В поисках советского йети | Мозгократия
 

В поисках советского йети

Марианна Баконина
Октябрь23/ 2019

Я лично знала двух замечательных учёных-иранистов, которые участвовали в комплексной научной экспедиции по поискам советского снежного человекаЙети не нашли, но значит ли эточто его нет? 

 

СССР был единственной страной в мире, где снежного человека искали на государственном уровне. Как предположил мой учитель Александр Леонович Грюнберг, экспедицию по поискам йети организовывали в рамках кампании «догоним и перегоним Америку». 

Незадолго до того как раз вышла в переводе на русский язык книга британца Нормана Диренфурта  «К третьему полюсу», где подробно излагались рассказы о неуловимом существе в Гималаях, которого упорно ищут энтузиасты. И тут же в СССР начали пересказывать истории альпинистов и туристов, побывавших на Памире, которые тоже сталкивались с кем-то вроде йети, причём местные его видали не раз и называют «галуб яван». 

31 января 1957 года в Москве заседал президиум Академии Наук СССР. В повестке дня был только один пункт: «О снежном человеке». А уже в следующем году начала работать Комиссия Академии наук по изучению вопроса о снежном человеке. В комиссию входили мэтры советской науки — геолог Сергей Обручев, антрополог Михаил Нестурх, ботаник Кирилл Станюкович, физик и альпинист, Нобелевский лауреат Игорь Тамм, а также историк Борис Поршнев, который до конца жизни был уверен, что йети на Памире есть, только хорошо прячется.  

Рабочая гипотеза была вполне конкретной: снежный человек — это «доживший до наших дней примат из деградировавшей ветви неандертальцев». Комиссия решила организовать комплексную экспедицию для всестороннего изучения двух наиболее недоступных и плохо изученных участков Памира  бассейна Сарезского озера и бассейна реки Мук-Су.  Лицензия на поимку снежного человека была оформлена постановлением президиума АН СССР 74. Предполагалось, что изучение живого снежного человека, как запуск спутника, в очередной раз докажет превосходство советского строя в целом и советской науки в частности.  

Экспедиция была комплексной, в ней участвовали зоологи, ботаники, антропологи и этнографы-лингвисты, среди которых были замечательные, тогда совсем молодые Александр Грюнберг и Анна Розенфельд. В их задачу входил опрос местных жителей, на чьи рассказы ссылались те, кто рассказывал о памирском йети. 

Тем временем советская печать так много писала о советском йети, что на Памир устремились многочисленные  экспедиции любителей. Обеспокоенные этим обстоятельством учёные даже ходатайствовали перед правительством об усилении охраны высокогорных районов. 

Летом 1958 года экспедиция отправилась на Памир. Как вспоминал Грюнберг, это была самая оснащённая и богатая научная экспедиция, которая работала на Советском Памире за всё время существования СССР. Зоологи должны были искать останки и следы жизнедеятельности «голуб явана», ботаники — изучать возможную кормовую базу снежного человека, этнографы  собирать и проверять свидетельские показания местных жителей 

Но для начала надо было понять, о чём спрашивать. Про йети? Про снежного человека? Про таинственного голуб явана 

Лингвистический анализ показал, что за вполне бессмысленным словосочетанием «голуб яван» прячется хорошо известный фольклористам «гул-е бейабон». «Бейабон» значит «пустыня». В доисламском фольклоре «гули» — оборотни, живущие в пустыне вдоль дорог и охотящиеся на путников, которых убивают, а затем пожирают. Кроме того, они крадут женщин, детей, пьют кровь, воруют монеты, грабят могилы и поедают трупы. В общем, делают примерно то же, что и снежный человек, если верить рассказам тех, кому вроде бы довелось с ним повстречаться. В исламе гули считаются одним из подвидов джиннов и порождением иблиса 

Про гулей и решили расспрашивать местных. Это оказалось правильным решением. Позже один из памирцев поведал, что предыдущим летом, какие-то пришельцы интересовались у него каким-то «адам-е барфи»  снежным человеком, про которого здесь никто слыхом не слыхивал. Но на всякий случай подтвердили заезжим гостям, что временами «адам-е барфи» приходит, только редко.  

Это как раз и была вторая проблема, которую должны были решить этнографы. На Памире свято чтут законы гостеприимства, которые предписывают ни в чём не отказывать гостям, в том числе не расстраивать их отрицательными ответами. Поэтому, как весело рассказывали мои учителя, информантов надо было прокачивать на «косвенных» вопросах. Если подтвердит, что видел гул-е бейабон, расспросить, во что тот был одет, что курил, что сказал 

Как уверял Александр Леонович Грюнберг, ответы во многом зависели от уровня образования и степени суеверности конкретного рассказчика. Кто-то сразу говорил, что это сказочный персонаж, вроде русского лешего. Кто-то заверял, что сам его не видел, но вот отец, тот да, встречался. Кто-то охотно расписывал свою личную встречу с гулем, которая чуть не кончилась бедой. При этом суровые тюрки-киргизы на вопросы об одежде отвечали просто: «Какая одежда, это же животное». А славящиеся яркими фантазиями таджики или ваханцы вполне могли порадовать гостей-этнографов рассказом о том, что гуль был одет в джинсы и курил «Мальборо»… 

Из самой масштабной экспедиции на Памир учёные привезли научные открытия в области геологии, ботаники и этнографии. Никаких материальных следов советского йети найти не удалось. 

На заседании президиума Академии наук с покаянным отчётным докладом выступили Обручев и Поршнев. Президиум единодушно решил считать тему исчерпанной: «Нет оснований предполагать в настоящее время существование на Памире снежного человека».  

Примечательно, что два моих учителя, Александр Грюнберг и Анна Розенфельд, участвовавшие в экспедиции, придерживались полярных взглядов на существование памирского йети. Анна Зиновьевна ссылалась на биологов, которые указывали что в высокогорье, где по поверьям обитают гули, млекопитающее попросту не выживет из-за бескормицы, а ниже их никто не видел. Александр Леонович не был так категоричен и говорил, что не важно, что его никто не видел, снежного барса тоже мало кто видел, но это не значит, что его не существует.  

Стоит ли удивляться, что многие члены комиссии, в том числе профессор Поршнев и другие энтузиасты продолжали и продолжают искать снежного человека или его следы по сей день. 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

11 + пять =