Куда идёт Афганистан — вперёд или всё-таки назад?

Афганистан — заколдованная страна. Страна, где нелинейное время. Может остановиться, а может повернуть вспять.

Невеселые картинки из Афганистана

Вот два бойца в шальварах и рубахах деловито снимают флаг Исламской республики Афганистан на погранпереходе в Ислам-Кале, отделяющем афганскую провинцию Герат от провинции Южный Хорасан в Иране.

Вот отряд вооружённых мужчин в тюрбанах на мопедах по двое гурьбой въезжают в притихшее селение. Население безмолвствует.

А вот в гигантском авиагородке близ Баграма американские Джи-Ай деловито грузятся в громоздкие бронемашины. Уезжая, не забывают погасить свет, но не удосуживаются сообщить о своей эвакуации союзникам из Вооружённых сил Афганистана. Из соображений собственной безопасности…

Складывается впечатление, будто кто-то запустил обратную перемотку киноплёнки, снятой осенью 2001 года. Бомбёжки, стремительное продвижение бойцов из Северного Альянса, такое же стремительное отступление талибов. Американские военные так же деловито высаживаются на бывшей советской авиабазе Баграм… 

Только теперь не будет никакого Северного Альянса — территорий на севере Афганистана, которые не подчинились свирепым боевикам-террористам и жили по своим законам. Талибан*, как только почувствовал, что оккупационные силы НАТО уходят стремительно и бесповоротно, первым делом озаботился тем, чтобы взять под контроль все границы Афганистана — на севере, на западе, на юге. Талибы теперь другие, многому научились.

На смену ветеранам, которые сражались ещё с советской 40-й армией и учились в медресе, открытых для афганских беженцев на границах Афганистана и Пакистана, —  пришло новое поколение.

За 20 лет войны американские ракеты и беспилотники беспощадно уничтожали командиров Талибан первого призыва. Теперь к руководству пришла молодёжь, которая многое умеет. Например, вести переговоры. Они научились договариваться с Госдепартаментом США и МИД России, фотографироваться рядом с министрами и президентами, убедительно выступать на пресс-конференциях и вести медиакампании в социальных сетях.

Те талибы, что штурмовали Кабул в 1996-м, ничего этого не умели, а, главное, не хотели уметь. Они разбивали телевизоры и изымали аудиокассеты, украшая развевающимися магнитными лентами столбы на КПП. Женские школы, воздушные змеи, парикмахерские и видеосалоны — всё это было неугодно Аллаху. Тогда.

А как будет сейчас?

Президент Джозеф Байден в торжественной речи в Белом Доме объявляет, что «продолжение этой войны до бесконечности не соответствует национальным интересам США» и благодарит два поколения американских военных, которые вели эту войну, самую длинную в истории страны. А также указывает, что оказывается, американцы шли в Афганистан не для того, чтобы строить там новое государство. А ещё, что только афганский народ имеет право решать судьбу страны и несёт ответственность за своё будущее и за то, как он хочет управлять своей страной.

Тяжкий груз ответственности за своё государство теперь переложили на плечи афганцев. Тогда зачем были все эти игры с демократическими выборами, на которых всё всегда шло наперекосяк, зачем избирательные участки, на которые граждане шли под угрозой талибских терактов, зачем нужно было годами считать голоса и зачем каждый раз президентом становился афганец с паспортом США в кармане? Если можно было что-то сделать, чтобы афганцы разочаровались в демократии, это было сделано просто блестяще.

Сейчас военные аналитики спорят, сколько процентов территории Афганистана контролируют талибы — 70 или 85, как их представители торжественно объявили на пресс-конференции в Москве?

Пустые споры. Талибы управляли сельскими территориями и взимали дорожные пошлины с дальнобойщиков задолго до того, как в конце февраля прошлого года в Дохе было подписано соглашение, а госсекретарь Помпео сфотографировался с легендарным муллой Бародаром.

В позапрошлом году бойцы Талибана приходили в школы для девочек в провинции Газни и проверяли соответствует ли школьная форма и одежда учительниц нормам шариата. А заодно переформатировали школьные программы — поменьше физики с математикой, побольше Корана. Но это уже хороший знак, талибы образца 1996 года, в отличие от талибов образца года 2019-го, считали женское образование ненужной роскошью.

С 2016 года талибы последовательно открывали на узловых пересечениях шоссе свои пункты по сбору дорожных пошлин и успешно взимали исламские налоги с мелких лавочников, золотых приисков и фермеров — неважно, что они выращивали, мак или пшеницу. Да, обученные американцами силы национальной безопасности Афганистана время от времени устраивали рейды и даже фотографировались рядом с демонтированными вывесками о сборе платы за проезд в пользу талибов. Но они потом уходили обратно в Кабул или Гардез, а мытари, уполномоченные Талибаном, возвращались.

Президент Байден с гордостью сообщает, что американцы обучили, вооружили и обеспечили всем необходимым сотни тысяч афганцев, которые служили или служат в правительственной армии, полиции или силах безопасности, а талибов всего-навсего 75 тысяч. Теперь задача афганских силовиков удержать у власти правительство в Кабуле. По сценарию Байдена, всё просто: единственный способ в конечном итоге обеспечить мир и безопасность в Афганистане — определить, как и кто будет сосуществовать с талибами, и решить, каким образом можно заключить с ними мир.

Отбросим обтекаемые политические формулировки. Фактически афганские парни и девушки из афганской армии и полиции, должны решить, стрелять ли в талибов, таких же афганцев, как они сами, ради того, чтобы в президентском дворце в Кабуле продолжал сидеть Ашраф Гани. Вопрос непростой, если учесть, что этот Ашраф Гани — бывший высокопоставленный функционер Всемирного банка, в Афганистан вернулся только после прихода американских войск, а до этого, с 1967 года, после того как уехал учиться на Запад, провёл на Родине всего пару лет в середине 1970-х.

Стоит ли удивляться, что эти «обученные и вооруженные» американцами афганцы предпочитают дезертировать или присоединится к талибам? Они-то, в отличие от военных аналитиков, точно знают, кто, что, как и где контролирует в Афганистане.

Талибы рассуждают миролюбиво, они не будут брать штурмом крупные города, центры разных провинций, предпочитают договариваться с местными старейшинами и авторитетными политиками. И очень может быть, что договорятся. Сделают то, что правительство в Кабуле должно было сделать лет десять назад. Тогда не было бы никаких подконтрольных талибам территорий.

Через месяц лидеры Талибана обещают представить правительству Ашрафа Гани текст мирного договора, предложат мир на своих условиях.

А у горожан в Герате, Кабуле или Мазари-Шарифе сжимаются от ужаса сердца. Каким будет этот мир? Вернётся ли запрет на маникюр, модные стрижки, музыку и танцы, а также на воздушных змеев и богопротивные кальяны? Будут ли опять измерять длину бороды и безжалостно пороть тех, у кого она слишком короткая. Будут ли бдительно следить, чтобы женщины не выходили из дома без сопровождающего мужчины — эта практика привела к тому, что многие вдовы были вынуждены переодевать своих дочерей мальчиками, чтобы банально дойти до базара.

Или, может быть, талибы научились не только вести переговоры и блистать на пресс-конференциях, но и многому другому? В частности, поняли, что мир, созданный Аллахом, может и должен быть разным.

 

*Организация признана террористической и запрещена в РФ

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двенадцать + девять =