Есть ли жизнь после Гуттенберга?

Сегодня молодёжь почти не читает книг. И это одна из граней конфликта отцов и детей. Отцы считают это признаком угасания цивилизации. Дети предпочитают смартфон и компьютер. Кто прав?

Выходной. Еду в метро к приятельнице, с которой не виделась Бог знает сколько времени. Читать в дороге не могу, поэтому занимаюсь любимым делом — исподтишка подглядываю за попутчиками.

Сидящая рядом со мной женщина бальзаковского возраста держит в руках маленькую, потрёпанную книжонку. Скосив глаза, пробегаю несколько строк — любовный роман, макулатура.

Парень, уступивший мне место, с увлечением листает какую-то фантастику.

Барышня напротив достаёт из рюкзака учебник по инфекционным болезням.

Все остальные, если не дремлют или не разговаривают с попутчиками, сидят и стоят, уткнувшись в смартфоны.

Почему книги молодым не интересны? Разве чтение однообразных новостных лент, электронные игры или общение в чатах занимательнее настоящей литературы? Впрочем, может быть, я просто безнадёжно отстала от прогресса…

Предположение, честно говоря, не слишком приятное, поэтому переключаюсь на другие наблюдения и незаметно доезжаю до своей остановки.

Войдя в квартиру приятельницы, в который раз поражаюсь — как ей удаётся совладать с пылью, оседающей на нескольких тысячах собранных книг? Она и сама не раз жаловалась на то, что это — занятие непростое. Но что поделать, библиотеку начал собирать ещё её прадед, дело продолжили дедушка с бабушкой, потом родители и она сама. Однако куда больше, чем необходимость без конца ходить по дому с влажной тряпкой, мою знакомую огорчает то, что её сын не только не собирается продолжать семейную традицию, но и те книги, которые есть, не читает. А ведь вполне приличный молодой человек — с двумя высшими образованиями и широким кругом интересов.

Нет, читать он, конечно, читает. Просто не понимает, зачем, взгромоздившись на стремянку, искать нужный том на полках, если можно ввести в поисковике название и через считанные секунды открыть нужную главу практически любой книги. К тому же, по его словам, микроскопические клещи, которые живут в любой книге, здоровья пока никому не прибавили.

С его детьми ещё большая проблема. Девятилетний старший, свободно болтающий по-английски и вполне сносно по-немецки, читать не любит вообще, предпочитает часами общаться в соцсетях со своими друзьями. А двухлетняя малышка, которую бабушка регулярно пытается заинтересовать напечатанными в советские времена детскими книжками с иллюстрациями выдающихся художников, слушает «Буратино», «Красную шапочку» и «Репку» не дольше двух-трёх минут. Зато, уже научившись нажимать кнопки на лэптопе, подолгу рассматривает яркие, хотя и совершенно безликие картинки…

Садимся на кухне пить чай. Разговариваем о семейных делах. Приятельница переходит на свою больную тему, начинает вздыхать:

— Что станет с библиотекой, когда меня не будет?

Заранее знаю, что она скажет: «Ведь распродадут всё подчистую, благо значительная часть книг с авторскими автографами». Конечно, распродадут, думаю я, и на вырученные деньги купят для всей семьи тур в какую-нибудь Доминикану и получат массу удовольствия.

Сказать об этом вслух не решаюсь, высказываю противоположную версию:

— А может, и не распродадут. Может, поймут, насколько это ценно и не только в денежном выражении… Знаешь, одна моя коллега — кстати, молоденькая — сказала: «Читать электронные книги — то же, что нюхать искусственные цветы».

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × 2 =