Храм в Антарктиде

Первый и пока единственный православный храм в Антарктиде был построен в 2004 году на острове Кинг Джордж рядом с российской антарктической станцией «Беллинсгаузен».

Сделано было это во многом благодаря усилиям и стараниям человека-легенды, испытателя парашютов Петра Ивановича Задирова. Мы познакомились с ним в Кейптауне, когда из гостиницы я отвозил его в аэропорт, откуда готовился к вылету в Антарктиду очередной рейс Ил-76 [о Задирове см.: https://mozgokratia.ru/2021/03/na-severnyj-polyus-i-obratno-za-48-chasov/ ].

После того, как число прыжков у Петра перевалило за три тысячи, он ушёл из профессии и занялся бизнесом. А на первые появившиеся деньги — в память о своей маме — построил церковь в родном селе Новоникольском.

Позднее друзья полярники подсказали Петру идею строительства церкви в Антарктиде, где похоронено много полярников. Идею поддержал начальник Российской Антарктической экспедиции Валерий Лукин. И за пять последующих лет, фактически с нуля, проект храма, который в 2000 году благословил Патриарх Алексий II, был реализован.

Для возведения храма в стиле русского деревянного зодчества выбрали лиственницу для нижних венцов и сибирский кедр для верхних, поскольку их древесина наиболее устойчива к гниению и хорошо сохраняется во влажных условиях.

Первоначально храм в 48 венцов, высотой 15 метров и весом более 80 тонн построили в алтайском селении, где он простоял почти год. Затем его разобрали, предварительно пронумеровав все бревна и брус. Там же, на Алтае, для храма была изготовлена из цветного камня мозаичная икона Святителя Николая.

Уже в декабре 2003 года на станции «Беллинсгаузен» храм заново собирали вручную алтайские мастера, специально для этого прилетевшие в Антарктиду.

Однако не предусмотрели алтайские строители того, что на острове почти постоянно дуют сильные ветры, а, если к тому же идёт дождь или снег, ветер просто вбивает влагу в брёвна. И никакая крыша храм от этого не защитит. Строители заделывали стыки между бревнами обычным мхом, как делали это у себя на Алтае. Но от горизонтального дождя храм просто потёк, да так, что внутри помещения начался потоп. Пришлось строителям приезжать ещё раз и заделывать щели макрофлексом и другими современными средствами.

Изначально храм хотели назвать в честь Святителя Николая, покровителя путешественников и мореплавателей. Но Святейший Патриарх Алексий II благословил воздвигнуть храм в честь Святой Троицы. Он же подарил храму памятную икону Святой Троицы.

15 февраля 2004 года в День Сретения Господня храм был освящён. На освящении присутствовало более двух десятков гостей, включая потомка декабристов Кристофера Муравьёва-Апостола, прилетевшего из Швейцарии. На его средства были отлиты и доставлены в Антарктиду колокола для звонницы храма.

Рассказывают, что когда храм освящали, небо было затянуто плотными тучами, но во время богослужения тучи разошлись, и солнечные лучи ударили на то место, где стоял храм. Так Господь показал, что выбор места был верным.

Первым в построенном и освященном храме крестился начальник станции «Беллинсгаузен» в 49-ю российскую антарктическую экспедицию Олег Сахаров. А первым настоятелем храма стал 30-летний иеромонах Каллистрат (Романенко), насельник Троице-Сергиевой лавры, в прошлом начальник скита на острове Анзер в Соловецком архипелаге.

Владимир Кирьянов и отец Каллистрат

 

В дальнейшем священники в церкви менялись каждый год, по тому же графику, как и зимовщики станции «Беллинсгаузен». Каллистрат зимовал на станции три раза и все зимовки ни минуты не сидел без дела. Помещение склада он переоборудовал под столярную мастерскую и на деревообрабатывающих станках мастерил для станции всякую утварь.

Рассказывают, что, когда Каллистрат впервые прибыл на станцию — на судне из Калининграда, которое везло разобранный храм, — его поселили в домике на горке, где и предполагалось этот храм собирать. Протоптанной тропинки к дому он не увидел. Поэтому, нагруженный чемоданом, коробками и сумками, Каллистрат пошёл туда напрямик, проваливаясь в глубокие сугробы.

И тут его атаковал поморник. Подлетел, сорвал с головы шапку и — поминай, как звали. Каллистрат от неожиданности плюхнулся в сугроб и, глядя изумленно вслед улетающей птице, начал молиться. Затем собрал свой скарб и продолжил подъём.

Но вдруг поморник снова подлетел и сбросил украденную шапку к его ногам. Каллистрат опять побросал свои пожитки и начал истово благодарить Господа за то, что тот надоумил тварь Божию вернуть ему шапку. Помолившись, вновь собрал свои вещи, но не успел сделать и трёх шагов, как подлетевший поморник опять сорвал с него шапку и улетел с ней в неизвестном направлении.

Дальше Каллистрат поднимался в гору уже без молитв и без шапки…

В храме постоянно служат иеромонах и диакон. Живут они в отдельном доме, рядом с храмом, питаются вместе с полярниками. Кроме службы по выходным и праздникам, оба работают на станции наравне со всеми — красят, грузят, расчищают снег, собирают к отправке из Антарктиды мусор и отходы.

В 1998 году станция «Беллинсгаузен» была на грани закрытия, точнее — превращения её в сезонную базу. За четыре последующих года на ней зимовало всего по шесть человек. Территория вокруг станции превратилась в огромную свалку.

Но благодаря усилиям начальника станции Олега Сахарова за восемь последующих лет территория была полностью очищена от мусора, ржавого железа и приобрела такой вид, что теперь её можно называть образцово-показательной.

В 2007-м мне с группой коллег довелось побывать на станции, и первое, что бросилось в глаза, — чёрное церковное одеяние служителя храма на фоне синих комбинезонов полярников.

— А нельзя ли посетить церковь? — спросили мы.

Уже через полчаса, проваливаясь в рыхлом снегу, мы вслед за настоятелем карабкались по склону к храму. Место для его постройки было выбрано очень удачно — в хорошую погоду здание видно с моря километров за тридцать. Внутри храма моё внимание привлекли огромные цепи, стягивающие всю конструкцию изнутри. Как мне объяснили, монолитный фундамент с системой цепных тяг был сделан для того, чтобы храм мог выдержать сильнейшие ветра, до 40–50 метров в секунду, которые в Антарктиде не редкость.

Кроме российских полярников, храм часто посещают соседи с чилийской станции, где в Вилья-лас-Эстрельяс (Villa Las Estrellas — «гражданская деревня» чилийцев) тоже построена церковь, католическая.

В 2007-м в нашем храме был проведён обряд венчания дочери российского полярника Ангелины и чилийца Эдуардо с чилийской базы Фрей. Они стали первой парой в истории человечества, соединившейся узами брака в Антарктиде.

17 февраля 2016 года впервые в истории Русской православной церкви состоялся визит в Антарктиду Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Полярники вручили Патриарху диплом о посещении Антарктиды и подарили картину с изображением антарктического православного храма и книгу «Карта Антарктиды», в которой содержатся описания важнейших событий истории континента и судеб его исследователей.

Патриарх в ответном слове подчеркнул, что видит в Антарктиде «физический образ идеального общества» потому, что там люди, несмотря на сложные условия для проживания и «будучи разными, живут в мире» и согласии.

А в заключение сказал:

— Когда я узнал, как они друг другу помогают независимо от национальности, какой высокий уровень солидарности, отсутствие какой-то злобной и враждебной конкуренции, отсутствие оружия, всякой военной деятельности, всяких научных исследований, направленных на уничтожение другого человека, — я понял: ведь это же образ идеального общества.

 

Фотографии из архива автора

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двадцать − семнадцать =