Зачем уезжает из Петербурга старейший университет? | Мозгократия
 

Зачем уезжает из Петербурга старейший университет?

Марианна Баконина
Октябрь08/ 2019

Санкт-Петербургский госуниверситет (СПбГУ) в очередной раз гудит, как разворошённый улей. Ему опять сулят стать русским не то Гарвардом, не то Оксфордомв едином кампусе и далеко от Невы. 

 

Вопрос с переездом куда-то в Пушкинский район, на заброшенные сельхозугодья, решён. 

Администрация Санкт-Петербургского государственного университета на официальном сайте уведомила весь мир, а заодно преподавателей, сотрудников и студентов, что Попечительский совет решил воссоединить разбросанные по всему городу от Петергофа до оконечности Васильевского острова факультеты и институты в едином кампусе. Это «упростит междисциплинарные исследования и научное общение, улучшит образовательные программы», а заодно позволит сэкономить на содержании зданий, поскольку реставрация памятников архитектуры влетает в копеечку. 

Новый кампус превратится в научно-образовательный рай. Здесь появятся наисовременнейшие научные лаборатории, стильные аудитории, комфортабельные общежития, а также больница, спортивный комплекс с бассейном, тренажёрами и крытым катком. Сюда можно будет попасть на скоростном трамвае или даже на самолёте, потому что проект предполагает транспортную доступность не только кольцевой автодороги, но и аэропорта. 

Этот рай будут строить ускоренными темпами. Правительство подписало распоряжение выделить СПбГУ на проектирование единого кампуса в 2020–2021 годах 430 млн рублей. Студентам и преподавателям предложено вносить корректировки и предложения, чтобы, пока ещё есть время, не упустить что-нибудь важное и чтобы новый кампус взаправду стал Эдемом на пустыре. 

Весь старый Петербургский госуниверситет должен переехать   на новое местожительства уже в 2026 году. Темпы воистину стахановские. Два года — на проект. Построение рая на земле  за пять лет. 

Преподаватели, сотрудники и студенты вместо того, чтобы радоваться выпавшему на их долю счастью, всполошились, начали шушукаться, возмущаться, подписывать открытые письма протеста и даже призывать к митингам и пикетам.  

Главные аргументы против переезда  это история Университета, которую не стоит переписывать. Это привлекательность исторических зданий для студентов, которые не захотят менять центр Петербурга на выселки. Это, наконец, транспортная недоступность (мало, кто верит в скорый «скоростной трамвай») и прочие личные и семейные обстоятельства в виде параллельной работы в других учреждениях науки и культуры и наличие семей, которые в Петербурге учатся и работают и могут не захотеть перебираться вместе с папой доктором или мамой доцентом в Пушкинский район. 

Некоторые, помимо прочего, указывают на уже проведённый в большинстве имеющихся корпусов Университета ремонт или реставрацию и на отсутствие каких-либо препятствий разместить в имеющихся помещениях современное оборудование. Электро- и газоснабжение в Петербурге не хуже, чем в Пушкине или Колпино. И вообще  переезд, как известно каждому русскому,  половина пожара и почему с ними не посоветовались заранее, а ставят перед фактом? 

 Все аргументы, несомненно, важные, но забывают ещё один.  

Опыт преображения в Гарвард или Оксфорд при помощи переезда  у Петербургского, тогда ещё Ленинградского,  университета уже был. Об итогах эксперимента можно прочитать на том же официальном сайте СПбГУ, на котором размещён радужный пресс-релиз о грядущем счастье в Пушкинском районе. Вспоминают люди уважаемые, академики, профессора, бывшие ректоры от  Глеба Макарова до Людмилы Вербицкой.  

«…Было объявлено — против воли универсантов! — о переезде естественнонаучных факультетов в Петродворец. Тогда ректору Александрову обещали, что будет создана вся инфраструктура, чуть ли не метро проложат, но этого не произошло. Университет оказался разорван на две части, и это стало большой бедой для него…». 

«В новых корпусах не было отопления, электричество подавалось с перебоями, транспорта не было вообще — от станции все ходили пешком. Многие физические приборы вообще не смогли перевезти, их пришлось оставить в Ленинграде. Университет работал в условиях, в которых работать невозможно. Фактически универсанты тогда совершили подвиг. К сожалению, подвиг, лишённый смысла, поскольку создание петергофского городка принесло больше проблем, чем пользы». 

«На самом деле принятое 40 лет назад решение о создании советского Оксфорда так и не было выполнено. Переезд начался с физиков ещё в 1969 году и продолжался буквально до последнего времени. По плану, в Петергоф должны были перебраться биолого-почвенный и геологический факультеты, но хорошо, что управленческие усилия последних трёх лет остановили этот процесс». 

«В своё время решение о переводе естественнонаучных факультетов в Петергоф было ошибочным. Сразу же значительно уменьшился поток абитуриентов. В процессе переезда были утрачены многие научные установки, которые впоследствии не были закуплены снова. Безусловно, это ударило по научно-технической базе естественнонаучных направлений». 

Воспоминания об ужасах эксперимента по строительству «русского Оксфорда» появились не на пустом месте. В 2011 году администрация СПбГУ, сейчас продвигающая идею превращения в Гарвард с помощью переезда, добилась от правительства передачи Университету участков и зданий Военной академии тыла и транспорта имени А.В. Хрулёва, расположенных по соседству с Двенадцатью коллегиями и дворцом Петра II 

Грядущему возвращению на Васильевский остров радовались все: 

«Мне кажется, что решение о передаче зданий Академии тыла и транспорта — это эпохальное событие, для университета даже более значимое, чем переезд в здание Двенадцати коллегий в 1835 году». 

«Следствием объединения университета на Васильевском острове станет повышение популярности естественнонаучных факультетов. Не секрет, что сейчас многих абитуриентов и их родителей отпугивает перспектива учебы в Петергофе и наши потенциальные студенты уходят». 

Прошло восемь лет. Здания Академии тыла и транспорта пустуют, а та же самая администрация затевает новый переезд, планирует новый кампус, который со второй попытки всё же превратит СПБГУ в Оксфорд или даже в Гарвард. 

Стоит открыть бюрократам секрет: Университет  это не кампус, как ошибочно решил в 1959 году Никита Хрущёв, которому, наверное, очень понравился Оксфорд или Кембридж. 

Университет  это сообщество профессоров и студентов, которые хотят и могут свободно учиться и заниматься исследованиями. Профессора и вообще преподаватели в нынешнем Университете существа униженные зарплатами, задушенные бумажной отчётностью и оскорблённые формальной системой оценки научно-педагогической деятельности. Прав и денег у профессоров и педагогов неизмеримо меньше, чем у сотрудников ректората. 

Студенты Университета зачастую избалованы, ленивы и не любопытны. И фактически не исключаемы. За академическую неуспеваемость вылететь из университетских стен невозможно, разве что за участие в митингах. Какая тут тяга к знаниям? Зачем?   

Так что, какой кампус ни построй — хоть в Пушкине, хоть в Петергофе, — русского Гарварда не выйдет. Кстати, Гарвардский университет включает 13 отдельных академических подразделений — 12 школ и Институт перспективных исследований Рэдклифф — с кампусами по всему Бостону, а кое-что есть и в Вашингтоне, что не мешает вести «междисциплинарные исследования и поддерживать научное общение». Преподавателей и студентов там меньше, чем сейчас в Санкт-Петербургском госуниверситете, а нобелевских лауреатов гораздо больше. Так что не кампусы надо строить… 

 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

9 + 1 =