Простая история: война, блокада, смерть и жизнь

Григорий Иоффе
Ноябрь18/ 2021

Обычная ленинградская семья. Как и всех в стране, война их застала врасплох. Потом началась блокада. Кто-то остался в городе, кого-то ждали фронтовые дороги. Война раскидала семью по всей стране.

В итоге моя двоюродная тётя – Злата Иоффе встретила Победу над Германией на Дальнем Востоке, где ей ещё предстояло принять участие в войне с Японией. А её будущий муж Лев Блуменау завершил свой воинский путь в Берлине.

Оба они на этом снимке 1950-х годов вместе с матерью Льва — Цилей Максимовной и сыном Веней.

 

Злата и её брат Борис в 1941 году учились в Ленинградском университете. Он — на филологическом факультете, она — на химическом. С началом блокады химикам дали задание: изготавливать противотанковые бутылки с зажигательной смесью по методике профессора университета Брауна, который и руководил этим стихийно возникшим производством. Потом был завод «Севкабель», где Злата работала  подсобницей. Пока были силы.

В начале февраля 1942 года Злате и Борису удалось присоединиться к группе студентов — выпускников университета и вместе с ними эвакуироваться из Ленинграда по «Дороге жизни». Их привезли в Вологодскую область, в деревню Большой Двор. Вылечившись там от тяжёлой дистрофии, сестра и брат вступили добровольцами в Красную Армию.

Борис окончил ускоренный курс Свердловского пехотного училища и с марта 1943-го — после нескольких рапортов с просьбой отправить на фронт — стал командиром минометного взвода 1105-го стрелкового полка 328-й стрелковой дивизии. Со своим полком участвовал в освобождении Северного Кавказа, Левобережной Украины, Киева, Житомирщины.

Командир роты П.И. Жайворонок вспоминал:

— Борис получил назначение и прибыл в мою роту в период боев за станицу Крымск Краснодарского края. Солдаты с первых дней полюбили его не только за честность и мужество, но и за интересные рассказы, беседы в периоды затишья.

Борис был талантливым человеком, с детства печатался в газетах и журналах. Ему прочили писательское будущее. Случилось иное…

Свой последний бой Борис принял 15 декабря 1943 года под городом Радомышль Житомирской области. В ходе контрнаступления противник бросил более 40 танков на батальон, в котором он служил. В том бою погибла большая часть личного состава. В живых остались всего семеро. Погибших, среди которых был и Борис Иоффе, похоронили в братской могиле последнего из городов, за которые он сражался.

Борис Иоффе. 1937 год

 

А сестра Бориса получила направление на Дальний Восток, в 119-й батальон аэродромного обслуживания 98-го района авиабазирования. Там вплоть до победы над Японией и служила наблюдателем метеослужбы сержант Злата Иоффе.

 

Злата Иоффе. 1943 год

 

После демобилизации она вернулась в Ленинград. Позади была страшная война, Злате было уже 25 лет, надо было строить жизнь.

Она продолжила учебу на химическом факультете Педагогического института имени А.И. Герцена. В 1948-м получила диплом. Тот сорок восьмой стал первым радостным в её взрослой жизни. В начале года она вышла замуж за Льва  Блуменау, а в декабре родила Веню, моего троюродного брата.

Сотни петербуржцев и жителей других городов наверняка помнят свою учительницу химии Злату Исааковну Блуменау. Она преподавала в вечерней школе № 1 и в средней школе № 21. Вышла на пенсию в 1975 году, но ещё долгие годы продолжала работать в вечерней школе. Знаю, что ученики её любили.

А вот о муже тёти Златы, дяде Лёве, я долгие годы почти ничего не знал. Встречались мы редко, лишь на каких-то семейных торжествах. И то, что я прочитал в семейной родословной, составленной двоюродной сестрой моего папы Бертой Житомирской (Капитайкиной), стало для меня полнейшим откровением.

Каким я его помнил? Лысый человек небольшого роста, шутник, ничем особенным среди родственников не примечательный. Персонаж, как бы это сказать, — второго плана.

Правда, был у него свой конёк — «Турецкий марш» Моцарта. Если сбор родственников происходил в помещении, где было фортепиано, он обязательно садился за инструмент. Торжественно поднимал крышку и в мажоре, очень громко, играл это незабываемое произведение от и до.

Почему именно Моцарта, и почему именно «Турецкий марш» — не знаю. У меня даже сложилось впечатление, что это единственная вещь, которую он умел играть. Может, ему казалось, что эта бодрая и жизнерадостная музыка поднимает его над подсмеивающейся роднёй жены, хотя бы на несколько минут делает его выше ростом?

Играя, он победоносно посматривая на толпу, словно спрашивал нас: а вы так сможете? Тётя Злата опускала глаза, она была очень скромным человеком. А дядя Лёва, завершив игру эффектным ударом по клавишам, хлопал крышкой, вставал со стула и галантно раскланивался.

Так вот, выяснилось — играл он с детства, потому что происходил из неординарной семьи и получил стараниями родителей очень хорошее воспитание.

Отец дяди Лёвы, Вениамин Блуменау, родился в бедной еврейской семье. Но! Что было редкостью во времена черты оседлости — добился разрешения императрицы на обучение в высшей школе. Окончив Рижский университет, получил специальность инженера-архитектора. Умер, правда, довольно рано, ещё до войны, в 54 года.

 

Вениамин Львович Блуменау. 1926 год

 

Жена Вениамина Львовича, Циля Максимовна, прожила более долгую жизнь. Выучилась на стоматолога и работала по специальности до преклонных лет. Умерла в 1959 году, когда ей исполнилось 82.

С 1913 года Вениамин и Циля жили в Петербурге. Их сын Лев, родившийся 3 августа 1917 года в Петрограде, в 1941 году окончил Ленинградский электротехнический институт по специальности «инженер-электрик». С началом войны был призван в армию и стал слушателем Военной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии. Эта Академия была образована на базе ВВА им. Н.Е. Жуковского, во время войны располагалась в Свердловске, ныне Екатеринбурге, а потом стала ВВА имени Ю.А. Гагарина.

После окончания Академии Льва Блуменау направили в авиационную школу. А потом в действующую армию. В качестве радиомеханика Лев воевал в авиационном полку Северо-Западного округа, на Южном, 4-м Украинском и 3-м Белорусском фронтах…

После войны, до 1946 года, служил в оккупационных войсках в Берлине. Награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, а также многими медалями, в числе которых медаль «За взятие Берлина».

После войны долгие годы работал инженером-электриком на предприятиях Ленинграда. Увлекался шахматами, любил книги и музыку.

Мне трудно было представить дядю Лёву в военной форме, да ещё с боевыми орденами на груди. Но у его сына Вени нашёлся такой снимок.

 

 

На обороте написано: «Лейтенант в отставке Блуменау Лев Вениаминович. Старший инженер. Производственная лаборатория ЛО ПТУС». Видимо, когда-то, когда дядя Лёва работал в Ленинградском областном производственно-техническом управлении связи, эта фотография висела на доске с портретами ветеранов Великой Отечественной.

…Вот такая, простая, на первый взгляд, история одной семьи. Простая — потому что типичная. В этой истории не было ничего необычного. И даже смерть моего двоюродного дяди — как бы страшно и даже дико это ни звучало — для того времени была обычной. Смерть была кругом. Такая это была война, что семьи, в которых никто не погиб, встречались редко.

Судьба простой семьи с типичной судьбой… Но из таких историй и складывалась история страны. История победителей.

Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

девять + четыре =