Необычный Петергоф

Школа закончилась. Можно не делать бесконечные уроки и ложиться спать позже. Но почти все друзья Насти разъехались — кто на дачу, кто в лагерь, кто на море. И одной в городе было скучно.

Сначала она скучала дома с удовольствием, но дни шли за днями, и удовольствия становилось всё меньше.

И тут из соцсетей узнала, что учителя истории собирают группу для поездки в Петергоф. Вообще-то, Настя фонтаны уже видела, бывала с родителями. Но поехать куда-то в компании — другое дело, тут место особого значения не имеет.

До Балтийского вокзала добралась на метро сама. Тоже — приключение, обычно Настю родители подвозили на машине. До станции «Университетская» доехали на «Ласточке». В электричке было вполне комфортно. Настя не обратила сначала внимания, но теперь поняла — а фонтанов-то они сегодня не увидят. Учителя решили показать необычный Петергоф. Ну, ладно, пусть так.

«Университетская» пряталась среди леса — ни учебных корпусов, ни самих студентов нигде не наблюдалось. В этот лес рядом с платформой и  углубился небольшой школьный отряд.

Не всех ребят Настя знала хорошо, но совместная поездка обещала лёгкое общение. Зелёный массив, по которому шагала Настя, — это территория усадьбы Сергиевка, принадлежавшая когда-то чете Лейхтенбергских.  Николай I сделал щедрый подарок дочери Марии на свадьбу с герцогом Максимилианом Лейхтенбергским. Здание усадьбы построил в духе римской виллы знаменитый Андрей Штакеншнейдер.

 

 

Сергиевка открывалась замечательными пейзажами — живописные пруды с отражёнными в них вековыми елями, каменные мостики через тихую речку, высокие берёзы с молодой кудрявой листвой… В парке заметны были перепады высот, холмы и склоны, делающие пейзаж более разнообразным.

Взору предстала большая поляна, на другом конце которой расположился дом Лейхтенбергских. Дворец, конечно, красивый, но изрядно обветшавший. Внезапно набежала туча и пошёл сильный дождь. Школьники спрятались под навесом. Учителя воспользовались моментом и рассказали про Лейхтенбергских и Ольденбургских, Штакеншнейдера, архитектурные стили и ордерную систему.

 

 

Навес поддерживали ионические колонны, а вдоль стены шёл меандр. Как ни странно, дождь оказался недолгим, и прогулка продолжилась. Выяснилось, что все фасады усадьбы — разные, а само здание имеет в плане довольно сложную форму. С одной стороны к нему ещё примыкала обширная пергола. От дворца открывался вид на залив.

Сделав несколько общих фотографий, школьники отправились дальше. Неподалеку от усадьбы располагались хозяйственные постройки, похожие по оформлению на главное здание, но значительно более скромные. Сейчас владелец всего комплекса —  Санкт-Петербургский госуниверситет.

На Настю сильное впечатление произвела каменная голова — кто-то из огромного валуна высек верхнюю часть лица, глаза и нос.  Это своеобразное изваяние казалось интересным и одновременно жутковатым. Как будто из земли выступала голова гигантской статуи.

От Сергиевки дорожка вела к другой усадьбе, небольшому дворцу, называемому Собственной дачей. По пути пришлось перебираться через глубокий овраг. Насте было приятно, что один из мальчиков подал ей руку. Конечно, она вполне справилась бы сама, но внимание незнакомого юноши было приятно.

 

 

Неожиданно из-за деревьев показалась небольшая, но пышная церковь, похожая на храм Большого дворца в Петергофе. Церковь недавно отреставрировали, а вот Собственную дачу спрятали за строительным забором. Небольшой особняк в стиле барокко стоял с закрытыми окнами, пышная лепнина частично осыпалась, атланты для сохранности заключены в железные клетки. Эти атланты в клетках, как и весь облик дворца, показались Насте немного пугающими. Хотя, конечно, было интересно представить себе, что внутри могло что-то таиться — лепнина, люстры, зеркала, а, может, привидения?

Дальше предстояло идти вниз по склону, в сторону залива. Спустились, перешли через шоссе, дальше дорога вела через луг. Место казалось очень симпатичным. Вдалеке — Финский залив, вокруг — разнотравье, а на высоком холме — усадьба Сергиевка. С залива дул сильный ветер, там ходили барашки, а цвет воды был насыщенно синим.

Дача Бенуа оказалась огромным деревянным домом. Она изрядно обветшала и выглядела необитаемой. Но когда стали обходить дачу кругом, с крыльца залаял пёс. Настя заметила, что кто-то изнутри тронул занавеску. Всюду свои тайны…

 

У самого берега крупными белыми цветами пышно цвела яблоня. Учительница рассказала про владельца и строителя дачи. Оказалось, Бенуа — большая и очень талантливая семья, где из поколения в поколение появлялись архитекторы, художники и только иногда — военные.

Вдоль залива вела дорожка, слева от которой почти у самого берега расположилось ещё несколько старинных дач. Состояние их, правда, казалось совсем плачевным.

Товарищи по путешествию весело болтали, а теперь даже стали что-то напевать. Так, за разговорами дошли до шоссе и сели в автобус. Петергоф показался неожиданно большим, ехали по нему минут двадцать и вышли недалеко от собора Петра и Павла. Храм этот напомнил знакомый по Петербургу Спас на крови. Настя, как и большинство ребят, в архитектурных стилях не особо разбиралась, но сходство заметила.

После того как подкрепились в одном из кафе, продолжили прогулку вокруг Ольгина пруда.

В воду гляделись старые ивы, их узловатые стволы стелились вдоль воды почти горизонтально. Пруд облюбовали утки, причём встречались не только обычные, но и маленькие чёрные уточки с белыми хохолками. У этих птиц уже появились крошечные утятки. Трогательные пушистые птенчики резво плавали за мамами. Хохолки у малышей были красно-оранжевыми.

 

 

Ольгин и Царицын павильоны на островах были похожи на дворец в Сергиевке. Угадывалось стремление разместить в северных краях римские виллы. На другом берегу пруда притаилась небольшая горка, с которой открывался замечательный вид на пруд, собор и павильоны.

Выяснилось, что одна из новых подружек бывает в Петергофе довольно часто у бабушки. У местных жителей пользуется популярностью грузинская пекарня на городском рынке. Там якобы продают какие-то необыкновенные колечки с сыром. Благо рынок оказался по дороге, зашли попробовать. Действительно, эти баранки с начинкой оказались свежими, вкусными и сытными.

Вновь отправились на остановку. Петергоф — малоэтажный, зелёный, ухоженный и спокойный. По крайней мере, таким он открылся школьной группе.

Проехали несколько остановок ещё до одной усадьбы — Знаменка. Вновь шли по тенистому парку, смотрели на полуразрушенные оранжереи, действующую церковь с изящным куполом и, наконец, впечатляющий по размерам и богатству декора дворец.

 

 

Главное здание усадьбы принадлежало великому князю Николаю Николаевичу, брату Александра II. Он же владел Николаевским дворцом у Новой Голландии. Настя удивилась, что такое впечатляющее и неплохо сохранившееся здание давно пустует. Впрочем, в этой бесхозности есть и своя прелесть — здание выглядит по-настоящему историческим, хранящим тайны прошлого. Мальчишки пробовали заглядывать в окна, но ничего особо интересного разглядеть не удалось.

В тот день, если верить шагомеру на смартфоне, они одолели почти 15 километров. Необычный Петергоф понравился, и Насте даже стало грустно, что этот прохладный летний день закончился.

 

Фото автора

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

пять × пять =