Почему каждого правителя мы провожали руганью?

Сергей Ачильдиев
Январь25/ 2023

Оглянитесь на ХХ век. Каждого нового главу государства наше массовое сознание сперва превозносило до небес, а потом поносило на чём свет стоит. Если они были такими, то каковы же мы сами?

 

Государь Николай II правил Россией 22 с половиной года, с 1894-го до 1917-го. Эти годы были отмечены не только ходынкой, кровавым воскресеньем и «столыпинскими галстуками». В результате революции 1905-1907 годов Россия получила конституцию, легальные политические партии и Государственную думу, а благодаря правительству и возможности развития предпринимательства страна добилась небывалого роста экономики и по ряду показателей вышла на первые места в Европе и мире.

Но большевистские правители, едва придя к власти, тут же объявили Николая II врагом №1 и олицетворением всего исторического зла «проклятого самодержавия». Всё, что было связано с «царским прошлым» и лично с Николаем, Ленин и его ленинцы перечеркнули жирным крестом.

Память усиленно вытравлялась, и ничто не должно было напоминать о былом. Министерства превратились в наркоматы, министры — в наркомов, прежние учреждения получили другие названия. Да что там, города переименовывали! Петроград — в Ленинград, Екатеринбург — в Свердловск, Гатчину — в Троцк… Центр Петербурга стал коммунистическим: Дворцовая — площадью Урицкого, Садовая — улицей 3 июля, Невский — проспектом 25 октября. Как было подмечено уже в 1960-е, такого не творила на Руси даже Золотая Орда.

Сталин являлся полновластным хозяином Советского Союза 24 года, с 1929-го по 1953-й. «Завещание» Ленина он проигнорировал и скрыл. Забальзамированное тело основателя Советского государства поместил в мавзолей, а самого превратил в идола. Сталин всюду клялся Лениным, называл его своим учителем, но истребил почти всех ленинских соратников и даже Надежду Крупскую, вдову, как считают некоторые историки, отравил.

«Краткая история ВКП(б)», лично отредактированная Сталиным, в дореволюционной борьбе партии первое место отводила Ленину, не упоминая более никого, но уже в рассказе об Октябрьской революции 1917 года рядом с Лениным появился Сталин и, чем дальше, тем Сталина становилось всё больше, а Ленина — всё меньше.

Так было в главном учебнике страны, так было и в жизни. Портреты и памятники Сталину всюду присутствовали в обилии. Любые воспоминания о «демократичности Ильича» могли рассматриваться как государственное преступление.

Никита Хрущёв был главой партии и государства в течение десяти лет, с 1954-го по 1964-й. Он развенчал преступления Сталина, вернул политзаключённых из лагерей, снёс все сталинские памятники, уничтожил его портреты, книги и вынес сталинскую мумию из мавзолея. В своих многочисленных выступлениях, а потом и в мемуарах Хрущёв представлял Сталина как человека с больной психикой — маниакально подозрительного, изощрённо мстительного, коварного и непредсказуемого в решениях (что, впрочем, соответствовало действительности).

Леонид Брежнев возглавлял страну 18 лет, с 1964-го по 1982-й. При нём Хрущёва сперва ругали за волюнтаризм и непродуманные решения, а потом просто вычеркнули из истории, и он исчез отовсюду, словно его никогда не было.

Доходило до абсурда. Знаменитые кадры, на которых Юрий Гагарин после своего триумфального полёта в космос прибывает в Москву, показывали  с купюрой. Вот первый космонавт шагает по красной дорожке, поднимается на несколько ступенек и, приложив ладонь к козырьку фуражки, докладывает, что задание Родины выполнено. Но кому докладывает — непонятно. Пустоте. А пустоту эту звали Н.С. Хрущёв. Вчерашнего руководителя партии и государства вырезали, как раньше, при Сталине, вырезали с фотографий тех, кто был объявлен «врагом народа».

Михаил Горбачёв находился у власти шесть лет, с 1985-го по 1991-й. Он, нарушив традицию, не стал ругать предшественников, а просто взялся проводить свою политику — гласности и демократизации.

Борис Ельцин занимал пост президента Российской Федерации восемь лет, с 1991-го по 1999-й. Борис Николаевич стал политическим оппонентом, а затем и соперником Горбачёва ещё при советской власти. Он открыто критиковал Горбачёва, когда тот ещё был президентом СССР, — за непоследовательность, полумеры и отсутствие планов реформ.

Ну, а что же народ? Он не безмолвствовал.

Когда пропаганда была особенно сильна и за любое поперечное слово могли отправить, куда Макар телят не гонял, не то и ещё подальше, — народ кричал:

— Отречёмся от старого мира! Долой попов и капиталистов!

— Да здравствует великий Сталин!

Иногда кричали искренне, иногда — из страха.

Но бывало и по-другому.

«Дорогого Никиту Сергеевича» по первости очень даже чтили. За то, что освободил людей от тотального страха и стало можно говорить, что думаешь, без особой опаски. За то, что взялся за повышение народного благосостояния и начал массовое жилищное строительство, за победы в космосе. Да просто за то, что был свойский мужик — простой, искренний и выступал на понятном всем, неказённом, языке.

Но потом от него устали — болтает много, а ведёт себя несерьёзно, потому как идеи у него глупые. Наобещал в три года обогнать Америку по продовольствию, к 1980 году — «коммунизьм»… Одно слово — «кукурузник»!

Леонид Ильич поначалу тоже понравился. Мужчина солидный, обаятельный. Мы, говорит, будем всё решать коллегиально. Но потом быстро постарел, ни слова не мог сказать без бумажки, да и говорил так, что того и гляди потеряет вставную челюсть. И обвешивал себя орденами, будто новогоднюю ёлку игрушками.

А тем временем дефицит в магазинах нарастал, и даже делегаты партийных съездов, приезжая в Москву на свои форумы, высылали домой огромные посылки с едой. В общем, «бровеносец в потёмках».

Похожая история случилась с Михаилом Сергеевичем. Сперва в него влюбились всей страной. Умный, обходительный, общается с народом почти запросто. Ну, просто как английский какой-нибудь премьер или американский президент. А главное наступала такая демократия, от которой все ленины-сталины-брежневы умерли бы ещё раз.

Но когда началась борьба с алкоголем и к тому же опустели прилавки — ни мяса, ни пирожных, — вся любовь враз кончилась. Короче, был «Мишка на севере», а теперь —только «Мишка в Кремле».

И Борису Николаевичу народ поначалу смотрел в рот и ловил каждое его слово. Казалось, ещё немного, ещё чуть-чуть и — заживём не хуже американцев и разных прочих шведов. Но чем глубже страна погружалась в 1990-е, тем меньше оставалось этой веры. Не видно её стало за взмывающей к небу инфляцией и бандитскими спинами. Да что вспоминать! Принял Россию с продуктовыми карточками, а оставил — с кредитными.

…Так почему же наши предки и мы сами на протяжении всего ХХ века каждого правителя провожали руганью?

Странный вопрос. Да потому, что они этого заслуживали! То придумывали какие-то искусственные идеи. То почём зря сажали народ и расстреливали. То голодом морили. То превращали власть в личную кормушку и никак не могли от неё оторваться. То вели не туда…

В общем, всё как всегда: они — плохие, а мы ни при чём. Видимо, очень хорошие…

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двенадцать − одиннадцать =