Коньяк с советским паспортом

Марианна Баконина
Январь10/ 2022

Говорят, СССР больше нет. А он существует — реально и зримо. Вот гигантская дубовая бочка, заполненная по регламенту, утверждённому в СССР 2 июля 1980 года. Ничто и никто не уходит бесследно.

Добро пожаловать в Дербент, в Красноармейский переулок! Железные ворота и украшенная колоннами проходная строения № 56 — настоящий портал в прошлое и не только в советское. Через этот портал можно попасть на обширную территорию Дербентского коньячного комбината, основанного в 1960 году и уже в 1966-м начавшего поставки марочных коньяков для советских покупателей.

 

Впрочем, история дагестанских коньяков началась не в ХХ, и даже не в XVIII веке, когда после Дербентского похода Петр I послал в Дагестан  венгерского винодела майора Туркула «для улучшения местного виноделия». И не при петровом дедушке Михаиле Фёдоровиче — первом из династии Романовых, когда скорее всего из этих мест в Астрахань завезли виноградную лозу для производства церковных вин.

История виноградарства и виноделия в этих краях уходит корнями в седую древность.

Тот факт, что в массовом сознании изобретателями дистилляции и крепкого алкоголя считаются голландцы, а медового цвета напиток на основе виноградных спиртов географически привязан к Франции и городку Коньяк, — лишь печальное следствие европоцентризма.

Очень может быть, что родиной виноделия был… Иран. По крайней мере, именно там — в предгорьях Загроса — археологи нашли древнейшие кувшины для хранения вина. Семь с половиной тысяч лет — таков возраст винной кислоты на их стенках и сопутствующего тартрата кальция, а также натурального консерванта — смолы терпентинного дерева. А Дагестан с незапамятных времён был частью иранского мира. Так что советы венгра-винодела выслушивали люди в вопросах виноделия опытные.

Кстати, в далёкой древности в этих краях могли изготавливать и некие аналоги коньяка. Секреты перегонки и дистилляции знали ещё древние египтяне и греки, а мусульманские учёные унаследовали и усовершенствовали их знания и умения. Абу Бакр Мухаммад ибн Закария Ар-Рази, родившийся в персидском городе Рее и известный в Европе под именем Разес, изобрёл вполне современное устройство для винокурения. А Абу Али Ибн Сина, уроженец среднеазиатской Афшоны, получивший в той же Европе известность под именем Авиценна, включил винные спирты в перечень целебных средств.

 

Так что ни ислам и никакие другие запреты не мешали в том же Дербенте в открытую производить из винограда, помимо сладких душабов, вино и продавать его. Но, несомненно, современные вина и коньяки Дербента или Кизляра — наследники по прямой именно европейских традиций. Технологии французских, итальянских и немецких виноделов там начали использовать ещё в середине XIX века, а уж когда государь-император Александр II освободил местные винокурни от акцизов, производство вин и виноградных водок было поставлено на широкую ногу.

И снова ислам не был помехой, хотя винокурнями владели преимущественно горские евреи или экспаты — русские офицеры, осевшие в Прикаспии после окончания Кавказской войны, и перебравшиеся из Закавказья армяне.

Вместе с Советской властью пришли национализация и индустриализация — новые промышленные линии, новые технологии. Создать в Дербенте на базе нескольких старинных винокурен и виноградников крупное предприятие единого цикла задумали ещё в 1940 году. Но осуществить этот план помешала война. Так что год рождения Дербентского коньячного комбината — 1960-й.

Приметы социализма и оттепельных 1960-х здесь повсюду. Это и просторная в 30 гектаров территория, усаженная плодовыми деревьями, — только при социализме могли так щедро разбрасываться землей. Это и яркие мозаичные панно на стенах промышленных корпусов — горянки собирают виноград, юноши в черкесках танцуют лезгинку, аксакалы за щедрым дастарханом… Только в оттепель могли позволить себе столь бесполезный, но прекрасный декор производственных помещений.

В музее комбината — бутылки с этикетками, от которых ёкнут сердца тех, кто приобщился к алкоголю в 1960-е — 1980-е, тех кто помнит округлые синие цифры — Портвейн № 13, Портвейн № 33. В огромных прохладных хранилищах — ряды гигантских дубовых бочек.

Портал в прошлое продолжает работать. На каждой бочке — «Паспорт на винопродукцию, залитую в стационарную ёмкость», и подробности — «коньячный дистиллят 1981 года». Дербентский коньячный комбинат пережил даже антиалкогольную кампанию середины 1980-х — виноградники здесь не вырубали, коньячные спирты не выливали. В 1985-м даже добились очередного рекорда.

 

Именно в год подписания пресловутого майского указа «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом и искоренении самогоноварения» на Дербентском комбинате осуществили самую массовую в истории советского виноделия единовременную закладку спиртов на длительную выдержку. Тогда разлили по бочкам более 5 млн литров коньячных спиртов, которые и сейчас используют для производства элитных коньяков.

А вот 1990-е могли стать роковыми. Российский рынок захлестнул импортный дешёвый алкоголь, и было почти невозможно конкурировать с бесконечными липовыми «Амаретто» и спиртом «Рояль».

Но выжили. Теперь работают по новому — изобретательно и скрупулезно. Терруар, маркетинг, новые сорта винограда, новые виды продукции — тот же кальвадос и граппа, лицензии на выпуск продукции с защищённой географией – произведено именно здесь и нигде больше не производится…

Но всё равно — когда гружённые виноградом или яблоками лотки, влекомые трактором или КАМАЗом, сочась соком въезжают на заповедную территорию и мимо гигантских мозаик, мимо яблоневых и персиковых деревьев едут на взвешивание — всё никак от отвертеться от мыслей о портале в прошлое.

А коньяк здесь хорош — даже ординарный, пятизвёздочный. Произведённый ещё по советским технологическим паспортам.

 


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

три × 2 =