«Братья Елисеевы». Взлёт и падение бизнес-династии

Сергей Ачильдиев
Октябрь24/ 2023

В 1913-м, после того как в феврале со всей государственной пышностью было отпраздновано 300-летие Дома Романовых, — 22 октября скромнее, но тоже на широкую ногу отметил своё 100-летие Дом Елисеевых.

В то октябрьское утро в главной конторе фирмы на Биржевой линии, 14, совершили торжественное молебствие. Затем на Большеохтинском кладбище в семейном склепе на могилы почивших основателей и продолжателей фирмы возложили серебряные венки от правления Товарищества и служащих. Днём был устроен обед для нескольких сотен сотрудников.

А уже вечером на торжества, проводившиеся в здании Дворянского собрания (угол Итальянской и Михайловской улиц), прибыли несколько членов Госсовета и Госдумы, петербургский градоначальник, губернатор столицы, представители банков, купечества и промышленников…

Кого-либо из представителей Дома Романовых среди гостей замечено не было. Для российской власти предприниматели всегда оставались чем-то вроде прислуги. И это ещё в лучшем случае. Через четыре года они вообще будут объявлены вне закона и уничтожены как сословие.

* * *

Из крупнейших и наиболее успешных династия Елисеевых была самой долгой.

Всё началось в знаменитом 1812 году, под Рождество, когда приехавшие в своё имение, в Ярославскую губернию, граф Николай Шереметев и его супруга Прасковья Жемчугова пригласили к обеду гостей, а тут вдруг крестьянин, садовник Пётр прислал к барскому столу горсть свежей земляники. Изумившись при виде такой редкости, граф сказал:

— Говори, чего желаешь! Исполню немедля.

И садовник ответил:

— Дай, барин, вольную для всей моей семьи. Век буду за тебя Бога молить.

Графу деваться было некуда, и он сдержал своё дворянское слово…

Такова история, растиражированная повсюду, где говорилось об истории елисеевской династии.  Однако, скорее всего, это лишь красивая легенда.

По другим данным, Пётр сын Елисеев и вправду жил на Ярославщине, но был не графским крепостным, а «находился в ведении казённого ведомства и происходил из монастырских крестьян», что «подтверждает ревизская сказка Родионовской экономической волости». Кроме того, жена графа, бывшая крестьянка Прасковья Ковалёва-Жемчугова, обладавшая редким лирико-драматическим сопрано, умерла за девять лет до описываемых событий.

Как бы там ни было, а первый Елисеев и правду выкупился из крепостных, затем приехал в Петербург, стал торговать на Невском проспекте. Продавал с лотка апельсины. Гуляющая публика покупала «заморский фрукт» в охотку, и уже через полгода Пётр Елисеевич снял на Невском небольшую лавочку.

Торговал он исключительно «сырыми продуктами жарких поясов Земли». Да так прибыльно, что выкупил из крепостных брата Григория и к концу 1810-х годов оба они вступили в купеческое сословие. Фамилию взяли себе в память отца — Елисеевы.

Дело их быстро, уверенно шло в гору. Правда, успехи доставались тяжёлым трудом. Каждый день приходилось работать от темнадцати до темнадцати, умело пристраивая каждую копейку в дело.

* * *

В 1825 году, после смерти Петра Елисеевича, фирму возглавила его вдова Мария Гавриловна, женщина энергичная, деловая. А в 1843-м, когда и она умерла, наследство приняли Григорий и Степан Петровичи.

Но Степан рано умер, и вся тяжесть ответственности за фамильное дело легла на плечи Григория Петровича. Он значительно расширил ассортимент продукции и закупил первые три судна — «Архангел Гавриил», «Святой Николай» и «Конкордия» — для наиболее быстрой и удобной перевозки колониальных, как их тогда называли, товаров.

Уже к середине столетия торговый дом «Братья Елисеевы» превратился в огромную бизнес-империю европейского масштаба. Её партнёрами стали крупные винодельческие фирмы Франции, Португалии, Испании… Достаточно сказать, что в ряде местностей, известных своим искусством виноделия, закупались сразу урожаи. При этом вино, привезённое в Россию, выдерживалось положенный срок в подвалах русского торгового дома, разливалось в бутылки и затем продавалось не только в России, но также экспортировалось в Европу и Северную Америку. Со временем Елисеевы получили немало наград виноделов Британии, Австрии, Франции.

Характерная деталь — фирма «Братья Елисеевы» уже со второй половины XIX века на деле показала, что важно заимствовать не конечный результат, как это нередко у нас делалось, а сами принципы работы и весь технологический процесс. Только так можно перестать быть догоняющим.

На родине ещё в 1874 году фирма «за долголетний полезный труд на благо Отечества» удостоилась Государственного герба. Иными словами, обрела высокий статус «поставщика Двора Его Императорского Величества».

* * *

Со второй половины 1890-х годов во главе фирмы встал Григорий Григорьевич Елисеев. При нём фирма превратилась из торговой в торгово-промышленную. Основной капитал товарищества «Братья Елисеевы» достиг 3 млн. рублей. В крупнейших городах страны начали возводиться шикарные елисеевские магазины.

Первый из них открылся в 1901 году на Тверской улице Москвы, второй — в 1903-м на Невском проспекте Петербурга.

Московский Елисеевский  Владимир Гиляровский назвал «храмом обжорства». В трёх его огромных залах располагались пять отделов — гастрономически-колониальный, бакалейный, кондитерский, фруктовый и хрусталя «баккара», а кроме того, отдельно — кондитерская, колбасная, гастрономическая кухня и винный погреб.

Петербургский Елисеевский, наряду со всеми этими яствами, напитками и хрусталём, простирался ещё на Малую Садовую, а также имел и театр, тот самый, где с советских времён размещается Театр комедии.

Сегодня Елисеевский в Петербурге считается одной из городских достопримечательностей. Но в начале прошлого века городское общественное мнение было против этой вызывающей, бьющей в глаза роскоши и аляповатого стиля. Новое здание тут же прозвали «кондитерским пирогом». А ещё — двойником дома Зингера, где теперь находится Дом книги. Этот стиль в Петербурге окрестили «купеческим модерном».

Нужны были годы, в особенности советские годы, чтобы по достоинству оценить то, что построил архитектор Гавриил Барановский по заказу Григория Елисеева, и то, чем там торговали. Даже в самые трудные годы ленинградцы ездили за продуктами на Невский, 56, а сам магазин по-прежнему называли «Елисеевским», хотя официально он именовался «Центральным».

* * *

Всего через несколько лет после столетия фирмы «Братья Елисеевы» её постиг тяжелейший удар.

Григорий Григорьевич, умница, высокообразованный и разносторонне талантливый человек, рачительный хозяин, благотворитель, — влюбился. Его избранница была замужем, но, что ещё тягостней, сам он был женат, и жена не дала ему развода, угрожала покончить с собой, а пятеро сыновей, и прежде не желавшие продолжать дело отца, осудили его. Вскоре жена, после нескольких попыток, всё же свела счёты с жизнью, а сыновья публично отреклись от отца и своих прав на какое-либо наследство. В итоге Григорий Григорьевич всё бросил и вместе со своей любимой уехал в Париж.

Так старейшая российская фирма столкнулась с одной из самых трудноразрешимых проблем в мире бизнеса, проблемой наследства. Насколько знаю, она и сегодня не даёт спать многим российским предпринимателям…

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

20 − два =