Наши дети — лучше нас!

По традиции жанра, я как пенсионер должен говорить, что наше поколение замечательное, «не то, что нынешнее племя». Но не скажу. Потому что считаю — это не так.

Сразу оговорюсь: речь пойдёт исключительно о тех, кто родился после середины 1980-х, а значит, вырос уже в новых, постсоветских, реалиях, и кто пополнил культурный слой нашего общества.
А ещё — о тех, с кем в последние годы вместе работал или был знаком. Я не обращался к социологам и не привлекал к этому делу Росстат. Всё, о чём буду писать, — только личные впечатления. В общем, субъективизм в чистом виде, никакой объективности. Так что, если у вас противоположный взгляд, и вы готовы доказать обратное, буду рад вас выслушать.
Итак, приступим…
Во-первых, наши дети-внуки гораздо свободнее нас — и тогдашних, и нынешних.
Они свободнее интеллектуально, потому что на них не давит идеологический пресс и есть свободный доступ к любой информации, любым произведениям искусства, философии, истории… А мне было уже за тридцать, когда я узнал, что Владимир Соловьёв и Николай Бердяев — наши выдающиеся философы, и уже под сорок, когда появилась возможность читать их работы. И чужеземные языки (причём зачастую не один и не два) нынешняя молодёжь знает настолько, что может на них свободно разговаривать, читать и даже писать. А нас учили, за редкими исключениями, одному иностранному да так, чтобы мы им владели максимум со словарём; потому что контакты с иностранцами, мягко говоря, не приветствовались.
Свобода передвижения по миру теперь тоже такая, которая не идёт ни в какое сравнение с нашими ограничениями на выезд за пограничные столбы. Из молодых туда ездили только очень продвинутые мастера спорта, очень талантливые артисты и музыканты вместе со своей труппой или оркестром, ну и космонавты. Для подавляющего большинства всей остальной советской молодёжи вероятность попасть в турпоездку даже в соцстрану Болгарию была сравнима с полётом в космос. Причём дело было не только в том, что молодых выпускали за кордон с особым нежеланием, поскольку боялись, как бы они там не остались, но и в дороговизне таких туров.
В результате жизни за железным занавесом у нашего поколения семидесятников складывалось совершенно искажённое представление об окружающем нашу страну мире. Мы были убеждены, что там царят всеобщее процветание и справедливость, а блага чуть не падают с неба в виде свежих сосисок и колбасы.
Во-вторых, нынешняя молодёжь быстрее взрослеет.
Сегодня много и справедливо говорят о дефиците социальных лифтов для вступающих в самостоятельную жизнь, однако сорок-пятьдесят лет назад этих лифтов тоже было мало. Принцип несменяемости в высших эшелонах власти, где заседали политбюровские долгожители, явственно ощущался на всех ступенях властной лестницы. К тому же рынок труда был почти полностью только государственный, а, значит, узкий. Да и на этом рынке очень многое значила анкета: если в ней оказывались чёрные метки — нежелательная национальность, не сверкающие белизной характеристики комсомольской или партийной организации или, не дай бог, прочерк в графе «член ВЛКСМ» — на карьере можно было ставить крест. Нередко плешивые, в морщинах и с подагрической походкой поэты, прозаики, драматурги именовались молодыми, подающими надежды.
В сравнении с теми временами, теперь возможности всё же шире. Есть частный сектор, в том числе в культуре и искусстве, а хайтековский сегмент этого рынка — один из самых быстро растущих. Есть, кроме того, немало общественных организаций и движений. Большинство 25-ти — 30-летних — это уже вполне состоявшиеся люди. Не только со своим местом в профессии и в обществе, но и со своей сформированной жизненной позицией.
В-третьих, наши дети-внуки обладают бОльшими знаниями. Для этого у них и свободы, как было сказано, больше, и всевозможных инструментов — компьютеры и гаджеты, вооружённые Интернетом. Книгу, которую нам приходилось искать у друзей и в библиотеках, теперь можно буквально в пару кликов заказать на дом в бумажном носителе или прочитать в электронном виде. К тому же и то и другое — за копейки. Не говорю уже о том, как обогащают знаниями наличие собственного автомобиля и возможность путешествовать, куда душа пожелает и куда позволяет кошелёк.
В-четвёртых, молодые (не все, но очень многие) обладают таким ценным качеством, как действенная доброта. По некоторым оценкам, нынче в волонтёрских организациях участвуют около 3 миллионов человек, главным образом — молодёжь. Это они помогают тысячам детей-сирот, одиноким старикам, больным, жителям деревень, посёлков и небольших городов, оказавшихся в экстремальных ситуациях при наводнениях, подтоплениях, лесных пожарах… А ещё вспомните тех, кто в благотворительных фондах. Кто по зову врачей идёт сдавать кровь, которой регулярно не хватает в наших больницах. Кто пишет письма тяжело больным детям, чтобы они не чувствовали себя одинокими, и присылает им подарки к Новому Году… Да, и не забудьте ещё те молодые семьи, которые за постсоветские годы забрали к себе из детдомов полмиллиона сирот…
Наконец, в-пятых, в большинстве своём они трудяги: учатся и работают, да ещё бывает, на двух работах. Кроме того, в отличие от нас, ещё с безусого возраста уверенных, что вечеринка без выпивки не бывает, они почти не пьют. А если пьют, то хорошее сухое вино, тяжёлые напитки для них — большая редкость. И не курят. Пить и курить в их среде давно уже считается немодным.
…Что же, у современной образованной культурной молодёжи, выходит, и недостатков нет? Есть, конечно.
Прежде всего — довольно широко распространённая нехватка базовой культуры. Опять-таки, в отличие от нас, когда мы были молодыми и чушь несли, хотя и прекрасную, как нам казалось, — так вот, в отличие от нас, при всём обилии знаний сегодняшних молодых у них в головах слишком много мусорной информации. Имена звёздочек шоу-бизнеса, которых через пару месяцев никто уже и не вспомнит, скандальные новости, трейлеры фильмов, которые на самом деле являются дешёвыми поделками, — всё это и многое другое впихивает в мозги наших детей и внуков вездесущая и назойливая массовая культура. И эта пена, не давая прорасти, заливает в молодом сознании культурную основу — с её истинным вкусом, многослойностью и глубиной смыслов.
Сюда же следует добавить плохое знание отечественной истории. Причём это уж как правило. Почему, догадаться несложно: молодёжь живёт настоящим и будущим. А ещё причина в том, что мы, старшее поколение, не сумели их заинтересовать прошлым своего Отечества.
…А впрочем, что толку говорить о недостатках, когда положительные стороны — в чём я убеждён — всё равно превалируют. Важно только, чтобы наши дети и внуки понимали: если их поколение в целом лучше предыдущего, то и свою ответственность за будущее родной страны они должны ощущать острее.

Поделиться ссылкой:

Метки:
  • Юрий Смольянов Reply
    3 года ago

    И как человек, и как талантливый журналист, и как состоявшийся писатель, прав ты, Сергей, в главном — нашим детям принадлежит будущее. И каким оно будет, зависит от личного вклада каждого из подрастающего поколения. Шелуха наносного должна как можно скорее отвалиться и проявиться желание созидать. На это и надеюсь лично я…

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

семнадцать − 9 =