Может ли Россия стать Китаем?

Сергей Ачильдиев
Февраль17/ 2021

В 2019 году ВВП Китая составил свыше 14 трлн долларов, а России — 1,6. Этих фантастических результатов наш азиатский сосед достиг за сорок лет. Что же мешало нам совершить такой рывок?

 

Пекинский соблазн

Впервые настоятельный совет повторить «китайское экономическое чудо» я услышал в 1999 году. Заместитель председателя Санкт-Петербургского научного центра РАН, известный востоковед Юрий Петросян в ходе интервью рассказывал мне:

— Я впервые побывал в Китае во второй половине восьмидесятых, а потом в течение ряда лет неоднократно ездил туда по служебным делам. …После первой же поездки увиденное меня настолько поразило, что я не раз публично призывал руководителей нашей страны обратить самое серьёзное внимание на опыт Пекина. Я глубоко убеждён: если бы Горбачёв с самого начала последовал пекинскому примеру, Советский Союз не развалился бы.

Рассуждения профессора Петросяна звучали подкупающе. И правда, китайцы смогли так быстро подняться даже после своей «культурной революции», обрушившей их экономику до уровня Средневековья. А мы-то, ещё вчера вторая сверхдержава мира, чем хуже? Горбачёву надо было, в первую очередь, не политику перестраивать, а экономику! Ведь ещё во второй половине 1980-х сразу было видно, как неумелая демократизация общества вытаптывает первые ростки свободного рынка и вместо частного и честного предпринимательства растёт преступность…

 

Два социализма, но такие разные

Однако теперь, с высоты последующих десятилетий, многое видится гораздо яснее. В 1980-е годы Советский Союз уже  невозможно было реформировать, в том числе по пекинскому образцу.

В конце 1970-х, когда Дэн Сяопин провозгласил курс КНР на экономические реформы, «культурная революция», как это ни парадоксально, подготовила для них хорошую базу. Китай жил в ужасающей нищете и готов был ради миски риса, наполненной до краёв, трудиться круглые сутки. Китайцы рады были выполнять любую, самую тяжёлую работу за сущие гроши — стоя по колено в холодной воде, возделывать поля, шить в своих хибарах модные кроссовки, вручную, ворочая камни и таская кирпичи, строить дороги и высотные дома… Лишь бы не умереть с голода.

Так страна с неисчислимой и самой дешёвой, фанатично трудолюбивой рабочей силой превратилась во всепланетную фабрику по производству ширпотреба.

Поздний СССР не имел ничего общего с тем Китаем. Он являлся социально ориентированным государством, в котором народ давно забыл, что такое нищета. Советский человек видел свои проблемы в другом. Он был недоволен тем, что власть всё хуже выполняет взятые на себя социальные обязательства и желал обещанной зажиточности — «чтобы как в Америке».

Да, советские люди в 1980-е годы готовы были работать и за скромную зарплату, но «скромность» эта не имела ничего общего с китайской. К тому же продолжительность  трудового дня, ежегодный отпуск, пятидневка, праздничные дни обладали сакральным смыслом и не подлежали пересмотру. А деревня, почти уничтоженная, спившаяся и обезлюдевшая за годы советской власти, вообще не способна была трудиться хоть сколько-нибудь по-настоящему.

И ещё одно важное несоответствие позднесоветского человека китайцу, который только что похоронил Мао, — в СССР давно умерли тотальный страх и безоговорочное подчинение властям, а коммунистические идеи не вызывали ничего, кроме насмешек и проклятий.

…В общем, китайский вариант перестройки во времена Михаила Горбачёва был уже невозможен. Он привёл бы к обрушению советской власти ещё быстрее.

Вполне вероятно, по тому пути, который указал Китаю Дэн Сяопин, Советский Союз мог пойти в 1960-е годы. Тогда глава правительства Алексей Косыгин предлагал реформу, дающую бóльшую свободу предприятиям. В итоге уже начало экономической перестройки принесло рекордные результаты: в 11-й пятилетке (вторая половина 1960-х) среднегодовые темпы национального дохода выросли до 7,7 процента.

Но в Политбюро испугались, что экономика выйдет из-под их контроля и в стране возникнет «социализм с человеческим лицом», как в Чехословакии. А потому косыгинские реформы приказали долго жить.

 

Почувствуйте разницу!

Ну, а сегодня-то может Россия использовать китайский опыт?

Если опираться на здравый смысл — несомненно.

Перво-наперво, хорошо бы поучиться китайскому трудолюбию. Конечно, расхожее мнение, будто русские — лентяи, всего лишь миф. В большинстве своём русские, как и другие народы,  — трудяги, особенно, если знают, во имя чего трудятся. Но китайцы — это что-то исключительное. Они готовы работать до полного истощения сил. Спросите ваших дедушек-бабушек, и они подтвердят: в 1950-х — 1960-х годах, когда в советских вузах училось много девушек и юношей из КНР, была популярна присказка: «Откуда я знаю? Что я, китаец?» Потому что китайские студенты занимались чуть не круглые сутки.

Кроме того, не худо бы перенять отношение Пекина к экономике. В России для главы региона основные показатели его деятельности — доверие граждан к власти, численность населения, ожидаемая продолжительность жизни при рождении детей,  уровень бедности, доля занимающихся спортом, зарплаты бюджетников… В Китае для партийного руководителя большого города или провинции, если обобщить, главные показатели принципиально иные — качество управления и показатели экономического развития. Причём от этих показателей напрямую зависит дальнейшая карьера руководителя.

Неудивительно, что, по подсчётам ОЭСР, в Китае в малых и средних фирмах трудится 80 процентов занятого населения, вклад таких фирм в ВВП страны — 60 процентов, и что ещё крайне важно, на этот сектор китайской экономики приходится 65 процентов патентов и 75 процентов технических новшеств. В России в 2018 году, то есть до пандемии, доля малого и среднего бизнеса составляла, по данным Росстата, 20,2 процента. В соответствующем национальном проекте к середине нынешнего десятилетия намечено увеличить эту долю до 32,5 процента. Ну, и эффективность данного сегмента российского рынка примерно такая же.

Как говорится, почувствуйте горькую разницу!

Не грех позаимствовать у Китая и ряд других полезных вещей. Но не полностью принципы реформы. Россия — слишком другая, не говоря уж о том, что там население — почти 1,5 миллиарда человек, а у нас и 150 миллионов не наберётся.

 

Сотрём случайные черты

Однако отчего в последние десятилетия у нас так часто говорят именно о «китайском экономическом чуде»? Дескать, почему Россия не Китай? Между тем, начиная со второй половины ХХ века, таких чуд, кроме Китая, было немало. И с тем же успехом можно задаваться вопросами — почему Россия не Западная Германия, не Япония, не Южная Корея, не Чили?.. Да почему она, в конце концов, не СССР второй половины 1940-х — конца 1960-х годов?

Ответ очевиден: потому что она — Россия, причём на исходе первой четверти XXI века.

Каждое «экономическое чудо» имело свои особенности — исторические, культурные, социальные, ментальные… Так, огромную роль в послевоенном рывке Советского Союза сыграла Великая Отечественная война и тотальная разруха в европейской части страны. Поскольку старого оборудования не было, пришлось устанавливать новейшее (чаще немецкое, трофейное), а значит, высокопроизводительное. Патриотический подъём, возникший в дни войны, продолжился в ходе возрождения городов, сёл и производств — народ трудился, не жалея себя. Тем временем взамен миллионов погибших на войне, в самостоятельную жизнь вошла зелёная молодёжь, которая быстро почувствовала свою значимость в будущем Отечества. Этот общий эмоциональный подъём совпал с «оттепелью», принесшей некоторые свободы и большие надежды…

Однако при всех исторических и национальных особенностях каждое «экономическое чудо» имело одни и те же общие для всех черты. Бизнес (государственный или частный) получал больше свободы, независимости от государства и его бюрократии, а ещё — больше стимулов для развития. Люди видели больше перспектив для развития личности, семьи, общества. Молодёжь чувствовала, что у них впереди больше возможностей — профессиональных, творческих, карьерных, материальных…

Всё это быстро меняло народ. Он начинал ощущать своё единство и понимать, что патриотизм — не только любовь к родной стране, но и ответственность за неё.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четырнадцать − три =