Музейные тайны. Актёры Самойловы и малоизвестный Репин

Есть в Петербурге Аптекарский переулок. А в нём дом № 6 с мемориальной доской. Мимо этого дома я проходил множество раз. Но долгие годы понятия не имел, кто такой П.В. Самойлов. Артист какой-то…

Для меня важно было другое — этот Павел Васильевич до самой своей кончины имел честь проживать в одном доме с моим дедом.

Время Самойлова пришло, когда я стал углубляться в историю своей семьи.

 

И раз сошлось всё на этом самом доме № 6, с него и начну. Построен он был по проекту Петра Гилёва, выпускника Академии художеств. Архитектором он был продуктивным — за 27 лет творческой деятельности возвёл в Петербурге около сорока зданий. Правда, преимущественно это были доходные дома. Не выдающиеся, но весьма органично вписавшиеся в городской архитектурный пейзаж.

Таков и дом в расположенном параллельно Марсову полю Аптекарском переулке — основательно-монументальный, гармоничный в своих пропорциях, с неброскими архитектурными деталями, завершающими вполне законченный и целостный облик здания. История его, в отличие от соседнего – знаменитого дома Адамини (№ 8), была бы ничем не примечательна, если бы не эта доска.

 

 

Павел Васильевич был представителем (в третьем поколении) знаменитой артистической династии, сыном актёра и художника Василия Васильевича Самойлова. Играл в провинции, в Москве и на многих петербургских сценах, в том числе в Александринке и в театре Комиссаржевской. Среди его героев – Гамлет, Чацкий, Хлестаков, Арбенин, Астров, Протасов. К этому первому ряду надо добавить роли, сыгранные во многих пьесах Островского.

В 1923 году Павел Самойлов получил звание заслуженного артиста Республики. В ту пору — выдающееся признание сценических заслуг.

Кроме прочего, Павел Самойлов имел довольно редкую сценическую репутацию героя-«неврастеника». Театроведы отмечают, что игру его отличали исповедальное начало, нервная порывистость, утончённый психологизм, сосредоточенность на личных переживаниях.

Ни в одной типологии театральных ролей вы не найдёте такого амплуа — неврастеник. Это скорее редкий дар и особый склад души и характера. В современном театре к такому типу актёров относят Сергея Бехтерева и Алексея Девотченко. Людей с непростой собственной судьбой. Первый прожил 50 лет, второй — 49. Оба ушли из жизни при трагических обстоятельствах…

Дедушка мой про Павла Самойлова, с которым прожил в одном доме десяток лет, ничего не рассказывал. И вряд ли у них нашлись бы общие интересы. Не припомню, чтобы дед интересовался театром, а Самойлов уж точно был страшно далёк от пролетарской среды, из которой вышел мой дед Борис. Да и жили они на разных лестницах. Хотя… Может быть, если бы я догадался спросить… Дом в те годы, по некоторым сведениям, принадлежал жилищному товариществу, и на собрании собственников они очень даже могли встречаться.

Здесь в «деле Самойлова» можно было бы поставить точку. Ну, жил и жил. Мало ли в Петербурге-Петрограде-Ленинграде жило знаменитых актёров! Оказалось, однако, что до точки ещё очень далеко. Дёрнув за ниточку, я понял, что вытягиваю целую цепочку, звено за звеном — лица и события, восстающие из музейного бытия-небытия, портреты и фотографии далёких от нас людей, объединённых в вечности тремя словами: династия актёров Самойловых. И не только они.

На тихой, почти как Аптекарский переулок, Стремянной улице, в доме № 8, с 1994 года существует музей-квартира актёрской семьи Самойловых, филиал Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства. Именно в этом здании в течение 18 лет, с 1869-го по1887 год, жил со своим семейством Василий Самойлов, отец Павла.

Не буду описывать свои впечатления от музея-квартиры Самойловых. Каждый, кто заинтересуется этой великолепной экспозицией, может посетить его если не физически, то хотя бы виртуально, с помощью интернета. А кому повезёт, побывает и на концертах, которые регулярно проходят в небольшом и уютном зале музея.

Остановлюсь лишь на том, что меня особо заинтересовало. Здесь я нашёл ответы на некоторые из тех многочисленных вопросов, которые уже казались мне замурованными во времени, замкнутыми бесконечным многоточием.

Елена Романовна Крючек, старший научный сотрудник музея, уточнила, что жил Павел Самойлов на втором этаже в квартире №7 (площадью, как я узнал из других источников, 143 квадратных метра), вход с улицы (а дед мой около 70 лет проживал в квартире № 16 — парадная во дворе, справа). Кроме Павла Васильевича, здесь жили ещё три поколения Самойловых — его дочь Нина Павловна, внучка Наталья Валентиновна и правнук, известный художник Юрий Брусовани. И лишь несколько лет назад у квартиры появился новый хозяин.

Ещё собираясь на Стремянную, я решил поискать следы Павла Самойлова в интернете и обнаружил там, среди многочисленных фотографий, его портрет работы Ильи Репина — со ссылкой на Государственный театральный музей имени А.А. Бахрушина. Написал в Москву и буквально через день получил ответ:

Портрет актера П.В. Самойлова работы И.Е. Репина (1915 г.) действительно хранится в ГЦТМ им. А.А. Бахрушина. В данный момент он представлен в экспозиции музея, в зале «Кабинет А.А. Бахрушина».

С наилучшими пожеланиями, учёный секретарь ГЦТМ

Наталья Алексеевна Машечкина.

Спасибо, Наталья Алексеевна!

 

Подпись: И.Е. Репин. Портрет П.В. Самойлова. 1915 год. Холст, масло. Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина, зал «Кабинет А.А. Бахрушина», Москва

 

Так человек с мраморной доски открыл мне своё лицо. А в Доме Самойловых уже явил и многоликость: Павел-ребёнок, Павел-актёр и так далее. Из всех представленных здесь материалов меня привлекли особенно две фотографии. Каждая из них стала своеобразным открытием.

 

На первой — Павел Васильевич в своей квартире, в большой комнате. Выглядит несколько моложе, чем на портрете Репина, но облик совершенно другой — уставший, о чём-то задумавшийся человек. Смотрит прямо в объектив, но и не скажешь, что позирует. В то время как на портрете — поза, узнаётся человек искусства, порывистый, устремлённый в иные миры, готовый к движению и к новым свершениям.

На портрете — Художник, всё остальное — несущественные мелочи, декорация (хотя искусствоведы, возможно, найдут смысл в каждой детали). На фотографии — главное внимание обстановке, огромной стене с картинами, на которых в основном пейзажи и натюрморты и ни одного портрета. В том числе — хозяина. Может быть, портреты в кабинете, в другой комнате, а может, их отсутствие не случайно. Нет времени, да и охоты, для самолюбования. Он видит себя не на стене, в застывшей позе, а там, на сцене, живым, нервным, порывистым и всегда новым.

 

Подпись: П.В. Самойлов в своей квартире. 1910-е годы. Мемориальная квартира семьи актёров Самойловых, Санкт-Петербург

 

И ещё одна находка: портрет отца Павла — Василия  Васильевича Самойлова, тоже работы Репина, хранится в Государственном Русском музее. Точной даты нет. Единственное, что об этом портрете удалось узнать, — его описание (без воспроизведения) включено в каталог ГРМ 1980 года. Там, кстати, есть и такая информация: «Пост. в 1937 г. от Н.П. Самойловой». То есть от дочери Павла Васильевича — Нины.

И.Е. Репин. Портрет П.В. Самойлова. 1916 год. Холст, масло. Государственный Русский музей

Но и это ещё не всё.

Оказалось, в Русском музее есть портрет и Павла Самойлова. Работы, соответственно, Ильи Репина, друга семьи. Новая интрига: копия «бахрушинского» портрета 1915 года или ещё один, из запасников?

Оказалось — ещё один, написанный в 1916 году и воспроизведённый в каталоге Русского музея 2013 года. Но — неоконченный.

Тем не менее, в нижней части полотна есть надпись: «Павлу Васильевичу Самойлову Ил. Репин». Дата «1916» сразу наводит на размышления: П.В. родился в 1866 году, значит, в 1916-м ему исполнилось 50. Не исключено, что портрет этот — подарок художника к юбилею актёра.

А в музей этот неоконченный портрет попал всё оттуда же — с Аптекарского переулка: «Пост.: 1938 через ГКЗ (собр. Н.П. Самойловой)». То есть был, видимо, продан через Государственную закупочную комиссию — времена-то были непростые и небогатые. Впрочем, продан или подарен, для нас не столь важно. Важно, что благодаря Нине Павловне портрет, оба портрета, отца и сына, сохранились в надёжном месте!

Подпись: И.Е. Репин. Портрет артиста Василия Васильевича Самойлова. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

А теперь — о второй фотографии из музея Самойловых. Это, на первый взгляд, обычное фото, сделанное в ателье. Заинтересовал меня не сам снимок, а надпись на нём: «До свидания, дорогая Варюша!..»

Кто такая Варюша, почему он с ней прощается, куда уезжает? Вопросы, на первый взгляд, самые обычные. Но за ними, как оказалось, — новые события и новые судьбы.

И для того, чтобы ответить на них, придётся совершить небольшое путешествие по Стремянной улице и Невскому проспекту — в то самое ателье, где была сделана подаренная неизвестной нам пока Варюше фотография.

Но это путешествие — уже в следующей публикации.

(Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru)

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

3 × один =