Какой национальности борщ?

Марианна Баконина
Декабрь21/ 2020

Любите ли вы борщ так, как его полюбили мировые СМИ? Полюбили не за вкус и аромат, а за политкорректность и самостийность.

Первая мировая война за борщ уже началась. Вся более или менее значимые газеты и журналы, от The New York Times и The Washington Post до Helsingin Sanomat, Euronews Italiano и Free Malaysia Today, пишут про Великую борщёвую войну.
Мировые медиа пророчат, что война эта продлится никак не менее четырёх лет. Почему? А потому, что агрессивные русские ни за что не позволят вольным украинцам утвердить свою национальную идентичность, признав борщ неотъемлемой частью украинского культурного наследия. Причём нематериального.
Киев хочет утвердить эту идентичность через такую авторитетную структуру, как ЮНЕСКО. Инициатор процедуры — звёздный повар с французским образованием так и говорит: мол, горько ему и обидно, что весь мир считает борщ русским блюдом. Это вселенское заблуждение следует расценивать как очередной удар клятых москалей по украинской незалежности и гидности. Заявку в ЮНЕСКО Киев ещё не направил, но мировое сообщество уже в волнении.
Борщ в зарубежной прессе сервируют вместе с аннексированным Крымом и войной на Донбассе, непременно поминая более 13 тысяч убитых в этих боях с пророссийскими сепаратистами. Иными словами, война за борщ вписывается в широкий геополитический контекст, предполагающий, что не признать украинскость борща равносильно предательству. Ведь это значит проигнорировать «прозападный курс Киева, ориентирующегося на общеевропейские ценности», сыграть на руку русскому медведю, который только и мечтает, как бы ему заграбастать всю восточнославянскую идентичность без остатка.
Доказательную базу подлинного происхождения борща украинцы собирали скрупулезно. Тысячи волонтёров записывали семейные рецепты украинских хозяек от Ужгорода и Львова до Полтавы и Харькова. Потом рылись в архивах и обнаружили, что некий чужеземец впервые попробовал борщ в 1548 году на рынке близ Киева. Тогда инициативная группа наварила кастрюлю борща и доставила угощение в министерство культуры, чтобы там официально попробовали и признали кушанье своим.
К марту будущего года украинские претензии на борщ будут переданы в ЮНЕСКО, чтобы уже в декабре международные бюрократы начали процедуру украинизации этого блюда. Процесс не быстрый, может занять до четырёх лет, так что конца войны за борщ не предвидится. Правда, не сообщается, будут ли сторонники этой культурной инициативы все эти годы кормить борщом чиновников из Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО — тех, от кого зависит искомое решение.
Лично меня в этой истории смущает только одно: неотъемлемо украинским должны будут признать борщ вообще. Без конкретного рецепта, а это делает затею бессмысленной. Так в борщи можно записать любой суп со свёклой. Или даже без неё.
Чтобы лучше вникнуть в проблему русской узурпации борща, я обратилась к истокам и достала семейную реликвию — «Подарок молодым хозяйкам» Елены Молоховец.
Узнала про борщи много интересного. Во-первых, большую часть борщей готовили не со свёклой, а со свекольным квасом, который готовили тремя разными способами, или, как писала прославленный кулинар ХIХ века, — разным манером. Можно было, к примеру, использовать свёклу мочёную, а можно было настоять на тёплой воде чёрный хлеб со свёклой или настаивать не тепловатой водице просто тёртую свёклу. Кстати, процесс тоже не скорый — три или четыре дня.
Буду честной, первым рецептом борща у Молоховец идет борщ малороссийский. (Никакого шовинизма, Малороссией при кровавом царизме называли Украину.) В него помимо привычных ингредиентов шли квашеная капуста, пшено, мука и бобы.
А вот польский борщ не предполагает ничего, кроме специй, муки и свёклы.
Очень примечателен рецепт борща обыкновенного. Готовят его, как малороссийский, но только без картофеля, бобов, помидоров, пшена и свиного сала.
Тот борщ (или его вариации), к которому все привыкли, у Молоховец идёт как «борщ другим манером». В него как раз идёт не свекольный квас, а обжаренная с уксусом свёкла.
А ещё можно приготовить борщ из печёной свёклы с вином, борщ из сельдерея, борщ со свежими грибами и даже с селёдкой. Правда, рыбный вариант борща Молоховец включила в меню для прислуги.
Какой именно борщ будут проводить через комитеты ЮНЕСКО в качестве украинского, не ясно. Рецепт к заявке не прилагается. Боюсь, как бы сотрудники уважаемой международной организации не заблудились в пяти или даже шести борщах.
Чтобы такого не произошло, рекомендую воспользоваться опытом успешного сотрудничества в сфере сохранения нематериального культурного наследия. Так Иран недавно объявил, что ЮНЕСКО признало искусство иранской миниатюры частью всемирного нематериального наследия. Чтобы не спорить с соседями, кто, где и когда придумал миниатюру, заявку подали совместную — Иран, Турция, Азербайджан и Узбекистан. Не помешало бы привлечь к этой благородной затее ещё Афганистан с его знаменитой гератской школой миниатюры, но там другая война, далеко не борщёвая, и афганцам пока не до нематериальных ценностей.
Может, и с борщом также? Не биться за его украинизацию, а считать общим польско-украино-русским супом? Тогда и борщей будет больше хороших и разных!
А вот рецепт, причём подробный, к заявке в ЮНЕСКО лучше бы приложить. Ела я однажды в Нью-Йорке борщ. Не умеют они его готовить.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

7 − пять =