Будущее. Знать или понимать?

Сергей Ачильдиев
Август22/ 2022

В прошлом веке ведущей силой был рабочий класс, а в нынешнем его место займут интеллектуалы. Но прежде надо, чтобы в образовании своё место заняло не столько знание, сколько понимание знаний.

Куда ведёт поход за знаниями

Школьники — нередко и студенты — говорят:

— А зачем всё это учить, когда любую информацию можно в несколько кликов получить в интернете?

В ответ преподаватели — и не только они — возмущаются:

— Интернет — это не знания, а помойка!

Думаю, по большому счёту, правы и те, и другие. Хотя одновременно и неправы.

Во-первых, интернет (если, конечно, речь о серьёзных сайтах) — это всё-таки знания, вот только не твои, чужие.

А во-вторых, сами по себе знания малоэффективны, в иных случаях даже бессмысленны. К примеру, вы можете вызубрить наизусть сто дат мировой истории и столько же имён выдающихся исторических деятелей, однако это принесёт вам мало пользы. Это будет знание ради знаний, которое не даёт ровным счётом ничего без понимания того, почему тот или иной исторический персонаж действовал так-то, почему в таком-то году произошло то-то и к чему всё это привело.

Нынешняя молодёжь знает гораздо больше, чем предыдущие поколения. У них сегодня гораздо больше источников информации. Вот только знания эти обычно мелковаты, а подчас просто мусорные — что-то там про фильм, в котором нет ничего, кроме сюжета и спецэффектов, про новую эстрадную песню, которую уже через год никто не вспомнит, как и саму певичку, про то, как живут звёзды шоу-бизнеса…

Однако это не вина современной молодёжи, а её беда. Коммерциализация культуры, охватившая земной шар, привела к её массовизации. А массовая культура отличается от истинной культуры, как болотная лягушка от Василисы Прекрасной.

…В общем, когда 1 сентября на торжественной линейке взрослые отправляют первоклашек в большой поход за знаниями, они сами смутно понимают, каковы эти знания и зачем они нужны.

 

Жизнь — не игра

Давным-давно в редакции газеты, где я тогда служил, был парень, отличавшийся энциклопедическими знаниями. Что ни спросишь — всё знает. Ничего удивительного — как только выдавалась свободная минутка, он тут же раскрывал книгу. Книги он глотал одну за другой, а память у него была феноменальная.

Удивительно другое. Когда надо было придумывать новые темы, рубрики и главный редактор собирал летучку для мозгового штурма, этот всезнайка только по-интеллигентски мягко улыбался и не мог родить ничего. Было такое ощущение, будто у него весь мозг занимают почерпнутые из книг бесчисленные сведения, а на свои идеи места уже нет ни клочка.

Для нашей системы среднего и  высшего образования этот человек мог бы служить образцово-показательным экспонатом. Всё знает, всё помнит, а мыслить и рождать идеи — не обязательно. Тем более что это занятие даже опасно — кто его знает, что человек может думать и что выдумает, а вдруг что-нибудь запрещённое?..

Посмотрите, как учат сегодня ваших детей. С 1-го класса и до окончания 11-го, с первого и до последнего университетского курса всё по всем предметам направлено на запоминание. Особенно в школе, где главная цель — успешная подготовка учащихся к сдаче ОГЭ и ЕГЭ, которые являются не чем иным, как вариантом телеигры «Кто хочет стать миллионером?».

Но реальная жизнь — не телевидение и не игра. Реальная жизнь требует не знаний по алгоритму, а умения мыслить. Это сегодня. А завтра, послезавтра и ещё после?..

 

Новые аристократы

Более полувека назад Питер Друкер ввёл в научный оборот новый термин — «общество знания». Так этот американский экономист охарактеризовал грядущее.

Сегодня мы имеем возможность наглядно убедиться в том, что сей термин не верен. Знания, конечно, необходимы, но лишь потому, что без них не может быть понимания. Другими словами, знания — первая ступень образования, а понимание — вторая, более высокая.

Друкер — и не только он — полагал, что будущее за обществом знаний. Но оно, похоже, — за обществом пониманий. А это — способность не только затверживать урок, но и думать, то есть уметь сопоставлять, выстраивать причинно-следственные связи и делать выводы.

Обратите внимание, как сегодня популярно внедолжностное понятие «аналитик». В публичном пространстве они всюду — от футбола и рынка сбыта алкогольной продукции до космических исследований и макроэкономики. На телеэкране они ходят просто толпами. Вот только далеко не все из них способны рассуждать и вправду аналитически.

Впрочем, и аналитика — тоже ещё не высшая ступень интеллекта. Уже в ближайшей перспективе в особой цене окажутся те, кто способен к тому же нестандартно мыслить — придумывать новое.

Ещё в прошлом веке английский писатель и политолог Ноэль Гилрой Аннан предложил свой термин, объясняющий важнейшую составляющую будущего общества, — «интеллектуальная аристократия». Именно она, по мнению автора, должна прийти на смену аристократии сословной, и чем быстрее, тем лучше. Пикантность этому новому понятию придаёт тот факт, что самому Аннану, незадолго до его 50-летия, было присвоено пожизненное звание пэра, и он стал бароном, то есть вошёл в ряды британской сословной аристократии.

Но как бы там ни было, а барон Аннан, думаю, прав. Новая каста высшего класса будет формироваться из интеллектуалов. Зачатки этого явления известны уже сегодня. На наших глазах мальчишки в рваных джинсах — Марк Цукерберг, Билл Гейтс да и наш Сергей Брин — ворвались в элиту миллиардеров мирового уровня, а значит — простите за высокопарный слог, — и вершителей судеб человечества.

…Означает ли сказанное, что вся система отечественного среднего и высшего образования призвана в кратчайший срок перестроиться на подготовку аналитиков и творцов? Ни в коей мере. Это означает лишь то, что подготовка таких специалистов — если хотите интеллектуальной аристократии — должна стать одной из целей образовательной системы.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четыре + 11 =