Верить ли модной туфельке?

Владимир Соболь
Ноябрь14/ 2022

С чего начинаются войны и Родина? Сколько лет воюет Россия? Зачем о политике рассуждают артисты? Эти вопросы обступают нас со всех сторон уже много лет.

Недавно прочитал о выступлении одной из наших поп-звёздочек. Певица уехала за рубеж и катается с турне по европейским столицам. В Париже одну из своих песен она предварила политическим заявлением, проехавшись по родной стране, «развязавшей войну».

Эстрадная дива не одинока. Мой друг и ровесник сказал, что в феврале мир для него просто перевернулся.

Я же, оглянувшись назад, уверился, что все свои семьдесят с лишним лет жил рядом с войной. Хотя и не всегда её замечал.

Боевые действия в Корее начались через месяц после моего рождения. Они затронули не только Пхеньян и Сеул. Там погибали и наши люди, и китайцы, и американцы. Потом была война во Вьетнаме. Стреляли постоянно на Ближнем Востоке. На военной кафедре, на военных сборах офицеры рассказывали нам о своём личном участии в этих войнах. Ну, и, наконец, ограниченный наш контингент двинулся в Афганистан.

Но сражались не только на этих землях. Мой одноклассник, полковник-артиллерист был ранен в стране, название которой называть не хотел.

— Тебе и знать не положено! — обрубил он по грубоватой школьной привычке мои докучливые вопросы.

Я отыскал потом приложение к Федеральному закону о ветеранах, а там длиннющий перечень военных действий, участниками которых могли оказаться Юрка и его сослуживцы. Ангола, Мозамбик, Алжир, Эфиопия, Камбоджа, Лаос, Бангладеш, Йемен… И сколько ещё остались неназванными!

Всплыли в памяти слова Якова Кульнева, одного из генералов 1812 года. Их цитирует в мемуарах его приятель Денис Давыдов.

— Россия-матушка уже одним тем хороша, что в каком-нибудь её конце непременно дерутся! — приговаривал отчаянный гусар.

От эпохи наполеоновских войн нас отделяют всего два столетия. В хронологии мировой истории это почти рядом. А жизнь одного человека и вовсе капля на раскалённой сковороде геополитики. За двести лет вряд ли что-то изменилось существенно.

Прокручивая в уме перечень событий второй половины прошлого века, всё больше убеждаюсь, что третья мировая война началась, когда ещё не успела завершиться вторая. Не в феврале, а в августе, и не в 2022-м, а почти на восемьдесят лет раньше. Атомный гриб над Хиросимой отправил сигнал не Токио, а Москве.

Однако же «любопытствую знать», почему именно такой карточный расклад выпадает в политической нашей колоде? Почему вечно приходят на наши земли западные народы? Давно превратились в  клише строки Редьярда Киплинга:

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

Пока не предстанет Небо с Землёй на Страшный Господень суд…

Есть разумное предположение, которое объясняет разделение государств на блоки их отношением к солёной воде. Море против земли, талассократия против теллурократии. Сама география определяет хозяйственное устройство каждой страны, а, стало быть, и её место в политике.

Такое деление можно проследить через всю писаную мировую историю, но в позапрошлом веке появились чёткие обоснования прошлого, настоящего и ближайшего будущего.

Первым выступил американский контр-адмирал Альфред Мэхен, опубликовав монографию «Влияние морской силы на историю». В начале ХХ века его поддержал  шотландец Харольд Маккиндер. Им вторил немец Клаус Хаусхоффер. А в середине прошлого столетия эти положения развил американец Николас Спайкмен.

К сожалению, в этом списке не найти отечественных мыслителей. Слишком долго мы держались за идеологические оппозиции: прогрессивный-регрессивный, хороший-плохой, справедливый-нечестный. А ведь проблема не в том, кто прав, а в том, кто сильнее.

Более века назад англичанин Хилэр Беллок сформулировал кредо британцев во всемирной политике:

Whatever happens, we have got

The Maxim gun, and they have not.

Коротко и очень жёстко. Перевод на русский язык занимает куда больше места:

На каждый ваш вопрос у нас найдётся ответ:

У нас есть пулемёт «Максим», а у вас его нет.

Выходит, что главная задача любой страны — и прежде всего нашей — обзавестись таким «Максимом», чтобы ни у кого даже вопроса не возникало относительно его скорострельности.

Кстати, ведь и NATO расшифровывается как — Северо-Атлантический блок, потому что в него входят государства, берега которых омывает Атлантический океан.

Есть расхожее мнение, что пока мы были слабыми, на нас никто не нападал. Но помилуйте — все 1990-е годы морские государства как раз и занимались расширением Римленда — краевых земель, которые и могут, и должны задушить Хартленд.

Понятие «Хартленд» ввёл Маккиндер. Срединная  земля есть главное место на Мировом острове (Евразия плюс Африка). Любая карта и даже школьный глобус сразу подскажут нам, что занимает его — Россия.

Расширение НАТО на Восток как раз и есть  окружение нашей страны. Тактика, которая называется «Петля анаконды». Придумали её американские генералы ещё во время войны между северными и южными штатами. Армия Юга была сильнее северной, но Вашингтон организовал блокаду побережья и отрезал южан от поставок боеприпасов.

В общем, рассуждения теоретиков подытожил Збигнев Бжезинский, человек, который во многом и определял  реальную политику США:

«Кто владеет Восточной Европой, владеет Хартлендом.

Кто владеет Хартлендом, владеет Мировым островом.

Кто владеет Мировым островом, владеет миром…».

Я так понимаю, сидя за собственным письменным столом, что в 2014 году Римленд расширился уже до собственных наших границ. Медлить дальше было никак невозможно.

Ещё один вопрос — какова же причина этого противостояния? Почему, несмотря на усилия людей разумных, так и не нашлось  всемирного кота Леопольда, который уговорил бы нас, землян, жить дружно? Да потому, выскакивает сразу ответ, что ресурсы земные ограничены, пряников на всех не хватает, а каждому хочется получить больше.

Человеческую жадность пытались ограничить ещё тысячи лет назад:

— О, Дхритараштра, оставь желания! Нет никого, кто не умудрился бы жить теми или иными средствами. Рис, ячмень, золото, скот и женщины, что имеются на земле, — всё это не может быть достаточным даже для одного человека…

Так заканчивается одна из глав Великой Махабхараты. Но Дхритараштра, предводитель кауравов, не согласился уступить и заключить мир со своими двоюродными братьями-пандавами. И противостояние индийских княжеств завершилось взаимным их истреблением.

Да и на западных фронтах тех далёких времён тоже воевали за вполне конкретные достижения. Ахейские мужи приплыли в Малую Азию не за одной только Еленой. Они решили доказать троянцам, что те не имеют никакого реального права контролировать проход через пролив Геллеспонт. В частности, брать мзду с Язона и его великолепной команды.

Что же касается эпохи нынешней, то и её реалии определяются прежде всего экономикой. Мы хотим продавать нефть и газ, но и американцы достают сокровища из-под земли. Война за рынки сбыта — самая отчаянная и напряжённая. Сбыта продукции, ресурсов, прежде всего, энергоносителей. И надо не упускать из виду существеннейшее обстоятельство — бóльшая часть денег, что крутятся в наших карманах, суть перераспределение прибыли от продажи нефти и газа. Отрежут наши трубопроводы, и откуда возьмутся тысячи рублей, чтобы оплатить билеты на концерты наших див и дивонов?

С этой точки зрения начало СВО определяет всего одну лишь фазу долгой, упорной схватки. Когда же она закончится — никто, уверен, не сможет предугадать.

К сожалению, мы не в силах переделать мир и даже одного человека, живущего по соседству. В той же Махабхарате есть поучительный эпизод — Арджуна, вождь пандавов, выезжает на поле Куру перед решительным боем и вдруг объявляет своему вознице, что не может сражаться. Перед ним, в стане противника, его родственники и друзья. Там стоит человек, который учил его владеть оружием. Как же он может его убить?

Возница великого воина, Кришна, закатывает длиннющую речь, объясняя своему патрону суть мироздания. Так и возникла «Бхагавадгита», один из знаменитых философских трактатов. А заканчивает Кришна простым человеческим поучением:

— Ты, Арджуна, не брамин, а кшатрий. Твоё дело — сражаться. Вот и выполняй его как можно лучше. И почему ты решил, что будешь убивать противников? Может быть, напротив, они низвергнут тебя…

Однако люди постоянно пытаются  выходить за рамки своей профессии. Актёры, спортсмены то и дело кидают в мир политические заявления. Конечно, они люди публичные и уверены, что мир ждёт от них суждений, оценок важных событий. Но как тут не вспомнить анекдот двадцатилетней давности:

— Каспаров думает, что он чемпион мира. Он неправ. Он чемпион мира по шахматам.

Увы, не находится современного Кришны, чтобы показать им истинный путь. Может быть, стоит вспомнить нашего моралиста Ивана Крылова, который объяснил  критику-дилетанту, что судить о картинах можно, но только в соответствии со своими профессиональными знаниями. А точнее — «не выше сапога». Или, в нашем случае, модной туфельки.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

17 + семнадцать =