Будущее. Мы попали в мир удовольствий! Или опасностей?

Приметы нашего времени — гедонизм, нарциссизм, геймерство. Девиз дня — «не парься!» Зачастую сами того не замечая, мы купаемся в многообразно-изобильном комфорте. А что будет дальше?

Хочу жить красиво!

Казалось бы, ещё совсем недавно представитель среднего класса мечтал купить модный костюм, как у Алена Делона, туфельки, как у Брижит Бардо, личный автомобиль последней модификации. Теперь человек даже с весьма скромным достатком — чем дальше, тем больше — стремится не к вещам, а к радостям жизни.

Люди старшего поколения удивляются — отчего молодёжь с утра до ночи зависает в своих мобильниках? Да оттого, что это никакие не мобильники, а универсальные чипы, которые пока ещё не настолько малы, чтобы их вшить в голову. С помощью смартфона, приложив его на кассе к терминалу, можно расплатиться за покупку, узнать, как пишется слово «переосвидетельствование», как без пробок проехать на машине куда угодно, можно в два-три клика заказать на дом еду, забронировать билеты на самолёт и номер в гостинице, можно поболтать — причём бесплатно! — с подружкой, которая сейчас лежит в Хургаде на пляже…

Таких «можно» огромное множество. И все они не стоят никакого труда, а потому доставляют удовольствие.

К тому же эти «можно» не ограничиваются цифровыми гаджетами. Вам в вашем офисе или дома стало холодно или, наоборот, жарко — щёлкните пультом кондиционера. Вы хотите иметь на бортах своей машины картины, как в музее, — нет проблем: вам такое изобразят — Третьяковка обзавидуется. Вы хотите футболку, на которой вы стоите в обнимку с Фредди Мёркури — какие вопросы, да хоть с Тутанхамоном…

Ну, что ещё? Не хватает фантазии? Звоните — у специалистов хватит фантазии на любого привереду.

Всё это, само собой, за деньги. Ничего не поделаешь — надо соотносить свои финансовые возможности с возможностями рынка. Но это единственное, что вам придётся делать самому. Кстати, очень многое вполне по карману даже небогатому клиенту. В крайне случае — нетрудно взять кредит.

 

Нет, не об этом мечтал Карл Маркс

А что, собственно, плохого в том, что человека окружает всё больше комфорта и удовольствий? Разве не об этом говорили нам титаны Просвещения и Гуманизма от Томаса Мора до Карла Маркса? «Всё на благо человека и во имя человека!», «Человек — мера всех вещей!», «Человек — это звучит гордо!»…

Да, говорили, но не совсем об этом.

Считалось, что со временем жизнь будет организована правильно, справедливо, вместо людей станут работать разные механизмы, а в результате народ обретёт намного больше свободы и свободного времени — чтобы заниматься своим образованием, искусством и науками.

Даже сегодня об этом пишут: «Технологии способны дать нам больший выбор и больше свободы», — утверждают сотрудники Массачусетского технологического института (США), авторы книги «Вторая эра машин» Эрик Бриньолфсон и Эндрю Макафи [1. С. 26].

Кое-что сбывается — машины и роботы уже многих заменили, рабочий день сократился, количество выходных увеличилось, и жизнь во многих странах устроена вполне сносно. Вот только сами хомо-сапиенсы подкачал…

Вместо того чтобы в свободное время заниматься собственным развитием и творчеством, граждане слишком часто рвутся к наслаждениям. Словно им не терпится получить всё то, что недополучили все предшествовавшие поколения от Адама и Евы.

Сегодня для миллионов людей культура означает калейдоскоп ярких впечатлений и удовольствий. Прекрасное по своей точности и краткости определение культуры дал в недалёком прошлом директор Института мировой литературы РАН Николай Скатов: это — «универсальный механизм, который осуществляет самоорганизацию человеческой жизни» [3. С. 201]. Если так, то уже возникла и разрастается принципиально новая культура. Она самоорганизует жизнь на принципах гедонизма, геймерства, нарциссизма и виртуализации сознания.

Такие понятия, как «лонгрид», «аналитическая статья», «психологическая проза», «умение размышлять» (не думать, а именно размышлять), «классическое искусство», — впору заносить в «Красную книгу». Они, конечно, тоже приносят удовольствие, но слишком долгим и трудным путём. А сотни миллионов людей во всём мире уже привыкли к другому — жить по принципу «не парься!» и, как учат рекламные слоганы, «Оттянись по полной!», «Вы этого достойны!»…

Что, работать до седьмого пота, преодолевая трудности? Глупости! Жить надо весело, играючи и успешно — «на хайпе». Если язык подвешен — пробуй себя в YouTube, TikTok, телевизионных реалити-шоу и всяких конкурсах. А если ничего нет — заведи себе богатенького спонсора (спонсоршу) или, как это широко распространено в Европе и США, живи припеваючи на социально-государственном пособии.

Почти сто лет назад, в конце 1920-х, Хосе Ортега-и-Гассет назвал такой тип массового человека «избалованным ребёнком» [2. С. 57]. Однако сегодня ребёнок претерпел принципиальные изменения.

Если на протяжении десятков тысяч лет люди развлекали себя сами, то теперь в роли аниматора — компьютер. Это означает, во-первых, что homo sapiens из субъекта превратился в объект, а, во-вторых, что гаджет-зависимость, о которой принято говорить как о болезни, стала обычным явлением. И, в-третьих, ещё одно важное следствие — мечты о массовой свободе обернулись новым массовым рабством, при котором рабовладельцем выступает бездушная машина.

На наших глазах человек изменяется как вид. Страсть к новым развлечениям и удовольствиям разрушает его привычную шкалу ценностей. Важное воспринимается как неважное (и наоборот), обилие «лайков» — как жизненный успех, «развлекуха» — как истинные эмоции… У человека возникает завышенная (или, напротив, заниженная) самооценка, потому что она выстраивается не во взаимоотношениях с конкретными людьми (родными, друзьями, приятелями, соседями, коллегами и т.д.), а с френдами, то есть виртуальными существами. Радость и удовлетворение вызывает не удачно сданный экзамен, не хорошо выполненная работа, не похвала людей, чьим мнением ты дорожишь, а количество «лайков» и «комментов».

Один из трендов последнего времени — сознательный отказ мужчины или женщины иметь детей (childfree) — сбой природного психокода, своего рода психическое извращение. При этом одна из основных причин этого феномена — тот самый мир удовольствий. Ребёнок, тем более двое или трое, требует от родителей недюжинных сил — ежедневного ухода, заботы, времени, а кроме того, денег. Так зачем тратиться и тратить себя, теряя возможность получать удовольствия? Так, нарциссизм уже оказывается важнее заложенного в человеке природного императива и традиционных ценностей, утвердившихся ещё в первобытную эпоху.

Пока ещё человек, попавший в мир удовольствий, воспринимается окружающими как неадекват. Если это один человек, группа людей или даже крупное сообщество — говорят о болезни. Но когда таких большинство — это уже оказывается нормой.

 

Болезнь переходного периода

Представьте, что мы с вами отъехали всего на два десятка лет назад, в начало нулевых. Увидев, как соседка в метро смотрит на планшете или мобильнике новый голливудский фильм, мы бы решили, что перед нами инопланетянин. А столкнувшись с парнем, который расплачивается в супермаркете с помощью наручных часов, приняли бы его за мошенника-гипнотизёра.

Благодаря постоянному созданию новых технологий и развитию бизнеса, мир услуг растёт буквально на глазах. И будет расти всё быстрее. Вместе с ним будет расти и рынок удовольствий — таких соблазнительных и таких легкодоступных! Устоять невозможно.

А, следовательно, продолжат развиваться все негативные проявления этого рынка. И, в конце концов, как ещё 1980 году предрекал американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер, произойдёт полная «реструктуризация всех человеческих взаимоотношений и ролей» [4. С. 316].

Или… Или всё же не произойдёт?

Согласно заключениям многих серьёзных учёных, первыми из которых были Станислав Лем («Сумма техногологии») и тот же Тоффлер («Футурошок»), человечество сейчас находится на переходном этапе от одной цивилизационной модели к другой. Это этап расставания с прошлым и поиска будущего, с ошибками и шараханьями в стороны. Предыдущая модель — индустриальная, а будущая — неизвестна. Её даже называют по-разному — постиндустриальной, цифровой, постмодернистской… Хотя мне кажется, точнее было бы говорить о модернизационной, поскольку это наверняка будет такое общество, в котором стабильно только одно — нестабильность [https://mozgokratia.ru/2020/08/budushhee-kuda-katitsya-mir/].

Но на самом деле проблема, конечно, не в названии, а в невозможности что-либо предсказывать в этой постоянно меняющейся системе.

Так что победит — мода на «хайп» и удовольствия или склонность к образованию и интеллекту, которые невозможны без серьёзного труда? Утонет ли человечество в море гедонизма, геймерства, нарциссизма и виртуализации сознания или всё же вовремя одумается?..

Сегодня эти вопросы — риторические.

 

Литература

  1. Бриньолфсон Э., Макафи Э. Вторая эра машин. М., 2017
  2. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М., 2001
  3. Скатов Н.Н. Университет и культура (доклад на Международной научно-практической конференции «Гуманитарная культура как фактор преобразования России», СПбГУП, 21–22 мая 1998 г.) // Дни науки в Университете. Избранное. СПб., 2007
  4. Тоффлер Э. Третья волна. М. 1999


Поделиться ссылкой:

Метки:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

16 − десять =