Мысли вразброс. Кто лев, тот и прав!

Вся история человечества — это путь из царства дикости в общество культуры. Но и сегодня, едва глянешь в окно, убеждаешься — увы, мы ещё в начале нашего пути. Неужто это нам неандерталка гадит?..

Страна и мир

В мире сейчас нет ни одного по-настоящему выдающегося политика, ни одного по-настоящему выдающегося учёного, ни одного по-настоящему выдающегося деятеля искусства. И, соответственно, ни в чём нет ни одной по-настоящему выдающейся, глобальной идеи. Гиря упала до пола.

 

Страна пойдёт в рост, когда на смену культу силы придёт культ ума.

 

Что лучше, самоуправцы или самоуправление? Мы никогда не колебались в выборе.

 

Самая твёрдая в мире валюта — 30 сребреников. Вот уже дольше двух тысячелетий они постоянно растут в цене.

 

Кто лев, тот и прав!

 

Общество

Если в стране есть проблемы, это ещё не проблема. Проблема, если нет механизма решения этих проблем.

 

Все курсантки МЧС — с огромными синими бантами на затылке. Эти банты для вполне взрослых барышень — неотъемлемый элемент общей военизированной формы одежды. Не свидетельствует ли такая мода о вкусах их высокого начальства?

 

Свобода выбора ещё не гарантирует выбор свободы.

 

Теперь властители дум — это властители сумм.

 

Пока дураки конкурируют, умные сотрудничают.

 

Самая распространённая форма разума — глупость.

 

— Сержант полиции Голопупин купил у Абрамовича «Челси». И восторжествовала справедливость. Но потом он уступил свою покупку капитану Полусилову, и восторжествовала высшая справедливость.

 

Литература

«Красное колесо» Александра Солженицына — это продолжение «Красного смеха» Леонида Андреева. Тогда, на заре ХХ века (в 1904 году) Андреев написал аллегорический рассказ о своём предчувствии едва начинавшегося человеческого сумасшествия. Во второй половине того же века, когда всё сумасшествие уже случилось, Солженицын написал на ту же тему документальный роман-эпопею.

Один автор пытался предвосхитить грядущее, другой — понять и объяснить прошлое.

 

Многие не устают удивляться: каким образом во всех отношениях слабый роман Николая Чернышевского «Что делать?» стал знаковым для второй половины XIX века?

Между тем в истории русской литературы такая же метаморфоза произошла не только с этим произведением. Можно вспомнить «Мать» Максима Горького, «Оттепель» Ильи Эренбурга… Причина лежит на поверхности: на поворотах истории для широкого читателя животрепещущая тема-бомба оказывается важнее всех художественных достоинств и недостатков.

 

Лирики сегодня не востребованы. Потому что нет тех, кому они нужны, — физиков нет.

На тысячу лириков — один физик, да и тот строитель с купленными экзаменами и дипломом.

Ну что такой, с позволения сказать, физик может смыслить и чувствовать в лирике? У него интеллектуальный и душевный клиренс стремится к нулю, сливаясь с раздолбанным асфальтом.

Невостребованные лирики — жалкое зрелище. Для них характерны одинокая ненужность, бедность, общее падение профессионализма, не говоря уж про навязчивое воспоминание о том, что «поэт в России — больше, чем поэт».

 

Талант всегда очень одинок. Из близких у него только Краткость — сестра, да и та не всегда любимая.

 

Личность

С точки зрения самого человека, он как вид — венец творения. А с точки зрения Творца? Может быть, с Его точки зрения человек — всего лишь тупиковая ветвь творения?

 

— Эх, нет в жизни счастья!

— Так ведь и в счастье жизни тоже нет. Слово-то среднего рода — ни то, ни сё…

 

Это автобуса на остановке ждёшь долго, а старость приходит быстро.

 

Ребёнок тянется к матери,  парень — к девушке, руки — к деньгам, голова — к подушке, тело — к земле. Таков Закон всемирного тяготения.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

10 − два =