Советский Союз умер или его убили?

Сергей Ачильдиев
Декабрь15/ 2023

В декабре 1991 года распался СССР. Сегодня одни утверждают, что это было могучее государство, другие — что колосс на глиняных ногах. А как было в реальности?

Уже с конца 1970-х большинство жителей СССР понимали, что у советской экономики большие проблемы. Для этого не надо было иметь семь пядей во лбу. В розничной торговле царил тотальный дефицит, качество отечественных товаров оставалось крайне низким, отхвативший у перекупщиков ковёр или джинсы Levi`s считался успешным человеком.

Но даже несмотря на стартовавшую перестройку, гласность касалась главным образом истории, литературы и привилегий партноменклатуры. Экономика оставалась на периферии общественного сознания.

Я, журналист, хотя и догадывался, что экономические проблемы носят системный характер, глубину и масштаб этих проблем представить себе не мог. Хотя бы потому, что реальные экономические показатели были по-прежнему закрыты.

В общем, когда в декабре 1986 года я попал на курсы повышения квалификации молодых ленинградских журналистов и услышал, как на самом деле обстоят дела, у меня, как теперь бы сказали, был реальный шок.

В течение десяти дней нам читали лекции профессора вузов и научно-исследовательских центров, а также представители партийного и госаппарата. При этом говорили с такой откровенностью, которая ещё совсем недавно допускалась разве что между близкими друзьями. И только о проблемах.

Слушать всё это было тяжело и больно. Но я прилежно вёл конспекты. Получились 28 страниц машинописного текста.

* * *

Вот кратчайшая выжимка из тех старых записей…

Промышленность

— До сих пор у нас во главу угла ставится задача увеличения объёмов производства. К чему это приводит, хорошо видно на примере тракторов «Кировец». Кировский завод повышал его производство высокими темпами, отчитываясь о росте производительности труда, а вот в деревне производительность от этого не выросла. Трактор огромный и применим далеко не везде, во многих местах просто невыгоден. Более того, деревня уже перенасыщена этими машинами.

— Сейчас в СССР 5,5 млн. станков — больше, чем в ряде развитых стран. Но наше оборудование зачастую не используется. Мы создали огромное избыточное число рабочих мест. Только в Ленинграде это число надо сократить на 35%. Нехватка рабочих рук — искусственно созданная проблема.

— Если в 1971 г. в общем объёме нашего экспорта приборы, машины и аппараты занимали 21%, то в 1985-м — примерно 12%.

— В 11-й пятилетке (первая половина 1980-х гг.) высшей категорией качества были аттестованы в стране примерно 36 тыс. изделий. Много? На самом деле капля в море, советская промышленность производит миллионы изделий.

— В машиностроении Ленинград ощутимо опережает средние показатели по стране. Но сегодня лишь 3% всех видов ленинградской продукции идёт на экспорт. Впрочем, тут есть и другая проблема: половина продукции, имеющая в нашей стране высшую категорию качества, получила её не менее 10 лет назад. Другими словами, эта продукция, как и её качество уже давно устарела.

— В нашей экономике коэффициент выбытия старого оборудования — 1,4%. Значит, полное обновление происходит за сто лет. К тому же новая техника крайне низкого качества. Всего один пример: новый комбайн до первого ремонта живёт всего 4 часа!

— В машиностроении надо ежегодно обновлять  примерно 20% оборудования. У нас обновляется 3%. Другими словами, в среднем каждый станок служит 30 лет.

— Говорят, нашу промышленность должна спасти госприёмка. В этом году её ввели на 42 предприятиях страны, и почти всюду производство оказалось на грани остановки. Временами пришлось останавливать даже главный конвейер КАМАЗа.

— СССР производит почти в два раза больше стали, чем США, а объём нашей продукции машиностроения  и металлообработки — лишь 70% от американского.

— В СССР была придумана кислородно-конверторная разливка стали, но у нас она используется всего на 16%, а в США и Японии почти на 100%. И это при том, что при мартеновском способе производства металла на каждую тонну теряются  266 кг.

— В нашей стране ручным трудом заняты 50 млн. человек, и это из 130 млн. занятых в народном хозяйстве.

— По оценкам министерств, 70% советской продукции выпускается на мировом уровне. На самом деле — не больше 15.

Строительство

— С 1970 г. отрасль строила в полтора-два раза больше того, что экономика способна строить. Как так? А вот как: сейчас примерно 300 тыс. больших и малых строек, и на каждую в среднем приходится по 12 рабочих.

— Сроки строительства в СССР в два-три раза больше, чем в развитых странах. В среднем от начала проектирования до сдачи объекта в строй проходит 12-15 лет, а средний срок старения оборудования — 5-7 лет. По сути, под фанфары оркестров и телевидения мы открываем старые заводы.

Сельское хозяйство

— За последние пятилетки прирост сельскохозяйственной продукции в стране ушёл в минус.

— В 1980 г. на сельхозработы привлекались 20 млн горожан, половина из них — работники отраслей материального производства.

Наука

— В 1961-1981 гг. затраты на науку выросли в 6 раз, численность научных работников — в 4 раза, а в итоге научные темпы страны уменьшились. В мировом объёме советские изобретения — 1-2%, американские — примерно 20%.

— Главная беда нашей науки — её  отраслевой характер. При этом каждое пятое НИИ не имеет авторских свидетельств, из каждых 10 изобретений внедряются лишь 3-4.

— Как показывает практика, малые научные группы — до 100 человек — разрабатывают и внедряют основное число НИОКР. У нас же есть НИИИ, где трудятся до 10 тыс. человек.

— В результате СССР отстаёт от ведущих держав в важнейших областях: в химической промышленности — на 20 лет, в машиностроении, в том числе по кузнечно-прессовому оборудованию, — на 20-25 лет, в целлюлозно-бумажной промышленности — на 25-30 лет, в средствах связи — на 30 лет и более.

Розничная торговля

— У нас в магазинах всё время чего-нибудь не хватает. Сейчас, например, растительного масла. Почему? Не потому, что мы его мало производим. А потому, что широко используем для технических нужд. А это, в свою очередь, происходит потому, что так выгодно промышленности: растительное масло дорогое, а чем выше затраты, тем дороже конечный продукт, и, следовательно, прибыль предприятия-изготовителя.

— Сейчас каждый третий телевизор и каждый шестой холодильник ремонтируются уже до истечения гарантийного срока.

Экология

— СССР потребляет фантастическое количество природных ресурсов, и каждые десять лет это количество удваивается. В итоге мы потребляем 90% того, что США, но национальный доход у нас — 66% от американского. Это значит, что на единицу национального дохода мы тратим в полтора-два раза больше ресурсов. Вот всего два факта: при перевозке и строительстве мы теряем до 10% цемента, то есть примерно 12 млн. т в год, а наши автомобили тяжелей американских в среднем на 20%, станки — в два с лишним раза.

Социальные проблемы

— Сейчас в Ленинграде коммуналки составляют примерно 20% всех квартир, но в них проживает почти половина всех горожан. И это не считая тех отдельных квартир, где живут семьи из двух-трёх поколений.

— В Ленинграде плохо с больницами. Норматив — 15 больничных коек на тысячу жителей, а в Ленинграде — 12,6. Проблема ещё и в том, что в среднем каждый больной находится в стационаре 23 суток, а при применении только новых средств диагностики, как это делается в странах с развитой системой здравоохранения и медицины, срок сокращается в три раза.

— Сейчас в стране 9-15 млн. человек — алкоголики. Среди них 60-70% — в возрасте от 30 до 40 лет.

* * *

Конечно, сегодня в российской экономике, экологии, социальной жизни тоже проблем хватает. Но… В промышленности нет таких колоссальных потерь, что называется, на ровном месте. Зерно страна давным-давно не закупает за границей, а продаёт и является одним из мировых лидеров-экспортёров. Система здравоохранения, которую мы ругаем (и вполне заслуженно), всё же по многим параметрам лучше западноевропейской. Потребление алкоголя в стране резко снизилось…

Впрочем, сейчас речь о Советском Союзе. В условиях вступления цивилизации в постиндустриальную эру он фактически был обречён. Главная системная проблема состояла в том, что почти всё, что есть в стране, было сосредоточено в руках государства.

Это исключало существование рыночных отношений и конкуренции, приводило к оторванности человека от средств производства и отсутствию заинтересованности в конечном результате труда, требовало огромного управленческого аппарата…

Этот аппарат насчитывал 18,6 млн человек, не считая партийных, профсоюзных и комсомольских освобождённых работников. В 1985 году в стране было 115 союзных и ещё тысяча республиканских министерств, а сверх того — министерства автономных республик. И этот многомиллионный аппарат должен был планировать, руководить и отчитываться по всем вопросам, вплоть до швейных иголок. Естественно, что бюрократизм, искажение фактического положения дел, а часто и приписки росли год от года.

Положение усугублялось ещё и тем, что СССР с самого начала своего существования взял на себя роль «могильщика» всего капиталистического мира. В итоге при Хрущёве и Брежневе государство ввязалось в такую гонку вооружений, которая была ему не под силу. Достаточно сказать, что уже в 1980-е годы СССР вынужден был тратить на военные расходы 70 копеек из каждого бюджетного рубля.

До поры до времени советскую экономику спасали цены на нефть, самую выгодную статью экспорта. С 1973-го по 1981 год они выросли в 13 раз. Но этот рост не мог продолжаться вечно. К концу 1980-х нефтяные цены упали. И Советский Союз оказался, по сути, банкротом.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

17 + девятнадцать =