Как это было? В «Артек» — с кислородной подушкой

Григорий Иоффе
Июль16/ 2020

В этом году «Артеку» — 95 лет. Сегодня не все дети знают об этом центре детского отдыха, а когда-то во Всесоюзном пионерском лагере, на берегу Чёрного моря, мечтал побывать каждый советский школьник.

Я никогда не был в «Артеке». Но моему младшему брату Гене повезло — он в «Артеке» «отдыхал» дважды. Даже четырежды. В третий и четвёртый разы — уже в преклонном для пионера возрасте.

Пишу «отдыхал» в кавычках, потому что на самом деле Гена там работал. Но, как говорится, обо всем по порядку…

Ещё до войны, в 1938 году, при Ленинградском дворце пионеров школьников уже знаменитый к тому времени композитор и дирижёр Исаак Дунаевский создал ансамбль песни и пляски. А с 1960-го по 1970-й, все свои школьные годы, в этом ансамбле танцевал наш Гена. В то время хореографической группой руководил Геннадий Кореневский — солист ансамбля в годы войны, когда его возглавлял легендарный «киндер-лейтенант» Аркадий Обрант.

Это был уникальный и единственный в своем роде детский музыкальный театр, состоявший из четырёх коллективов — симфонического оркестра, хора, коллектива характерного танца и группы художественного слова. Все эти четыре творческие группы объединялись под руководством художественного руководителя ансамбля, для них сочинялся общий сценарий и составлялась программа большого комплексного выступления.

Ансамбль (обычно в формате фрагментов из нескольких номеров) был непременным участником всех праздничных концертов в Ленинграде, а иногда и в Москве, часто выступал с программой на многих известных сценах страны. Вот с этим-то ансамблем и побывал мой брат в «Артеке».

Передаю ему слово:

Запомнились две полноценные смены в «Артеке» — в августе 1965-го и в августе 1968-го. Оба раза первые два летних месяца мы проводили под Ленинградом, в лагере в посёлке Молодёжном. Там ежедневно репетировали до одури, нагрузки были огромные — по две большие репетиции в день, но всё же успевали и в футбол сыграть, и песни попеть, и отдохнуть.

1965 год запомнился тем, что мы попали на смену, в которой отмечалось 40-летие «Артека». Хорошо помню, как мы давали главный праздничный концерт на центральном плацу лагеря в присутствии Юрия Гагарина.

А вот в 1968 году мне пришлось особенно нелегко, потому что я был уже в старшей группе солистов и участвовал во всех восьми танцах, которые входили в программу ансамбля, при этом в нескольких случаях — в главной роли. За полтора часа нужно было семь раз переодеться, а выступления проходили всегда на асфальте, в жару по 30 градусов и выше. Костюмы шились из шерсти, поэтому такого рода выступление отнимало все силы. Преподаватели помогали переодеться за три-четыре минуты паузы между выходами. Я обливался потом, задыхался, и мне на несколько секунд даже давали кислородную подушку, чтобы выйти на следующий танец. Такое не забывается…

 «Танцует Гена Иоффе»

Тот 1968 год в «Артеке» запомнился ещё и участием в спортивных соревнованиях. Во-первых, на всеартековских олимпийских играх на большом артековском стадионе я стал победителем в легкоатлетическом троеборье (бег на 60 метров, прыжок в длину и метание мяча). Спринт я бегал здорово и в финале обошёл двух тёмнокожих ребят из-за границы, потом выиграл прыжки в длину и занял 12-е место в метании мяча, что и вывело меня на первое место в общем зачёте. До сих пор храню золотую медаль и дипломы. А ещё наша команда, состоявшая в основном из старших ребят оркестра (я выходил на замену) выиграла первенство лагеря по артековской игре «Снайпер» с выбиванием мячом игроков. В финале наши парни тогда под общий рёв болельщиков обыграли очень крепко сложенных и координированных темнокожих ребят из Эфиопии…

«За активное участие в жизни дружины “Хрустальная” Всесоюзного пионерского лагеря “Артек” им. В.И. Ленина Гена Иоффе удостоен фотографирования у развернутого Красного Знамени дружины. Артек. Август 1968 г. Совет дружины». Печать ЦК ВЛКСМ

А через 30 лет мне посчастливилось снова побывать в «Артеке». В 1998-м, уже будучи школьным учителем-словесником, я был направлен на Международный конкурс педагогов, который ежегодно проводится в «Артеке». Выступил успешно, завоевал третье место и получил огромную по тем временам сумму — две с половиной тысячи долларов.

Но самое интересное было, когда организаторы конкурса, узнав о моём артековском прошлом, раздобыли в архиве запись того юбилейного концерта с Гагариным и показали всем эту запись, где я увидел себя двенадцатилетнего. Это был потрясающий сюрприз! Во второй раз я был приглашён на этот конкурс в качестве прошлогоднего победителя через год, и снова были воспоминания, песни и лившееся рекой крымское массандровское вино.

А теперь вернёмся в Ленинград. Все свои успехи юные танцоры Дворца пионеров по праву разделяли со своими преподавателями. Их было двое, и каждый привносил в хореографию коллектива что-то своё.

Художественный руководитель танцевального ансамбля Геннадий Михайлович Кореневский при постановке номеров отдавал предпочтение эффектной театрализации. Вторым хореографом был Леонид Фёдорович Носихин, бывший солист ансамбля Игоря Моисеева, который работал во Дворце пионеров по совместительству. Основным местом его деятельности был знаменитый в те годы танцевальный ансамбль Дома культуры профтехобразования, где он поставил неподражаемый и оставшийся до сих пор непревзойденным танец «Скакалки». Носихин в своих постановках делал упор на технику танца. Именно он стал кумиром моего брата.

Отголоски творческого конфликта преподавателей, — рассказывает Гена, — отдельными искрами долетали и до нас, отражаясь в том числе на противоречивом репертуаре, причудливо сочетавшем филигранные в техническом отношении танцы «Яблочко» или венгерский «Пантазоо», поставленные Леонидом Фёдоровичем, с более простыми по движениям костюмными и политизированными номерами типа «Эх, хорошо в стране советской жить…» или «На прививку, первый класс».

Только через много лет я понял, кто определил моё призвание педагога, которому я отдал всю свою сознательную жизнь. Это, конечно, был Леонид Фёдорович Носихин. Он стал для меня образцом преподавателя-профессионала, всегда готового на любой риск, доброго и вместе с тем невероятно требовательного. Именно у него, тогда ещё не зная этого, я научился всегда стараться делать своё дело качественно, отдавая все силы.

 Юные танцоры Гена Иоффе (справа) и Саша Виноградов с хореографом, заслуженным работником культуры РСФСР Леонидом Носихиным. 1966 год

Остаётся добавить, что, завершив свою сценическую жизнь в пионерском ансамбле, будущий заслуженный учитель России Геннадий Аркадьевич Иоффе отслужил два года в армии, окончил Ленинградский педагогический институт имени Герцена и по сей день преподает в школе русский язык и литературу.

(Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru)

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

два × 5 =