Париж без Эйфелевой башни | Мозгократия

    Париж без Эйфелевой башни

    Андрей Криволапов
    Сентябрь20/ 2018

    Столица Франции без своего символа — разве такое реально? Ещё как! Можно неделями бродить по Парижу и ни разу не натолкнуться взглядом на башню. Но зато окунуться в подлинный мир «Трёх мушкетёров»! 

     

    Современная башня Эйфеля освещает Париж своим прожектором, очень похожим на Око Саурона. Но если из ультрасовременного района Дефанс, который небоскрёбами и самодвижущимися тротуарами скорее напоминает Манхэттен, свернуть с туристической тропы, можно попасть совершенно в другой Париж. 

    Так мы очутились в бывшем Мушкетёрском квартале и на прилегающих к нему улочках, где обитали бесшабашный д’Артаньян, добродушный Портос, утончённый Арамис и мрачный Атос. Представьте, места, где Александр Дюма поселил своих героев, существуют и сегодня. 

    Но сперва, конечно, надо обязательно познакомиться с сами Дюма-отцом, точнее — с памятником ему, что красуется на площади Мальзерб. Памятник знатный! Ещё бы, ведь автор его не кто иной, как Гюстав Доре — знаменитый иллюстратор Библии, «Божественной комедии», «Гаргантюа и Пантагрюэля» и многих других выдающихся творений. 

    Андре Моруа писал: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: “Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый её камень напоминает какую-либо из моих книг”. На вершине огромной гранитной глыбы — точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках». 

    С обратной стороны пьедестала этого монумента восседает… собственной персоной шевалье д’Артаньян, чьим прообразом послужил Шарль де Батц Кастельмор д’Артаньян, капитан-лейтенант мушкётеров Людовика XIV. 

    Вообще-то, Париж времён мушкетёров был городом не слишком большим — куда меньше моего родного Смоленска. Едва отойдя от Лувра, минуешь музей Орсэ и вот уже бывшая окраина, а на ней — улица Старой Голубятни, где обитали капитан королевских мушкетёров де Тревиль и здоровяк Портос.  

    Помните? — «Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: “Вот моя обитель”. Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью». 

    Сегодня улица Старой Голубятни — место весьма респектабельное. Кстати, таким это место было и во времена мушкетёров, не зря же именно тут располагался особняк де Тревиля. 

    Мне, впрочем, эта улица неизменно напоминает ещё и о Михаиле Булгакове. Ведь один из героев «Полоумного Журдена» так призывно возглашает: «Пойдём же на улицу Старой Голубятни, где ждёт меня бутылочка душистого мускатного винца!». Но это уже совсем другая история… 

    Если пройти по улице Старой Голубятни совсем немного, обязательно вывернешь на площадь Сен-Сюльпис — в самый центр Мушкетёрского квартала. Здесь, возле церкви Сен-Сюльпис, во времена Людовика и вправду собирались мушкётеры, заводили дуэли, болтали о том, о сём, бахвалились своими подвигами. Здесь д’Артаньян  умудрился спровоцировать своих будущих друзей на знаменитую несостоявшуюся дуэль у монастыря Дешо — обиталища босоногих кармелитов. 

    И снова бессмертный роман Дюма: «…д’Артаньян не шёл, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стёклами, окружённое бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время». 

    Монастырь сохранился до наших дней. Правда найти его удаётся не сразу — он зажат между более молодыми домами улицы Вожирар, и войти на его территорию можно, только если удастся уговорить охрану — там сейчас расположены университеты, включая католический. Однако не исключено, что брусчатка монастырского двора осталась та самая, на которой размахивали шпагами отчаянные забияки в мушкетёрских плащах. 

    Однако пора вернуться к Сен-Сюльпис. Прямо от площади в сторону улицы Вожирар вьётся в горку узенькая улочка Сервандони, в прошлом носившая мрачное название улицы Могильщиков. 

    «Итак, д’Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга». 

    Согласно роману, в одном из домов этой улицы, в квартире негодяя и предателя Бонасье и его красавицы жены Констанции жил наш гасконец. Да кто только тут не жил: у окошка второго этажа одного из домов висит мемориальная табличка, повествующая, что в этой квартире жил и работал Уильям Фолкнер… 

    Д’Артаньяну требовалось не более пяти минут, чтобы добраться до обиталища Атоса на улице Феру, — эта узенькая улочка идёт параллельно улице Сервандони буквально через пару домов. 

    «Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, ещё не старая и ещё очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры». 

    Кстати, проходя от улицы Могильщиков до улицы Феру, никак не минуешь особняк их заклятого врага кардинала Ришелье на окраине Люксембургского сада. Кардинал — фигура не вымышленная, и он действительно жил со своей племянницей в этом особняке совсем рядом с Мушкетёрским кварталом. И Феру, и Сервандони, и оконечность Люксембургского сада окружают улицу пошире и пооживленнее. Это улица Вожирар, на которой расположен не только монастырь босоногих кармелитов, но и место, где обитал любвеобильный Арамис. Причём место это можно указать весьма точно: 

    «Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз… Дойдя до конца переулка, Д’Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони… Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп». 

    Действительно, третий дом от Люксембургского сада между Кассет и Сервандони и сегодня носит номер 25. По описанию он не похож, но место то же самое и, вполне возможно, во времена написания романа дом здесь стоял совсем другой. 

    …Само собой, есть немало и других адресов, по которым до сих пор нетрудно отыскать следы знаменитых мушкетёров Александра Дюма. Но для этого надо приехать в Париж… 

    Париж–Смоленск 

     

    Тяжелый мрачноватый особняк Решелье 

    Улица Старой Голубятни Улица Феру на которой жил Атос 

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    1 × два =