Книгочей. Если наступит послезавтра…

Денис Терентьев
Апрель06/ 2021

Книга Игоря Диденко «НеВенец Творения, или Всё, что вы боитесь знать о будущем» может показаться обычным научпопом, в котором умный автор представляет нервной публике свои фантазии о будущем. Если бы не один момент: некоторые прогнозы Диденко сбываются на наших глазах.

Электронная версия книги известного московского экономиста и медиаменеджера появилась в доступе ещё год назад, когда все ушли на карантин, а наиболее впечатлительные наблюдатели уверяли, что старого мира больше нет. Но уже к лету стало понятно, что старый мир ещё немного побрыкается. Хотя коды на выход из подъезда, запрет собраний, концертов и даже закрытие ресторанов рождало оруэлловские ассоциации.

 

Вероятно, самый главный переворот произошёл в голове работодателя. Раньше он считал, что его бизнес рухнет, если он не будет контролировать рабсилу в своём офисе. А сегодня он готов вовсе отказаться от офиса, и нанимать самых разных людей под конкретные задачи по разовым договорам. А не брать сотрудников на зарплату со всеми налогами и отчислениями. К чему это приведет? Вероятно, к тому, что московскому программисту, считающему 300 тысяч рублей в месяц скромной зарплатой, придётся конкурировать со спецами из Омска или Мумбаи, готовыми делать его работу за 30 тысяч. А какие-то профессии и вовсе освоят роботы и алгоритмы. Это ведь они уже звонят нам трижды в день и предлагают различные услуги.

Впрочем, книга Диденко не о рынке труда. В его понимании, дорога социально-технологической эволюции привела мир к его естественным границам развития. В будущем 7-8 миллиардов людей не смогут поддерживать высокий уровень жизни на планете с истощающимися ресурсами и запутавшейся в долгах экономике. А достижения прогресса часто начинают работать против человечества как биологического вида.

Книга Диденко начинается с описания социально-экономического эксперимента, который Компартия Китая проводит в населённом мусульманами Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Тотальный контроль за населением. Человек не может выходить из дома без мобильного телефона, снабжённого программами, по которым власти отслеживают каждый его шаг. Купил крестьянин 15 кило удобрений вместо обычных пяти — это подозрительная активность. И алгоритм автоматом даёт сигнал в полицию снять с крестьянина объяснения. Вы заночевали вне дома, встретились с чужой женой — все эти косяки снижают ваш социальный рейтинг. На определённой стадии падения электроника перестанет пускать вас в супермаркеты и автобусы, вам будет не устроиться на работу и не покинуть страну.

Именно цифровизация делает китайский тоталитаризм намного страшнее сталинского. Вспомните фильмы «Ликвидация» или «Место встречи изменить нельзя» — нелегальный мир и просто частная жизнь прекрасно существовали в послевоенном СССР, потому что у госбезопасности не хватало рук до них дотянуться. Описанные Диденко ужасы Синьцзяна исключают и малины, и грабителей, и просто суды. Зачем они нужны, если всезнающий алгоритм решает, что вы достойны помещения в исправительный лагерь, который официально тюрьмой не считается, а перевоспитывать вас здесь можно бессрочно.

Камеры слежения на столбах в Пекине внешне ничем не отличаются от камер в Лондоне. Считается, что отличаются институты Китая и Великобритании, и британский Левиафан никогда не будет работать против общества в интересах захвативших власть политиков. Но разве разоблачения Эдварда Сноудена не свидетельствуют, что спецслужбы западных демократий ведут слежку за гражданами далеко за пределами своих полномочий?

Похоже, Диденко не особо верит, что главным образом институты определяют траектории развития государств. Банальные вещи: политическая конкуренция и верховенство права создают стимулы для развития экономики, а богатое общество должно создавать противовес мощи дееспособного государства. Но для Диденко это вторично. Например, если угроблена экосистема, цивилизация придёт в упадок несмотря на любые институты. Его взгляды на мир ближе к Джареду Даймонду и климатическим детерминистам, чем к либертарианским экономистам вроде Фридриха фон Хайека или Дарона Аджемоглу.

В финале книги автор приходит к жутковатым прогнозам — может исчезнуть не только 8-часовой рабочий день с твёрдой зарплатой, но и человек оседлый и трудящийся, который достигал совершенства последние 15 тысяч лет, тоже может перескочить в мир новых ценностей.

Средний IQ школьников в развитых странах снижается годами. Возможно, дело в том, что удобные алгоритмы уже отучили нас ориентироваться в своём городе, если есть навигатор, или держать в памяти адреса и номера телефонов близких людей, которые можно просто забить в записную книжку. Как полагает Диденко, сейчас главный риск в том, что люди захотят переложить всю ответственность за свою жизнь, за жизнь своих близких, за цивилизацию на искусственный интеллект: «К чему это приведёт — большой вопрос».

Автору довелось общаться с классическими экономистами вроде Руслана Гринберга: «Многие из них они считают, что альтернативы безусловному базовому доходу нет. Но в отсутствие конкуренции и мотивации человек начинает терять своё место в жизни. Ему нужно за что-то бороться, хоть за карьерный рост, хоть за кусок хлеба, ему нужно общественное признание. И если этого нет — начинается застой»

В книге Диденко есть марксистская нотка. Дескать, есть «железные законы», согласно которым пролетариат будет нищать, а капиталисты — тонуть в роскоши. Впрочем, оказалось, что это не тупик, а начало самого успешного периода в человеческой истории, если под успехом понимать рост комфорта, доходов и возможностей. Но это не значит, что теперь на любого алармиста можно махнуть рукой. Особенно, когда вы настраиваете автоплатежи, чтобы «не засорять мозг», и забываете про дни рождения близких без напоминаний социальной сети.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 + двадцать =