Старость — это жизнь, а не срок дожития! | Мозгократия
 

Старость — это жизнь, а не срок дожития!

Сергей Ачильдиев
Ноябрь12/ 2019

Министр здравоохранения Вероника Скворцова объявила, что средняя продолжительность жизни в России выросла до 73,6 года. Все тут же закричали: «Не верю!». Но проблема совсем в другом… 

 

…Проблема в том, что, прежде чем бороться за увеличение продолжительности жизни, надо подумать, как сделать, чтобы эта длящаяся старость не была человеку в тягость. Чтобы для старых людей, это не был, выражаясь чиновничьим языком, срок дожития. Чтобы пожилые не оставались один на один со своей нищенской пенсией, болезнями и без всякой поддержки со стороны государства и общества. 

 

Гладко было на бумаге… 

Вы удивитесь, но в России среди пенсионеров нет бедняков. Правда, исключительно на официальном уровне. Как так? А очень просто: в нынешнем году в среднем по стране прожиточный минимум для пенсионера установлен в размере 8 тысяч 800 рублей. У кого меньше, тот получает федеральные или региональные социальные доплаты до этого минимума (распространяются только на неработающих пенсионеров). И таких около 6 миллионов 400 человек. 

Вот и получается, что все пожилые россияне, даже если их пенсия, скажем, 8850 рублей, не говоря о таких сумасшедших деньгах, как 10 тысяч, — уже никакие не бедняки, а полноценные члены общества. 

Учёные  Российской академии наук провели исследование, которое показало, сколько денег нужно пожилым россиянам для достойной жизни. Выяснилось, что в среднем по стране для одинокого пенсионера минимальный размер дохода, позволяющий не бедствовать, — 26 тысяч рублей в месяц. 

Само собой, в Москве эта сумма гораздо выше — 35 тысяч, а где-нибудь в чернозёмной или таёжной глубинке — чуть не вдвое ниже. Такой доход, по мнению исследователей, позволяет пожилым не иметь проблем с питанием, оплатой коммунальных услуг, покупкой одежды, обуви и даже иногда позволяет совершать поездки по стране. 

Предчувствую ваши, дорогой читатель, саркастические улыбки. Но я всё же склонен верить учёным РАН. У наших стариков очень скромные запросы, и они привыкли экономить каждую копейку. К тому же у многих есть дачи, где выращиваются запасы на всю зиму. Да не забудьте о взрослых трудоспособных детях, которые обязаны «заботиться о нетрудоспособных родителях». Во всяком случае, именно так записано в статье 38 российской Конституции. 

 

Зачем на них тратятся? 

В израильском городе-курорте Ашдод в пяти-десяти минутах ходьбы от берега Средиземного моря стоят пять зданий для пожилых. Это хостелы, в которых живут люди небогатые, в большинстве выходцы из республик бывшего СССР. 

Чтобы попасть в хостел, надо ждать, когда подойдёт твоя очередь, иногда не один год. Но оно того стоит. Здесь живут в отдельных однокомнатных квартирах общей площадью примерно 25 метров, обставленных или своей мебелью, или собранной из того, что осталось после предыдущих хозяев. 

Те, кто не выработал пенсию в Израиле и получает только пособие по старости, полностью оплачивают коммунальные услуги, а за проживание — лишь 5–7 процентов стоимости, остальное вносит Институт социального страхования. Но когда человеку уже трудно справляться с бытовыми проблемами, социальная служба принимает решение прикрепить соцпомощника, который принесёт продукты из магазина, приготовит еду, поможет принять душ, сходить в банк и в поликлинику. 

Конечно, всё это скромно, но ни в малейшей степени не унижает человеческого достоинства. Остаются деньги и на то, чтобы приодеться, чтобы побаловать себя овощами, фруктами и чем-нибудь вкусненьким, купить на день рождения детям и внукам недорогие подарки… При виде этих пожилых людей в голову не придёт, что они могут чувствовать себя изгоями на общем празднике жизни.  

— В нашем хостеле почти все раньше жили в Советском Союзе, сюда приехали, уже выйдя на пенсию, — сказал мне Миша, один из жильцов. — Я здесь почти пятнадцать лет. Но до сих пор не могу понять, зачем это государство тратит на нас столько денег. 

— Думаю, дело не столько в вас, — предположил я, — сколько в молодых. — На вашем примере они видят, что, когда станут старыми, государство не бросит их на произвол судьбы. 

Однако местные специалисты мне объяснили, что я прав только наполовину. 

 

Новые времена 

Представьте, сказали мне, типичную семью: жена, муж, сын-старшеклассник и старенькая бабушка одного из супругов, которая живёт отдельно. Пока бабушка способна сама решать все бытовые проблемы, это нормально. А что делать, когда она уже не в состоянии жить самостоятельно? Надо или забирать её к детям, которые будут за ней ухаживать, или перевозить в дом престарелых (бейт авот), где в отличие от хостела проживающим обеспечивают и питание, а также медицинский уход. 

Обычно выбирается второй вариант. И государство делает для этого всё, что  может. Если ухаживать за старенькой бабушкой возьмутся близкие, это будет плохой вариант. 

Во-первых, близкие не смогут это делать профессионально. 

Во-вторых, это почти наверняка помешает их работе и карьере. 

В-третьих, младший член семьи, бабушкин внук, получит меньше родительского внимания. 

В-четвёртых, второй, а тем более третий ребёнок в этой семье скорее всего уже не родится, потому что дочери (или невестке) будет не до того. 

И, наконец, в-пятых, сама бабушка будет чувствовать себя неловко — кому хочется стать кому-то обузой, тем более своим же родным?  

В традиционалистском обществе всесторонняя, прежде всего физическая, помощь пожилым — норма, но в современном, модернизационном, обществе норма — только моральная и финансовая поддержка. Поэтому пожилой человек, требующий ежедневного ухода, — это не столько внутрисемейная проблема, сколько социальная. 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

шестнадцать + шесть =