Из Петербурга в Москву, с Кинчевым и Радищевым | Мозгократия
 

Из Петербурга в Москву, с Кинчевым и Радищевым

Марианна Баконина
Январь16/ 2019

Новая, ещё далекая от завершения, автодорога между Москвой и Петербургом стала платной и пафосной. Причём и то, и другое зашкаливает. А вот про водителей и местных жителей никто особо не думает. 

 

Кто из нас не помнит, как Константин Кинчев пел: 

Снова в ночь летят дороги 

День просвет менять. 

Кому чья, а мне досталась 

Трасса Е-95. 

Но теперь этот красивый текст устарел: автотрасса сменила шифр на М-11. И былые проклятья тех, кто хоть раз одолел Е-95, тоже устарели. Теперь официозные СМИ утверждают, что новой автотрассой можно гордиться. 

Если ограничиться телекартинкой, то, может, оно и так. Но если по этой трассе проехать, быстро понимаешь: на исходе двух первых десятилетий XXI века гордиться вполне приличной дорогой, которая должна связать две российские столицы и которую строят уже далеко не первый год, как-то неудобно. Во-первых, её надо было построить, по меньшей мере, лет 15 назад, а во-вторых, наши восточные партнёры китайцы такие дороги строят раз в месяц по всему миру. 

А уж если глянуть на головокружительное Карокорумское шоссе, которое проложили совместными усилиями Китай и Пакистан ещё в 1970-ые, повод для гордости великороссов и вовсе превращается в нечто эфемерное. Реконструировали трассу через Карокорумы совсем недавно, в начале 2010-х, превратив в современную многополосную автостраду. Пока — местами. Но судите сами: 1300 километров, 23 больших моста, 70 малых, плюс тоннели. И всё это в высокогорной малонаселённой, а то и вовсе безлюдной местности, в сложнейших геологических условиях, при постоянных угрозах обвалов, землетрясений, лавин и вдобавок в абсолютно враждебном климате. Это вам не Валдайская возвышенность. 

Наша М-11 — трасса хорошая, даже в январе на ней более или менее комфортно. Особенно водителю, закалённому другими нашими дорогами. Трасса — широкая, построена поверх земли, так что мостики через реки и ручейки не особенно видны. Кстати, реки и ручьи стали своеобразным фетишем для дорожных строителей. Навигация на этой «супертрассе» так себе, что-то написано мелко, что-то висит косенько и в сторонке, кое-какие населённые пункты на съездах не продублированы латиницей (вероятно, чтобы заморским гостям жизнь мёдом не казалась). Но вот все реки, речки и ручейки, которые с трассы даже заметить нельзя, обозначены крупно, чётко и на двух языках, русском и английском. Тут вы проезжаете через Shosha river, а тут впереди creek Vonyuchy и прочие радости. Видимо, в Автодоре особо трепетно отнеслись к последнему слову из песни про Родину, где «широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек». Акцент на «реки» — фирменный знак трассы М-11. 

Дурная и алогичная навигация — не единственный недостаток нового автобана, которым так гордятся российские дорогостроители.  

Трасса на участке от Новгорода до Твери освещена, а вот на подъезде к Москве, на самом дорогостоящем участке платной трассы, попросту чёрное ущелье, а фонари лишь на съездах с дороги. К тому же разметка на дорожном полотне, по сравнению с финской, совсем не флуоресцирующая, так что отсутствие освещения — проблема вполне реальная.  

Ещё одна трудность — снег. Он у нас случается довольно часто. Автобан чистят исправно, ничего не могу сказать, а заодно поливают какой-то невиданно ядовитой смесью, так что у гололеда нет шансов. Но снег сгребают на боковую резервную полосу (то, что немцы называют Seitenstreifen), так что места для аварийной или экстренной остановки совсем мало. А аварии с автомобилями, остановившимися на резервной полосе суперавтобана М-11, случаются и без снега. 25 сентября на 477-м километре М-11 в Новгородской области в микроавтобус, притормозивший на боковушке, въехала фура, в результате — двое погибших и девять человек в больнице.  

Неизвестно, как туда «скорую» вызывали — на шоссе, которым так гордится Россия, сейчас почти нет сотовой связи и радио тоже нет, хотя, казалось бы — что за проблема водрузить на фонарных опорах антенны? 

Более того, автобан М-11 фактически ставит крест на мечтах о том, что хорошие дороги преобразят российскую провинцию, на трассах заработают кафе, автозаправки, мотели, как в какой-нибудь Калифорнии.  

Даже на трассе М-11 ничего подобного не планировалось и не планируется. Съездов с шоссе крайне мало. Вдоль него построены стоянки для отдыха с убогими биотуалетами и не менее убогими беседками. Три заправки на 400 километров и одно — одно! — кафе. А глянула окрест, вспомнила Александра Николаевича Радищева, и душа моя уязвлена стала. 

АЗС на М-11 — отдельная песня. Не знаю, что такого особенно хорошего сделал «Лукойл» для ГК «Автодор», но здесь эта нефтяная компания — монополист. А значит, может вести себя как угодно. Цена бензина выше, чем в столице. Временные контейнерные заправки с плохо работающими пистолетами, безумными очередями и одним видом топлива, например бензином А-95 — вот сегодня фирменный знак суперсовременного российского автобана. Надо было видеть лицо водителя, который отстоял в очереди 40 минут и выяснил, что дизельное топливо на этой заправке не предусмотрено. 

И уж совсем отдельная песня, даже не песня, а плач — туалеты при заправках. Грязные, вонючие, без туалетной бумаги и прочих европейских изысков в виде работающего рукомойника. Эти заведения надо показывать русофобам, чтобы укрепить их в их русофобской вере. Вероятно, «Лукойл» и сам стесняется своих времянок-уродцев на суперсовременной трассе, поскольку никаких опознавательных знаков, кроме указания на ГК «Автодор» на заправке нет. 

Кстати, ещё летом топ-менеджер «Лукойла» клятвенно обещал до конца 2018 года построить на обеих сторонах трассы федерального значения по две современные автозаправочные станции, а рядом с ними торговый центр, рестораны быстрого питания, станции технического обслуживания и отели. Но видимо руки не дошли. Некогда монополисту думать о таких мелочах. 

А ещё на трассе М-11 очень странное ценообразование. Почти 350 километров пути между Новгородом и Тверью стоят 660 рублей. 40 километров от Ямуги до Пешек — 80 рублей. А другие 40 километров, точнее 42, — 450 рублей. Это примерно 14 евро за сотню километров пути. Для примера 100 км по самой дорогой платной дороге во Франции обойдётся в 10 евро. 

Иными словами, пошлину за проезд  по тем самым неосвещённым километрам трассы М-11 взимают какие-то чудовищно жадные крокодилы. Им за жадность пару лет назад попенял даже президент Владимир Путин. Но, видно, с тех пор так и не нашлось правильной таблетки от жадности. 

Впрочем, если не считать всех вышеперечисленных недоделок и недостатков, дорога хорошая. Лучше трассы Е-95, по которой гонял Кинчев. И даже возможно, что станет ещё лучше, если избавится от монополистов и крокодилов. Нам, в двух столицах это особенно нужно. 

Ведь — 

Там только в двух городах я дома, пока я гость. 

Только там, где Нева становится морем  я вижу Крымский мост. 

В полдень сквозь звон колоколен, будто бы в двух шагах, 

Гром Петропавловской пушки я слышу на Покровах… 

Это верно и для трассы Е-95 и для М-11. 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

11 − шесть =