Откуда что взялось? Кепка — вечно в моде

Сергей Ачильдиев
Апрель26/ 2023

Ей подвластны все — бедняки и богачи, простолюдины и аристократы, рабочие и политики, хулиганы и звёзды шоу-бизнеса… Вот уже почти полтора века кепка — самый популярный головной убор.

Это, наверное, оскорбит нынешних ревнителей чистоты русского языка, но слово «кепка», которое многие считают русским-перерусским, на самом деле пришло в Россию из Европы. Во Франции слово «кепи» ещё с конца XIX века означало военную фуражку. А вот суффикс «ка»  — и вправду русский, и это наглядно доказывает, что иностранных заимствований бояться не надо, наш язык всегда был достаточно силён, чтобы чужое обратить в своё.

Однако и французы далеко не первыми в мировой истории надели свои кепи-кепки. Нечто похожее носили ещё в Древнем Египте, где нужно беречь голову от палящего солнца, и уже в XIV веке — в не менее жаркой Италии.

Первую кепку в современном её понимании сшил в 1810 году немецкий мастер Бальтазар Кремс, изобретатель прототипа швейной машинки, способной шить именно кепки. Продукция Кремса была простой, дешёвой, а главное, удобной, как все кепки.

Вскоре новый головной убор взяли на вооружение армии Британии, а затем и Франции. Да, эти кепки были не такими уж плоскими, но всё же не чета киверам, в которых не то что воевать, даже стоять на посту было очень тяжело.

В России уже в начале минувшего века кепка стала отличительной чертой рабочих, ремесленников и мелкого торгового люда. Не случайно в апреле 1917 года приехавший  из-за границы Владимир Ленин, прежде чем влезть на броневик и произнести перед толпами встречавших пламенную речь о необходимости перерастания буржуазной революции в социалистическую, сдёрнул котелок и бросил его кому-то из стоявших рядом товарищей, а взамен схватил его кепку.

Потом на всех фотографиях и кадрах кинохроники, снятых во время уличных выступлений, Ленин неизменной представал в рабочей кепке. Тем самым вождь давал понять всем своим сторонникам: «Я свой!».

Вслед за Лениным стали носить кепки и его соратники. Или — фуражки, чтобы, видимо, подчеркнуть: «Мы тут, боевом на посту!». Но как-то так получалось, что с течением времени, особенно при Сталине, коммунистических кепок становилось всё меньше, а фуражек всё больше. Пока уже в середине 1950-х Никита Хрущёв не сменил свою зимнюю кепку на шапку-пирожок. И тут уж все партийцы поняли, что пришла новая мода.

Конечно, вожди — большие и помельче — носили не обычные «швейпромовские» кепки, а сшитые в закрытых ателье хорошим мастером из добротного материала. Эти кепки лишь издали были похожи на пролетарские. Но никогда не имели ничего общего ни с «нэпманками», которые фасонили крупной яркой клеткой и большим прямоугольным козырьком, ни с последующими  кепочными модами.

А мода на те или иные кепки, как и всякая мода, постоянно менялась. В ходу были то большой козырёк, то маленький, то круглый, то прямоугольный. Шпана любила кепку с большим прямоугольным козырьком, который служил им оружием. Они надевали кепку на голову поглубже и, подойдя близко к противнику, били ребром козырька по глазам.

Сами кепки тоже менялись, время от времени обновляясь, а потом возвращаясь к былому. Были кепки-восьмиклинки, которые ещё называли «хулиганками», были маленькие кепки-«плевок», были зимние, с опускающимися «ушами», были твёрдой формы и мягкой, чтобы, сняв кепку, можно было сунуть её в карман…

Дольше всех носили кепки во время игры футбольные вратари — чтобы солнце не било в глаза. Достаточно вспомнить легендарного Льва Яшина. Ну, а потом, уже в эпоху позднего социализма, — мужчины «кавказской  национальности», как их тогда называли. Представители «восточно-европейской национальности» прозвали эти плоские широченные кепки «аэродром». Те, кто вырос уже при постсоветском прижиме, могут понять, о каких кепках идёт речь, посмотрев прекрасный, всегда современный фильм Георгия Данелии «Мимино».

Последняя знаменитая кепка в российской истории украшала голову мэра Москвы Юрия Лужкова. Он носил её всюду и всегда на протяжении всего своего 18-летнего мэрства. Очевидно, тоже хотел быть демократичным и простым, народными мэром. Впрочем, на самом деле кепок у Лужкова было много. Говорят, как минимум четыре десятка — кожаные, матерчатые, меховые… Одна из них ещё в нулевые годы была продана на аукционе  за 15 тыс. долларов, а другая — за 250 тыс. рублей.

Но и сегодня кепки по-прежнему в моде. Конечно, не «пролетарки» первой половины прошлого века и не «аэродром». А те, которые носили и носят герои культовых фильмов (например, «Крёстного отца»), аристократы в кадрах светской хроники или персонажи массовой культуры.

 

Post Scriptum

— И в прошлые годы, и сегодня нередко можно встретить в кепке… женщин. Конечно, это не совсем мужские кепки, особого покроя, но… Не надо тут искать следы унисекса или стремление некоторых женщин быть с представителями противоположного пола «своим парнем». Чаще всего женщины надевают что угодно только по одной единственной причине — они считают, что это им очень идёт.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

19 − семь =