Мороз и солнце. День ужасный?

Игорь Персианов
Январь09/ 2024

Давно в Петербурге не было таких холодных дней. Всю эту новогоднюю неделю солнечно и морозно, столбик термометра всё время показывает ниже 20°С, а то и 25-ти. Все сидят по домам

При входе в дом двери в парадном белые от инея снаружи и даже изнутри. В квартире через старые стеклопакеты просачивается ледяной воздух, влага оседает инеем с внутренней стороны окна. Впрочем, в квартире довольно тепло, хотя впервые за долгое время всё же пришлось надеть свитеры и кофты.

Мысли о поездке на дачу отпали сразу, планы покататься на коньках или сходить в лесопарк выглядят авантюрными.

Особенно жаль питерских ребят, которым пришлось почти все зимние каникулы просидеть дома. А ещё — туристов, взявших путёвки на новогодние дни в Петербург или в другие города и веси российского Северо-Запада.

Однако в один из этих дней я всё-таки не удержался и вышел в парк пройтись.

Очень красиво, зимняя сказка, мороз и солнце, деревья в серебре… Но очень холодно. Очень! Мороз почти сразу как будто кусает за лицо, пальцы ног и рук стынут до боли. Пробовал фотографировать заснеженные ёлочки, снял перчатку. Смог нажать на кнопочку только два раза, руку сковывает, и она становится словно деревянной.

А вокруг никого. В парке только несколько всепогодных собачников, которым нужно выгуливать братьев меньших.

В один из дней мы всё же выбрались с дочкой в театр. В гардеробе рекомендовали взять с собой шарфы, но после антракта некоторые надели и куртки. Гардеробщица утеплилась, работает в пуховике.

В продуктовом магазине заметно теплее, чем на улице, но не так тепло, чтобы захотелось снять шапку. Кассиры сидят в свитерах и куртках. Руки продолжают мёрзнуть. Боже мой, а есть же люди, которые на морозе работают…

Только отошёл от магазина метров на сто, порвался пакет с продуктами… Снял перчатки, чтобы собрать рассыпавшееся добро. Пока собирал, чувствовал, что руки вот-вот окаменеют и отвалятся. Возвращался в магазин за другим пакетом чуть не бегом.

От магазина до дома не больше семи минут ходьбы, поэтому решил не надевать капюшон — думал, что и так дойду. А зря. Подул ветер, и это при минус 26°. Нос, щёки и уши успели замерзнуть так, что казалось, всё лицо сейчас отвалится, как новогодняя маска, в которой порвалась резинка.

…Конечно, жаль, что пропали новогодние каникулы, но, с другой стороны, хорошо, что мороз выпал не на рабочие дни. Не надо ездить на работу, ждать на остановке автобуса.

Из дачного чата проникли панические сообщения об аварии и отключении электричества. Есть же, в самом деле, фанатики загородной жизни, которые и в такую погоду уезжают на природу! Представляю, каково там сейчас прыгать вокруг печки в кромешной тьме. Бр-р-р!

А впрочем, по большому счёту, эти редкие семь холодных дней — всего лишь недолгое городское приключение, повод получить новые впечатления. Есть же и тёплая квартира, и еда, и вода.

Совсем скоро, 27 января, будем отмечать 80-летие полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады. Не всегда видимая, она и теперь рядом с ленинградцами-петербуржцами, прячется чуть не за каждым углом.

Вот и в такой лютый мороз невольно задумываешься о том, каково же было в те морозные дни ослабшим от страшного голода ленинградцам в их промёрзших квартирах. Когда за водой надо было тащиться на Неву, Невку или Фонтанку, Мойку, Крюков канал… Когда не было электричества, и топить буржуйку приходилось мебелью, паркетом от пола, книгами… И несмотря на все усилия, смерть ждала за дверью и тебя и твоих близких, в том числе твоих детей…

Нынешнее испытание морозом невольно заставляет задуматься о других неимоверных трудностях блокадников.

Откуда взялось вдруг столько печек-буржуек? Как их доставляли и кто их устанавливал? Где брали дрова? Ведь если топить только мебелью, паркетом и книгами, этого даже на одну зиму не хватит, а разбирать на дрова повреждённые от налётов дома наверняка охотников хватало, да и не всем это было под силу. Как карабкались с дровами или вёдрами воды наверх те, кто жил на последних, высоких этажах? Это и для сытого, здорового человека было бы нелёгкой задачей.

Сколько ни слушай рассказов о блокаде, сколько ни читай о ней, трудно представить себе, чем она была в реальности. Многие бытовые подробности блокадной жизни ускользают от нашего внимания…

Когда прижимаешь замёрзшую руку к горячей батарее и знаешь, что тебя ждёт сытный обед, что вечером, после ужина, можно будет включить свет и почитать, — хочется ценить то, что у тебя есть. И мечтать о весне…

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × два =