздухе «миску», и шествие продолжается.

 Шествие моаи ходульным способом

 Прогулка моаи с клюкой

 

Впрочем, жизнь — не арифметика. Становится всё более очевидным, что для всех моаи единого способа их перемещения во все времена не существовало. Вначале периода ваяния статуй, когда рост истуканов не превышал двукратного роста человека, а их веса находились в пределах от полутонны до семи тонн, особых ухищрений при их транспортировке не требовалось. Для этого необходимо было привлечь от десятка до сотни физически крепких мужчин. Перемещали статуи примитивным волоком, уложив их, скорее всего, на маты из камыша тоторо — на них тащить груз гораздо легче. И только с ростом моаи и резким увеличением их веса возникла потребность в иных методах транспортировки.

Вероятно и обратное развитие событий. Изобретение новых методов позволило преодолеть ограничения весогабаритных характеристик изделий мастеров-каменотёсов. Во всяком случае, для рождения всем известных легенд все предпосылки были налицо.

Можно утверждать, что движение стоящего моаи осуществляли три команды — две боковые и одна задняя. Расстояние от шагающего каменного колосса до каждой из команд было не менее четырёх его ростов. При движении, например, шестиметрового идола расстояние между боковыми группами составляло не менее 50 метров. Заворожённый и потрясённый зритель, стоящий в дюжине шагов перед шествующим моаи, не видел ни одной группы — они не попадали в поле его зрения.

Моаи шёл сам!

 Надменный страж роддома маои (фото Олега Сергеева)

 

Рисунки автора

Фото на открытии статьи Сергея Ляховца (fototraveller.ru)

 

Более подробно о версиях перемещения статуй острова Пасхи, детальном их разборе и других интересных гипотезах можно узнать из книги А. Пестуна «Моаи острова Пасхи. Инженерные решения древних загадок», которую можно заказать через сайт издательства: www.peterburg21vek.ru.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

один × 4 =