А Ковид-то — голый!

Сергей Ачильдиев
Август12/ 2020

Вот уже который месяц в топах новостей — сводки числа заболевших и умерших от коронавируса. А в топах соцсетей — веселуха: юмор, перемежаемый откровенным сарказмом. Как прикажете это понимать?

Спасибо нашему 10А, выпускникам-69 ленинградской школы №157 (ныне петербургской гимназии им. принцессы Ольденбургской)! Благодаря интернет-сообществу нашего класса я стал обладателем отличной видео-, фото- и текстовой коллекции пандемического юмора.

«Вернулись с мужем из магазина. Сняли маски. Оказалось, муж не мой. Женщины, будьте бдительны!»

«В Москве наблюдается постепенное усиление полной приостановки частичной отмены временного запрета карантинных мер»

«Единственная еда, которую мы сможем позволить себе в конце карантина, — филе воды в собственном соку»…

Ну, и так далее — несколько десятков маленьких шедевров.

Правда, в иные дни, когда мне приходили вести о заболевших друзьях, заглядывать в новые весёлые подарки не хотелось. В такие дни одолевали сомнения — а можно ли веселиться, когда болезнь бросает людей на больничную койку, выедая их лёгкие? Насколько это нравственно, этично? Да и некоторые мои друзья с подозрительной прохладцей реагировали на мою коллекцию, когда я им её показывал. Мол, нашёл время и повод смеяться: народ сидит под домашним арестом, парится в масках и резиновых перчатках, болеет, помирает, а ему — всё хиханьки-хаханьки!

Ну, а как же тогда Джованни Боккачо с его «Декамероном» или Александр Пушкин с его «Сказкой о попе и о работнике его Балде», написанной холерной Болдинской осенью? Да что стародавние времена! Вспомните Михаила Жванецкого с его «Холерой в Одессе». Так почему им всем было можно, а сегодняшним вдруг нельзя?

Скажете, у нынешних и талант пожиже, и юмор пониже? Может быть. А может быть, и нет. Потому что у каждой эпохи для таких измерений своя линейка, свои весы и свой динамометр. Тем более во время эпидемий, взмывающих до уровня пандемии.

Люди всегда смеялись, когда жизненные обстоятельства припирали их к стенке и становилось нечем дышать от наступающего со всех сторон ужаса. Сколько анекдотов рассказывали советские люди про сталинский режим и сколько анекдотов рассказывали немцы про свой гитлеровский…

После того как в мае 1941 года Рудольф Гесс, один из вождей гитлеровской Германии, улетел в Англию, в Берлине тут же появилась шутка: «Наш тысячелетний рейх превратился в столетний: одним нулём стало меньше»

А вот московская: «Почему Ленин носил ботинки, а Сталин ходит в сапогах?» — «Ленин загадил Россию лишь по щиколотки»

Неужели люди, придумывая и рассказывая подобные штуки, не испытывали никакого страха? Испытывали! Да ещё какой! Прекрасно понимали, чем рискуют… Но желание смеяться пересиливало всякий страх.

Люди во все времена боялись и за себя, и за своих близких, и за друзей, знакомых, даже за тех, кто незнаком, но близок по духу. Однако, если было чувство юмора, народ старался это чувство не терять.

Смех — последнее средство защиты от крайней опасности. Средство, которое позволяет остаться самими собой и не поддаться тому, чтобы страх перерос в трусость.

…Времена меняются, источники угрозы другие, но человек — если он Человек! — всегда одинаков. И сегодня, как сотни, тысячи лет назад, он готов воскликнуть:

— А король-то, Ковид XIX, — голый!

Поделиться ссылкой:

Метки: , ,

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

3 × пять =