Мысли вразброс. Человек ищет счастья, а несчастье — человека

Сергей Ачильдиев
Октябрь29/ 2021

На Западе для рассказов о несчастьях есть психоаналитик. У нас то же самое послушно выслушивают родные, друзья, случайные попутчики… Может, кому-то приятно, что другому ещё хуже, чем тебе?

История

«Насилие — повивальная бабка истории», — эту выдумку Карла Маркса с радостью полюбили большевики. Они превратили её в один из своих самых распространённых политических лозунгов. Ещё бы, ведь эта максима должна была служить оправданием тех массовых зверств, которые советская власть творила в стране.

Но в реальности история показывает, что новое рождалось далеко не только в результате насилия. Бывали и бескровные революции — например, «Славная революция» в Британии (1688), «Революция гвоздик» в Португалии (1974), «Бархатная революция» в Чехословакии (1989)… Да и мирные реформы встречались. Достаточно вспомнить масштабные социальные, экономические, военные, судебные преобразования, проведённые в России Александром II.

И вообще, уже ХХ век показал, что будущее цивилизации не за насилием, а за взаимопомощью поддержкой.

 

Ленин со товарищи запретили своими декретами старую жизнь и всем повелели жить новой жизнью, которую сами считали лучшей из лучших.

Даже если допустить, что, по Ленину, новая жизнь была и вправду такая замечательная, она всё равно непригодна, потому что искусственная. Человек не принимает то, что ему навязывают со стороны, как бы навязываемое ни было прекрасно.

Ленин прекрасно знал об этом хотя бы по истории фурьеристского движения в России. В середине XIX века русские последователи Шарля Фурье строили для крестьян на свои деньги просторные фаланстеры-общежития, однако те сжигали новое жильё и разбегались, предпочитая тёмные, грязные, но родные избы.

Это всё то же старое, нередко оживающие и в наши дни: «Мы приведём людей в царство свободы. А кто не захочет, тех мы приведём туда силой».

 

Если бы Ева не соблазнилась яблоком, а дала ему дозреть, закон всемирного тяготения открыл бы ещё Адам.

 

История ничему не учит только тех, кто ничему не учится.

 

Общество

Россия испокон веков жила словно бы в двух мирах. Её культура, искусство и во многом быт стремились к Западу, а политика и подвластные ей экономика, религия — к Востоку. Особенно это противоречие усилилось с Петром I и после него.

«Восточники» считали, что должна победить приверженность к Азии, в которой они видели русскую самобытность. «Западники», наоборот, утверждали, что наше будущее за европеизмом.

Но, может быть, так и надо жить, исповедуя старую русскую поговорку «ласковое теля двух маток сосёт»?

 

Чем сильнее была любовь интеллигенции к народу, тем сильнее была её ненависть к властям. Но в октябре 1917-го вдруг выяснилось, что интеллигенция любила совсем не тот народ, который существовал на самом деле. И тогда она его разлюбила. Осталась только ненависть к властям.

 

Агрессивное прошлое  всегда стремится прорваться в будущее. И тогда вечно вчерашние могут стать сегодняшними.

 

Нулевые годы обнулили все смыслы, за исключением одного — потребительского. Лозунгом эпохи стало короткое английское слово: Sale!

 

В каждой стабильности вызревает перестройка.

 

В этом сезоне в моде высокие чувства к низким жанрам.

 

Если бы наша экономика росла так же, как цены, все мы были бы так богаты, что нам любые цены были бы нипочём.

 

Запретить говорить можно о чём угодно. Но как запретить об этом молчать?

 

Какая жаркая политическая жизнь! Даже сливки общества скисли.

 

Личность

«Психологическая проза XIX века возникла на великих иллюзиях индивидуализма», — писала литературовед Лидия Гинзбург. Это так. Но на тех же великих иллюзиях было построено всё — тоже психологическое — искусство новой и новейшей истории — поэзия, живопись, скульптура, музыка, балет… И это искусство во многих случаях уже признано классическим.

 

— Да ты должен быть мне благодарен уже за то, что появился на свет!

— Ты думаешь, папа, если б я не родился, это бы меня сильно огорчило?

 

Думать полезно. Вредно — задумываться!

 

Есть два типа людей. Один — человек-мотыга: всё к себе да к себе. Второй — человек-пила: сначала другому, а потом — вжик! — и себе столько же. Так вот и подумай, кто из них умней да богаче.

— Какая же это жизнь?! Это судьба! Судьба у меня есть, а жизни нет.

 

Как легко стать умным, если всех вокруг считаешь дураками!

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

13 + 12 =