Русь святая и великая?

Марианна Баконина
Сентябрь13/ 2021

Сейчас про Русь святую и великую говорят либо с упоением и надрывом, либо с презрительной усмешкой: мол, что за претензии… Не пора ли уже воспринимать Россию без суетности и пристрастия?

Спасо-Евфимиев монастырь в Суздале… Здесь можно было бы снимать «Игру престолов», Красный замок Ланистеров, а снимали «Андрея Рублева»… Оно и правильно — это место силы, квинтэссенция русской истории.

Монастырь основали в 1352 году, по указу князя Владимиро-Суздальского Бориса Константиновича — как крепость, которая защитит местных жителей от татарских набегов… Да, самое время, через тридцать лет грядет Куликовская битва, князья уже задумываются, что терпеть гнёт чужаков невмоготу…

Но время ещё не приспело… Почти через сто лет Василий Тёмный у стен этого монастыря, ещё не каменных, деревянных, потерпит сокрушительное поражение и попадёт в плен татарский. Только его сын Иван III сможет сбросить ордынское иго, причём без боя, стоянием на Угре. Он же женитьбой своей на племяннице византийского императора подарит Руси право на двуглавого ромейского, сиречь римского орла…

А каменные стены и башни монастыря, которые и сейчас кажутся неприступными, возводились уже на пожертвования его сына и внука — Василия III и Ивана, который войдёт в историю как Грозный. Да и князья Пожарские жертвовали на монастырь.

В Смутное время, когда русская держава заколебалась и почти исчезла, а трон московский, как ценный приз передавался из рук в руки от поляков — боярам, а от бояр — казакам, сюда за благословением приезжал спаситель Руси князь Дмитрий Пожарский, когда собирал Второе ополчение. Здесь же он и похоронен… Могилу нашли только в XIX веке и поставили на народные деньги мавзолей. Сейчас его можно увидеть, но так было не всегда. Снесли, когда снова пришли смутные времена.

Крики и бормотание всех российских раскольников и еретиков слышали стены тюрьмы Спасо-Евфимиева монастыря. Здесь, по приказу Екатерины II, была устроена тюрьма для «безумствующих колодников». Перечень узников выглядит как приложение к академическому труду по истории русских сект и ересей — прорицатель Авель, основатель секты скопцов Кондратий Селиванов, предводитель секты прыгунов Максим Рудомёткин, старообрядческие епископы Алимпий, Аркадий, Конон… До 1905 года без суда и без приговора заточали здесь опасных для единой православной церкви и государственного единомыслия смутьянов…

После ещё одного Смутного времени — революций в 1917-м и Гражданской войны — уже весь монастырь стал тюрьмой, сначала для классово чуждых, таких как митрополит Крутицкий, а потом и для единомышленников, отклонившихся от линии партии. В монастыре, переименованном в лагерь особого назначения, томились экономист Николай Кондратьев (тот самый, основоположник теории «экономических циклов») и комсомолец-заговорщик Мартемьян Рютин.

А в 1943 году — ещё не завершилась Сталинградская битва — здесь устроили лагерь для военнопленных. В монастырских кельях стояли двухэтажные нары для генералов и офицеров вермахта, итальянцев, испанцев, венгров… Из Владимира от железнодорожной станции к монастырю в Суздале их вели пешком, а сердобольные русские женщины бросали краюхи хлеба измождённым от бесконечного голода и холода солдатам врага… Здесь содержали и главного пленника Сталинградской битвы — фельдмаршала Фридриха Паулюса. Есть групповой снимок — он с товарищами по плену позирует на фоне Спасо-Преображенского собора. Интересно, ему разрешили войти в храм? Видел ли он росписи Гурия Никитина? От них кружится голова, и всё мирское кажется тщетным…

А потом здесь опять была тюрьма — воспитательно-трудовая колония для девочек. Девочек воспитывали не только трудом, но и с помощью встреч с интересными людьми… К ним приезжал Юрий Гагарин — человек №1 в мире в ту эпоху. Первый космонавт — русский парень из-под Гжатска.

Так божественный космос Гурия Никитина со товарищи совпал не во времени, но в пространстве с космосом советским. Это и есть Русь святая и великая… С подвигами и страданиями, свершениями и злодействами… С завораживающими звонами очепными, которые разносятся над монастырскими стенами и куполами…

Поезжайте в Спасо-Евфимиев монастырь и ещё раз убедитесь в правоте Пушкина:

«…я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератора — меня раздражают, как человек с предрассудками — я оскорблен,— но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».

Фото автора. 


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 × два =