Три его Дворца

Григорий Иоффе
Февраль26/ 2021

Год назад во Дворце культуры имени М. Горького в Петербурге состоялся большой концерт, посвящённый 70-летию директора Дворца Анвара Ризвановича Сайтбагина.

Этот концерт ничем не отличался бы от многих других, которых за 92 года существования этого культурного центра на площади Стачек было бесчисленное количество. Но пришедшие в тот день в Большой зал зрители и участники представления, в котором, наравне с известными народными артистами, участвовали самодеятельные коллективы Дворца, понимали — это не столько юбилей любимого ими и заслуженного человека, сколько прощание с прошлым.

Все уже знали, что Дворец фактически продан и доживает последние дни (с ноября 2020 года он называется Дворцом искусств Ленинградской области).

 

Может быть, поэтому тот концерт получился таким душевным. Как в песне — со слезами на глазах. Песня та, правда, о Победе, но ведь и Дворец Горького, который в годы блокады отделяли от линии фронта считанные километры, в котором в самые голодные дни проводились новогодние праздники для ленинградских детей, — он тоже о Победе, об истории города и нашей страны.

Невольно вспоминалось и личное: какие-то события, истории, эпизоды, связанные с Анваром. Буду для краткости звать его так, ведь дружим мы с ним давным-давно. Многое было в нашей дружбе, а главное, пожалуй, — совместный выпуск нескольких книг, в том числе — посвящённых 80- и 90-летию ДК имени Горького.

Об одном из таких изданий — здесь Сайтбагин выступил не как литератор или историк, а как редактор, — скажу отдельно. Автор её — Альфрид Изатулин, друг детства и соплеменник Анвара. Соплеменник в прямом смысле: оба они родом из деревни Шыклар-Речапово, основанной сибирскими татарами в середине ХVIII века на берегу Иртыша. Оба — из одной деревни, из одной сельской школы, в которой преподавали родители Альфрида.

Дети выросли. Анвар стал заслуженным работником культуры двух республик, кандидатом педагогических наук и самым титулованным клубным работником Ленинграда-Петербурга. Альфрид — хирургом «уранового» госпиталя, подполковником, кандидатом медицинских наук. «Медики уранового стройбата. О врачах, военных госпиталях секретного министерства» — так называется его книга.

Много хулы слышим мы сегодня по адресу «проклятой» советской власти. В основном — от тех, кто её не знал, родился после. Те же, кто прожили с ней жизнь, помнят не только плохое. Да, было, и то, и это. Но при какой ещё власти мальчишки из глухой сибирской деревни могли бесплатно получить такое образование и стать заслуженными, уважаемыми людьми?

А начиналось всё с «крохотной сельской школы (деревянная изба, комната, освещённая керосиновой лампой)… Мама одна вела уроки сразу во всех классах — от 1-го до 4-го. Классы делились по партам и рядам». Это из воспоминаний Альфрида, которые продолжает Анвар:

— Родители Альфрида были учителями деревенской школы, нашими первыми учителями. Замечательные педагоги и прекрасные люди… Лучшие свои душевные качества они сумели передать сыну. И он доказал это своей судьбой.

Судьба, считает Анвар, — это люди:

— Всю жизнь Господь посылал мне потрясающих людей.

В родительском доме, когда окончил восьмилетку, были, кроме него, ещё девять детей. Отчим сказал:

— Бери свои расходы на себя.

Это значило: сколько можно учиться, пора работать! Потом, через годы, когда он стал счастливым мужем, отцом и дедом, он не раз вспоминал тот день, то ощущение обездоленности и пустоты вокруг. Но…

Пошёл в школу, чтобы забрать документы. Навстречу завуч, Анфиса Ильинична Черняева. Выслушала его и сказала:

— Нет, Анвар, ты должен учиться. У моего сына отдельная комната, будете жить вместе.

Так, благодаря Черняевым, он окончил среднюю школу.

Потом — комсомольская работа, а всё свободное время — в городском Дворце культуры. Играл в народном театре, занимался в кружке художественного слова. Здесь родилась его любовь к поэзии, которой он верен всю жизнь.

Способного парня заметила директор ДК и пригласила на работу — заведовать культмассовым отделом.

— Вот тогда я и понял: клубная работа — это моё! — рассказывал Анвар. — Есть возможность сделать что-то конкретное, нести людям радость. Вкалывал круглые сутки и буквально жил там…

Но вместе с тем понимал, что надо учиться дальше. И в один прекрасный день получил сразу два направления. По комсомольской линии — в МГУ, по профсоюзной — в Высшую профсоюзную школу. Недолго думая, выбрал Ленинград. В 1977-м получил диплом «организатора-методиста культурно-просветительной работы высшей квалификации».

С тех пор жизнь его разделилась на три этапа — три Дворца культуры.

Начинал буквально с нуля в ДК «Нива», в Шушарах под Ленинградом. Оснащали, оборудовали, набирали коллектив, открылись в 1980-м. Ныне этот ДК уже снесён, осталась только память. Как и память о следующем его Дворце — тогда ещё принадлежавшем «Скороходу», — имени В.П. Капранова.

Держал он этот разрушающийся Дворец, почти буквально на своих плечах, восемнадцать лет. Возводили здание в 1930-е годы, в том числе и методом народной стройки: отработал смену на фабрике — отработай час-два на строительстве очага культуры. Отсюда и высокое качество работ. А через двадцать лет под Дворцом прошла линия метро, здание стало разрушаться.

— Как поезд проходит, — вспоминает Анвар, — у нас звенят люстры. Времена  были тяжёлые, и в 2000-е годы профсоюзам пришлось продать аварийное здание. Сохранить его было невозможно.

А Сайтбагина назначили директором ДК имени Горького. Проблем здесь тоже оказалось немало. Хотя здание памятник архитектуры федерального значения, Москва средств на его содержание не выделяла, потому что находился ДК в собственности профсоюзов. И снаружи, и внутри многое обветшало.

С приходом нового директора начались ремонтные работы. Первые 65 миллионов рублей на ремонт театрального корпуса, которые профсоюзы выделили как беспроцентный кредит, Дворец вернул в течение 10 лет. Кроме того, заработали ещё 145 миллионов — поменяли трубы, батареи, мебель и окна, свет, аппаратуру, модернизировали сцену.

Камнем преткновения стали фасады. На их ремонт КГИОП дал последний срок: конец 2021 года. Самому Дворцу заработать нужную сумму было невозможно. У профсоюзов денег не нашлось. И чтобы сохранить памятник архитектуры, его решили продать. Единственный покупатель, который сохранит Дворец, — так казалось всем вокруг, — город Петербург.

Однако переговоры зашли в тупик. Городское правительство отказалось покупать Дворец даже в рассрочку.

Не помогло и обращение, инициированное председателем комитета по законодательству Законодательного собрания Санкт-Петербурга Д.А. Четырбоком и единодушно подписанное всеми (!) депутатами ЗАКСа. Ответ ВРИО губернатора А.Д. Беглова (от 9 октября 2018 г.) был прост: «не представляется возможным».

В итоге Дворец купило правительство Ленинградской области. Оборвалась очередная «связь времён». Традиции, бережно сохраняемые работниками культуры на протяжении 93 лет, канули в Лету. Сегодня Дворец фактически рождается заново. Дай Бог, чтобы новым хозяевам удалось наполнить его залы, аудитории, фойе, все его помещения теми же высокими смыслами, живыми голосами зрителей и самодеятельных артистов, той же богатой театральной жизнью, которая кипела здесь многие годы…

Все эти месяцы, пока шла «торговля», директора Сайтбагина тревожило главное. Главное для него лично и для всех его коллег — что будет с творческими коллективами, занятия во многих из которых были бесплатными? С имеющим 120-летнюю историю оркестром народных инструментов имени Б.С. Трояновского? С хором имени М.С. Заринской, основанном ещё в 1944 году в Ленинградском Дворце пионеров, а позже, когда дети подросли, переведённом в ДК Капранова и уже оттуда, вместе с Сайтбагиным,  перебравшимся во Дворец Горького? Что будет с Театром балета, с коллективами «Примавера», «Дебют», «Зурбаган», «Шемрок», «Колесо», «Созвездие», с изостудией «Контраст»? Единственное исключение — казачий ансамбль «Атаман», переросший самодеятельность и ставший профессиональным.

Всего во Дворце занимались 30 любительских коллективов, семь из которых носили звания образцовых и народных. 2000 человек! Кроме того, здесь находили себе приют творческие коллективы 26 национальных диаспор.

Я уж не говорю о том, что все эти 90 с лишним лет на сцене Большого зала ДК выступали с гастролями лучшие в стране и в мире театры, оркестры, оперные, балетные, эстрадные ансамбли и исполнители.

Коллаж Алексея Портнова

 

Тревоги директора оказались не напрасными. Ныне уникальный коллектив ДК имени Горького, состоявший из высокопрофессиональных специалистов, в их числе 10 заслуженных работников культуры РФ, — распущен. Точнее, уволен: 22 июня 2020 года, в соответствии с Постановлением президиума Ленинградской федерации профсоюзов о ликвидации Дворца.

А через неделю «по собственному желанию» уволился и директор.

— Я просто не в состоянии был заниматься ликвидацией того, что с таким огромным трудом создавалось нашими руками многие годы, — с горечью сказал он мне.

Десятки людей остались без работы. Вслед за ними ушли в свободное плаванье и самодеятельные творческие коллективы — большинство закрылось, кому-то посчастливилось найти новых благодетелей…

30 января прошлого года, в полдень, из пушки Петропавловской крепости прозвучал выстрел в честь 70-летнего юбилея заслуженного работника культуры России и Татарстана, ветерана национального общественного движения Анвара Ризвановича Сайтбагина. Выстрел этот стал символическим не только в его творческой судьбе, но и в судьбе народного достояния, которым более 90 лет оставался ушедший ныне в легенду Дворец культуры имени А.М. Горького.

Каким будет новый Дворец искусств? Возродится ли его многострадальный фасад? Сколько лет пройдёт, пока старые его стены вновь наполнятся шумом взрослых и детских голосов и теплом сердец новых его хозяев?..

А.Р. Сайтбагин (справа) и Постоянный представитель Республики Татарстан в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Р.Н. Валиуллин

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

один × пять =