У кого работа не бей сидячего?

Сергей Ачильдиев
Апрель16/ 2024

В сегодняшней России, как свидетельствует Росстат, один из самых низких в мире показателей безработицы. По февральским данным — 2,8 процента. Причина — в остром дефиците работников.

Прошлогодние показатели по месяцам превышали три процента. В этом году, опять-таки в феврале, безработных стало меньше на 41 тысячу человек, чем в январе, — 2 млн 109 тысяч человек. Значит, есть надежда?

На самом деле безработных гораздо больше, чем учитывает статистика, ведь считают только тех, кто зарегистрирован на бирже труда. А в ряде небольших городов, сёл и деревень бирж просто нет, и работы — тоже, поэтому молодёжь, кто поэнергичней, уезжают в областные центры, в Москву и Петербург, в другие места, где требуются рабочие руки и специальное образование. Прогуляйтесь по окраинным районам мегаполисов — там новые жилые массивы растут как грибы после дождя, и живут в новостройках преимущественно приезжие.

Дефицит на отечественном рынке труда — прямой результат плохих демографических показателей. Особенно сегодня, когда мы угодили в демографическую яму. Те, кому сейчас от 25 до 35, то есть молодые и уже в основном квалифицированные, — дети 1990-х годов, провальных по всем показателям, в том числе по данным рождаемости.

Сейчас нехватку рабочих рук, в большинстве случаев низкой квалификации, компенсируют приезжие из среднеазиатских республик бывшего СССР. Но наши горячие головы призывают запретить наём иностранной рабочей силы. Что ж, это можно. Запретить всегда легко и просто. Вот только где взять столько своих дворников, уборщиков, строителей, продавцов, водителей автобусов и грузовиков?.. А ещё где взять деньги на зарплаты своим, которые в условиях ещё большего дефицита рабочих рук потребуют раза в полтора, а то и в два больше? Я уж не говорю о том, что при отсутствии так называемых гастарбайтеров тут же взлетят цены на очень многие товары и услуги.

Спросите любого мало-мальски объективного специалиста, и он вам скажет: бороться надо не с гастарбайтерами, а с коррупцией, в сети которой попадают тысячи приезжающих из ближнего зарубежья. А кроме того, стóит подумать над изысканием внутренних резервов.

Сегодня у нас в стране, по крайней мере, есть три источника таких резервов.

Первый — пенсионеры. За позапрошлый год численность работающих пенсионеров сократилась на 601 тыс. человек, за прошлый — ещё на 46 тыс. Вроде бы налицо огромное снижение негативных показателей, но радоваться нечему. Причины лежат на поверхности. В прошлом году работающие пенсионеры массово прибегли к простой уловке — они увольнялись и сообщали об этом в Пенсионный фонд, который тут же компенсировал им пенсию, а спустя некоторое время спокойно возвращались на своё рабочее место. Естественно, возврат этот происходил по согласованию с работодателями, которые согласны были лучше остаться без работника на время, чем навсегда.

Так зачем вынуждать людей ловчить? Не лучше ли попросту индексировать им пенсию, как и неработающим? Ведь все свои деньги пенсионеры обеих категорий несут или в магазин, или в банк, а, значит, эти рубли работают на экономику и в конечном счёте на поступления в бюджет за счёт разных прямых и скрытых налогов.

Второй резерв — граждане, работающие в охранных структурах. Сегодня в России почти 700 тысяч человек где-то что-то охраняют. Это немногим меньше, чем весь штат МВД, которое, кроме охраны частного и государственного имущества, а также безопасности граждан, выполняет множество других обязанностей.

В наше время всюду висят видеокамеры, на дверях и воротах электронные замки, прочая всевозможная охранная электроника, но людей в чёрной униформе меньше не становится. При этом большинство из них проверяют на входе и выходе пропуска, ведут книги учёта, кто пришёл, кто ушёл, смотрят, следят… Работа — не бей сидячего.

Наконец, ещё один резерв — водители служебных легковых автомобилей, прикреплённых к государственным гаражам. Какова численность этих людей? Таких данных не найти в открытом доступе.

Но подойдите к зданию вашей городской администрации, прикиньте хотя бы приблизительно, сколько водителей часами дремлют за рулём в ожидании своего пассажира, а потом полученное число помножьте на города страны, не забыв приплюсовать к ним обе наши столицы. Боюсь, без калькулятора вам не обойтись.

Само собой, чиновнику нужен автомобиль. Федеральному министру, губернатору, мэру, не говоря уж о первых лицах государства, нужен и персональный водитель. Но почему, скажем, депутат Государственной думы, председатель и его заместители в том или ином комитете городской администрации не могут ездить на своём личном авто или на такси? Чем они лучше главного инженера фабрики или заведующего отделением больницы?

…Острая нехватка работников разного уровня квалификации — это, конечно, плохо. Более того, очень плохо.

Но при желании эту проблему можно обернуть и на пользу стране. Как любой из нас относится к дефицитным, редким вещам? Правильно, мы их бережём. Вот я и думаю: может, государство тоже станет бережливей к нам относиться? И задача народосбережения, поставленная не так давно президентом, обретёт конкретные черты.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

20 + 19 =