Нужен ли нам Максим Горький?

Григорий Иоффе
Июль03/ 2023

В этом году исполнилось 155 лет со дня рождения Горького. Дата была отмечена на официальном уровне. Но вопрос, вынесенный в заголовок, остался. Он рождён самой жизнью.

Осилит ли сегодня рядовой читатель повесть Максима Горького «Фома Гордеев», предтечу чеховского «Вишнёвого сада», не говоря уже о всех четырёх частях «Жизни Клима Самгина»? А стоило бы… Русский рубеж XIX и ХХ веков во многом созвучен рубежу тысячелетий, который мы только что пережили.

Каждый школьник знает, что роман Александра Пушкина «Евгений Онегин», по словам Виссариона Белинского, — «энциклопедия русской жизни». Примерно те же слова применимы к роману-эпопее о Самгине, энциклопедии российской жизни с 1880-х годов по год 1918-й. Со всеми нашими фабрикантами и заводчиками, революциями и войнами, интеллигентскими мечтаниями и прочими потрясениями, с подробнейшим описанием жизни всех сословий, от горьковского «дна» до высшего, включая последнего самодержца. Четыре десятилетия, несколько раз бросавшие страну из огня в полымя и обратно!

Это не урок литературы, который легко заменяется игрой в смартфоне, а напоминание на всякий случай.

Это о том, что, вольно или невольно, имя Горького постепенно стирается с «карты будня» не только вчерашнего (начавшегося в дни перестройки), но и сегодняшнего.

Выскажу крамольное сомнение, за которое меня наверняка осудят многие нижегородцы: а стоило ли в топонимическом угаре начала 1990-х переименовывать город Горький обратно в Нижний Новгород? Пишу «многие», потому что тогда далеко не каждый житель города был «за». Если точнее, «за» проголосовали 45 процентов горьковчан, а 40 процентов — против. Кстати, примерно, как и в моём родном Ленинграде, где при опросах перевес в пользу Санкт-Петербурга был минимальным.

А что в итоге? Есть у нас Великий Новгород, и на его фоне «Нижний» звучит как-то вторично и, простите, приниженно. Как и в титулах российских императоров: «Император и Самодержец… Новгородский» — это о Новгороде Великом, и «Государь и Великий Князь Новагорода низовския земли» — это о Нижнем.

В итоге — теперь у нас два Новгорода, но нет города Горького, а Санкт-Петербург оказался в окружении Ленинградской области. Спасибо, ещё ни один депутат не догадался переименовать Ленинградскую блокаду в Санкт-Петербургскую…

Но вернусь к Максиму Горькому, к памяти о нём.

Почти каждый день прохожу к метро «Горьковская» мимо памятника Горькому. Небольшой пятачок на карте города Петербурга, ещё как-то напоминающий нам о великом русском писателе.

Здесь же, неподалёку от памятника, и дом, в котором Алексей Максимович жил с 1914-го по 1921 год. Сначала в двух квартирах на шестом этаже, а потом в 11-комнатной на четвёртом, где вместе с ним «ютились» ещё около 30 приживал. И где бывали или гостили самые известные в те времена деятели политики, культуры, науки. Лишь начну перечень, которому нет конца: Блок, Бунин, Шаляпин, Чуковский, Ленин, Маяковский, Дзержинский, Луначарский, Красин, Каменев, Зиновьев… И даже посетивший Петроград Герберт Уэллс.

 

 

Адрес дома: Кронверкский проспект, 23 (в 1932–1991 годы — проспект Максима Горького). Проспект пересекается с Кронверкской улицей. Видимо — возвращаюсь к постперестроечному топонимическому угару — переименовальщики об этом не знали или не пожелали знать. В итоге…

Небольшое лирическое отступление. Если живёшь на Петроградской стороне, где рядом Петропавловская крепость, Троицкая площадь, домик Петра I, крейсер «Аврора», дворец Кшесинской, Александровский парк с двумя театрами, кинотеатром, планетарием и зоопарком, — поневоле, выходя из дома, становишься внештатным экскурсоводом. На каждом углу можно встретить стоящих в нерешительности туристов, запутавшихся в смартфонных картах.

— Подскажите, как пройти?..

Чаще всего туристов ставит в тупик наличие рядом Кронверкского проспекта и Кронверкской улицы. А как было бы хорошо: Кронверкская улица и проспект Максима Горького!

Возможно, я ошибаюсь, но с именем Горького в нынешнем Петербурге, кроме памятника и станции метро, уже не связано ничего… Нет, ошибаюсь: ещё не переименовали Дом учёных, который носит имя писателя. Но с 1992 года отменён Академический Большой драматический театр имени Горького, переименованный в БДТ имени Товстоногова. Отдадим дань великому режиссёру. Но всё-таки у истоков театра стоял Алексей Максимович, а не Георгий Александрович. И не думаю, что сам Товстоногов проголосовал бы за такое переименование.

Однако, может, я всё-таки перегибаю палку, говоря о том, что Горького забывают? В конце концов, память о писателе не только и даже не столько в топонимике, сколько в чтении его книг. А уж из школьной программы Горького никак не выкинешь!

Поинтересовался. Главы из повести «Детство» и «Старуха Изергиль» изучают в 7-м классе, пьесу «На дне» — в 11-м. И больше ничего, в 8-м, 9-м, 10-м классе — вообще ничего! Спросил внучку, окончившую нынче 7-й класс, о Горьком. В ответ:

— Не проходили.

…Но вот новость из телевизора. Вдруг, одновременно, в Москве и Петербурге нынче, в год 155-летия Горького поставили «Вассу Железнову». Причём во второй, советской, редакции 1935 года, где в мотив «наживы любой ценой» вплетаются такие понятия, как честь семьи, будущее детей и внуков.

Быть может, ещё не всё потеряно?..

Фото автора

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

семь + 16 =