…А детей бросали в яму живыми

Григорий Иоффе
Сентябрь29/ 2021

80 лет назад, в октябре 1941-го, нацистские карательные отряды истребляли в белорусских сёлах и местечках всех евреев, цыган, коммунистов. Не говоря уж о тех, кто оказывал оккупантам сопротивление.

29 октября каратели, при активном участии местных полицаев, расстреляли жителей местечка Дашковка, что в Могилёвской области. 58 человек разного возраста и пола были убиты из пулемётов, повешены и замучены. 42 из 58 были евреями, 8 из 42 носили фамилию Иоффе.

От Дашковки до Шклова всего чуть больше полусотни километров. Там, в маленьком городе Шклове, в августе–октябре счёт зверски убитым в местном гетто шёл на сотни и тысячи.

Сегодня по всей Беларуси стоят памятники жертвам нацизма. Стоят они и в Дашковке, где родился мой дед, и в Шклове, на родине моего отца.

 

По преданию, поселение на месте современной Дашковки возникло ещё в 1597 году. Где-то здесь протекала в те годы исчезнувшая ныне река Дашка, давшая имя будущему местечку.

В статистическом описании Могилёвской губернии за 1784 год Дашковка отнесена к разряду местечек. Выходит, тогда уже здесь жили евреи, но время их переселения в эти края неизвестно.

В 1772 году Дашковка стала родовым имением дворян Жуковских. С 1831-го владельцем имения был Эдуард Жуковский, будущий предводитель уездного дворянства, ставший одним из составителей энциклопедического издания «Опыт описания Могилёвской губернии», вышедшего под редакцией губернатора А.С. Дембовецкого.

 

Усадьба Жуковских в Дашковке. Художник Наполеон Орда. 1877 год

 

Не однажды оказывалась Дашковка в центре самых известных военных сражений. В Северную войну здесь прошли армии Петра I и Карла XII. А 11 июля 1812 года, в ходе одного из сражений с французами, известном, как «Бой у Салтановки», в усадьбе Жуковских был размещён лазарет для русских солдат.

Во время Великой Отечественной войны 27 июня 1944 года, в дни операции «Багратион», после форсирования Днепра в районе Дашковки 9 бойцов 385-й Кричевской стрелковой дивизии получили звание Героя Советского Союза.

Но это были уже другие бои, освободительные. А тогда, в октябре 41-го…

По воспоминаниям жительницы Дашковки Евдокии Гляковой, пока под Могилёвом шли сражения, вся их семья, мать и пятеро детей, отсиживалась в подвале. Из укрытия бегали доить корову, кормить поросят. Тогда убило одну из её сестёр.

А вскоре село окружил большой карательный отряд, состоявший в основном из финнов. Всех жителей пригнали на площадь перед церковью. По списку, имевшемуся у немцев-командиров, вызвали одиннадцать членов КПСС, а также стариков, у которых были родственники-коммунисты. Руководили сбором жителей староста-бургомистр по имени Семён и два урядника — Фадей и Никонов.

Отдельно поставили евреев, отдельно — коммунистов. И расстреливали в двух местах. Кто-то пытался бежать. Двоих евреев поймали на кладбище и там же убили. А ровеснице Евдокии, 16- летней Хане Иоффе, удалось скрыться. Она переплыла Днепр и пережила войну в деревне Слободка. У неё были светлые волосы, всем говорила, что из детдома, и никто её не выдал…

Город Шклов в истории российского еврейства занимает особое место. Ещё в конце 1780-х годов несколько шкловских купцов перебрались в Москву и быстро там преуспели в торговых делах. Это, естественно, не понравилось купцам московским. А что делать, если проигрываешь в конкуренции, да ещё и «не местным»? Понятное дело — жаловаться. Царская власть прислушалась и навела порядок. В 1790-е в России была введена черта оседлости, а вместе с ней — и запрет на постоянное жительство евреев в Москве.

Впрочем, прав на передвижение лишили не только евреев. Мещанам и купцам любых национальностей и раньше без особых причин запрещалось покидать места постоянного проживания. Тем не менее, шкловские купцы в своём продвижении в столицы не остановились. Вскоре они уже были в Петербурге. Организовали там еврейскую общину, а затем и первое еврейское кладбище.

В 1897 году 78 процентов шкловского населения составляли евреи (5122 человека). В 1926-м — уже 38 процентов, из-за оттока молодёжи в города после революции и отмены черты оседлости. А во время переписи 1939 года в Шклове насчитали 2132 еврея. С приходом нацистов всех, кто не смог эвакуироваться — а сделать это было не просто, и советские власти этому не способствовали, — загнали в гетто. В октябре 1941-го, вместе с евреями из других ближних местечек — всего около 3200 человек — они были расстреляны, многих закапывали ещё живыми.

Нацисты заняли Шклов через три недели после начала войны. Уже 11-12 июля в город вошёл 46-й моторизованный корпус 2-й танковой группы Гудериана. И продлилась оккупация почти три года.

Поначалу еврейскому населению приказали нашить на одежду шестиконечные жёлтые звёзды, а уже в конце июля всех, носивших эти звёзды, загнали в два гетто. Одно организовали на Льнозаводской улице, другое — в пригороде. Охрану несли местные полицаи. Еврейское кладбище в Рыжковичах (пригороде Шклова) сровняли с землёй, а камни с могил местные жители растащили на свои нужды.

«Власть жидовско-большевистских комиссаров в России кончилась», «Самый большой враг народа — жид» — листовки с подобными текстами нацистская пропаганда повсеместно использовала для разжигания межнациональной розни. Впоследствии некто Лошаков стал издавать в Шклове газету, где регулярно публиковались антисемитские статьи. Поэтому и камнями с могил уничтоженного кладбища многие не брезговали.

В гетто на Льнозаводской в каждом доме жили до150 человек. Выходить из помещений после 18.00 запрещалось. Пользуясь своей полной безнаказанностью, оккупанты отбирали у обитателей всё более или менее ценное. Убийства и избиения в гетто были обычным явлением.

Первый массовый расстрел (сами оккупанты называли его «акция») еврейского населения был произведён в начале августа 1941 года. Тогда уничтожили 84 еврея, которых обвинили в «поджоге и грабеже». Видимо, эти люди пытались организовать местное сопротивление. Очевидно, под тем же предлогом был организован и расстрел 627 евреев в октябре.

Это было только началом. Уже вскоре узников гетто в Рыжковичах перегнали в деревню Путник. Там в противотанковом рву были расстреляны и зарыты живыми 2700 человек. У деревни Заречье нацисты устроили второе побоище. Людей заставляли раздеваться, клали на землю, убивали и сбрасывали в ямы. Детей бросали живыми.

После освобождения Шклова все эти преступления были задокументированы в акте от 18 декабря 1944 года, подписанном членами Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников.

Я не знаю, сколько моих дальних родственников и однофамильцев погибли 80 лет назад в Дашковке, и сколько в Шклове. Хочу одного — чтобы все мы помнили о тех жертвах. Пока люди помнят, неонацисты со своими попытками доказать, будто «массовые расстрелы и Холокост — выдумки», так и останутся всего лишь жалкими маргиналами.

 

 

 

На снимке, открывающем очерк, памятник евреям Шклова, убитым нацистами

 

(Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru)

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четырнадцать − четырнадцать =