Как живётся на Мадейре?

Иван Карасёв
Февраль07/ 2024

Иван Карасёв написал книгу об острове Мадейра и его жителях. Скоро рукопись поступит в издательство. А пока читатели «Мозгократии» могут познакомиться с отрывками из будущей книги.

 

700 ступеней до цивилизации

Люблю Мадейру. Здесь обитают добрые, милые люди, без выпендрёжа и всяких новомодных ценностей. Всё просто: когда сыт и посмотрел футбол, можно и в церковь сходить…

Основное население острова — горожане, только 12 процентов трудоспособных жителей занимаются сельским хозяйством. Раньше их было больше половины, и дети начинали помогать родителям лет с десяти лет.

Сейчас даже в километре от центра Машику, где мы с женой любим отдыхать, можно увидеть скромные клочки террасных участков на склонах гор, но сколько там производится сельхозпродукции можно лишь догадываться. Это кусочки земли по сто-двести квадратных метров, а то и меньше. Правда, у одной семьи их может быть несколько.

Основная масса местных фермеров распылена по немногочисленным деревням и маленьким городкам. Там они выращивают виноград, сахарный тростник для местной водки — агварденте, а также мелкие, но очень вкусные бананы, картофель, фрукты и овощи.

Деревня в горах

 

Зажатые вершинами деревни в глубине острова, по большей части вымирают. В Рибейра Фунду, знакомой мне деревеньке на северо-западе Мадейры, живут всего шесть человек (и так не только там). Смотришь: шесть стариков машут мотыгами на своих скромных наделах, выращивают виноград, ставят вино в бочках…

Название деревни Рибейра Фунду можно перевести так: «речка в глубине пропасти». И правда, поселение стоит на краю обрыва, а где-то глубоко в ущелье шумит речушка. А когда-то в деревне даже имелась начальная школа…

Совсем как у нас на Псковщине, где в деревеньке на юге области мы обустроили дачу. Здесь постоянных жителей тоже пять человек, а в старые годы работала четырёхклассная школа. Правда, летом в этой нашей псковской вотчине население вырастает до 20 человек и более. Но то же и в Рибейра Фунду. С той лишь разницей, что там народу прибавляется в праздники и в период отпусков.

Как в Рибейра Фунду продавали свою продукцию — загадка. Автодорогу в деревню проложили в 2005 году, и теперь за бочками с вином могут приехать клиенты с побережья, а раньше… До ближайшего городка добирались пешком. Час с лишним по горным тропкам, вероятно с кувшинами ценного напитка за плечами. Машин у местных никогда не было, и до сих пор нет. Дачники приезжают на своих колёсах, а деревенским сделали параллельную дорожку из 700 метровых ступеней. По этой дорожке они и добираются до асфальтовой цивилизации.

 

Женщины — отдельно, мужчины — отдельно

Коренные жители Мадейры отличаются от континентальных португальцев даже внешне. Прежде всего грубоватыми чертами лица.

Ярко выраженный женский типаж

 

Характерные, лишённые изящества лица особенно заметны у худощавых женщин, а таких не очень много. Если на фотографиях начала 1960-х почти все местные жительницы кажутся высохшими от солнца и ветра, то теперь они, за редкими исключениями, имеют округлые формы. Ничего удивительного, раньше почти все женщины занималась тяжёлым крестьянским трудом на отвоёванных у гор террасках, а нынче земледельцев почти не осталось, и наступила сытая жизнь.

Возможно, памятуя об ушедших временах, теперь женщины не особо следят за фигурой, особенно в маленьких городках. Одна знакомая как-то сказала, что со свекровью проблема — та считает, будто её вполне пухленькая внучка недостаточно упитанна. Сама бабушка полнотой не отличалась, но потомство во втором поколении желала видеть в иной комплекции.

Столь неожиданные повороты сознания часто фиксировались в истории. Например, в России вслед за модой на томных красоток с мертвенно-бледным цветом лица без намёка на лишнюю жиринку в теле (вспомним портрет Иды Рубинштейн кисти Валентина Серова) по окончании Гражданской войны стали пропагандировать аппетитных краснощёких девиц в трусах и майках на спортивных парадах. И после Великой Отечественной доминировала мода на полненьких, по контрасту с голодными военными годами…

Ну, а вообще, судя по сумкам жительниц Мадейры, с которыми они выходят из супермаркета, худеть им трудно.

Одеваются островитянки, мягко говоря, не очень элегантно. До недавнего времени их упитанные ноги обтягивали дешёвые лосины. Сверху одежда попросторней —бесформенное нагромождение разновсяких маечек, кофточек, курточек. Однако, эта мода вроде бы уходит, сейчас всё чаще заметны женщин в джинсах.

В телевизоре представительницы слабого пола одеты элегантно — с ноткой строгости, если того требует их положение. Но вообще-то, в высших сферах общества женщин здесь маловато. Португалия — консервативная страна. Даже в Парламенте республики их всего одна треть. В правительстве ещё меньше. Представить женщину премьер-министром или, пуще того, президентом, пока сложно. Да что говорить, аборты в этой стране разрешили только в 2007-м, после общенационального референдума.

Мужчины на Мадейре обычно суховаты. Нет, безусловно, встречается порой и толстячок с отменным животом, словно подушку проглотил, но у нас в Машику местный мужичок скорее невысок и совершенно лишён «переднего шкафа». Может, мужская половина взрослого населения больше работает физически? Не могу утверждать, но в малых строительных, столярно-плотницких, евроремонтных предприятиях сплошь мужчины. К тому же бегают вдоль берега, поддерживая форму, чаще всего представители мужского пола. И это, естественно, не работяги-столяры, мебельщики, плотники.

Молодёжь, правда, повыше и не настолько худощава. Но они, если и работают, то официантами, а при обилии баров и кафе труд у них не слишком напряжённый.

Вообще, здешнее общество чётко делится на мужское и женское. В кафе редко встретишь семейные пары, обычно женщины сидят с женщинами, мужчины — с мужчинами. Даже среди гуляющих вдоль берега моря заметно гендерное разделение.

Ну, а уж питейные заведения по вечерам заполняют в основном мужчины. Пропустить рюмочку-другую за неспешной беседой с приятелем или с соседом по барной стойке, комментируя попутно любимый футбол, который тут же беспрестанно показывает спортивный телеканал, — что может лучше помочь отдохнуть после трудового дня и от жизненных проблем?

Пить дома здесь не принято, а в барах — недорого и своя компания. Процесс, кстати, происходит тихо-мирно, пьяных драк я не видел и про них не слыхал.

 

Все страсти — в футболе

Местные жители — люди добрые, неконфликтные. Наверное, потому, что тут давно не было войн, хотя некогда остров страдал от нападений пиратов и порой на нём происходили настоящие бои с морскими разбойниками. Но эпоха корсаров давно канула в прошлое.

Сегодня самые сильные эмоции вызывает футбол. Однажды на местном стадионе я был свидетелем массового мордобоя. Подрались парни двух юношеских команд, а родители, сидевшие на трибуне, кинулись… нет, не разнимать своих чад, а помогать бить соперников.

Футбольные страсти неудивительны, ведь самый знаменитый уроженец Мадейры — Криштиану Роналду. В его честь даже назвали единственный на острове аэропорт, и там же установили аляповатый бюст футболиста. И всё это при жизни! Хотя за Роналду уже числилось немало скандалов. Едва ли не последний — иск на миллиард долларов за то, что в своих сетях рекламировал криптомошенников, дуривших добросовестных приобретателей.

Но сами островитяне — люди честные, по крайней мере в маленьких городках. Мне тут отдавали забытые в ресторане двадцать евро сдачи, причём хранили эти деньги в конвертике неделю.

А что касается Роналду… Простой народ смотрит футбол и не утруждает себя вопросами о скандальной рекламе в сетях. Ну, ошибся их кумир, с кем не бывает. Роналду здесь — национальный герой, гений, и — баста. Нечего рассуждать.

Местные жители не спешат винить Роналду ещё и потому, что спешить — вообще не в их духе. Порой их неторопливость принимаешь за недисциплинированность. Но это ошибка, на самом деле — таково отношение к жизни, её философия.

Иногда, конечно, это раздражает. А как иначе, если человек обещал прийти поколдовать с твоим интернетом на следующее утро, но день проходит за днём, а он всё не появляется, лишь при встрече дружелюбно кивает головой:

— Аманья — Завтра.

Сакраментальное «завтра» каждый впитал с молоком матери. И это тоже объяснимо. Когда-то все здесь были крестьянами (ну, и рыбаками по совместительству), а при местном климате крестьянину куда торопиться — посеет он завтра, на следующей неделе или через две, какая разница? Урожай в любом случае будет.

Впрочем, нерадивость на острове бывает и совсем другой. К примеру, кто-то устроит свалку у себя в закутке, который ничто не отделяет от обустроенного променада вдоль реки. Идёшь по красиво выложенной плитке, слева — спрятанная за высоким забетонированным берегом (защита от наводнений) речушка, прямо — красиво оформленный газончик, а справа — куча древнего мусора или проржавевшая насквозь техника (даже экскаватор видел). По всему видно — лежит всё это годами.

А чего стóит вывеска с ржавыми дырами на въезде в город и надписью «Сделаем Машику чистым»!

Фасадная часть Машику. Вид с горы О Фашу

 

Однако жители острова, похоже, не особо ценят свои красоты. Они к ним привыкли. У местных свои заботы, а в отпуск (при наличии средств) они поедут в Лиссабон либо куда-нибудь в Испанию или Францию. Да мы ведь в России тоже такие. Свои облупившиеся фасады зданий не замечаем, а когда видим то же самое за границей — удивляемся.

 

Знак веры

Граждане Мадейры религиозны. Правда, это более заметно в дни крупных церковных праздников — в Рождество или в день местного святого, которому посвящён храм.

У нас в Машику на 12 тысяч жителей пять костёлов. Это, мягко говоря, немало. Правда, открыты они не каждый день, и служба даже в главном костёле, который в самом центре города, напротив мэрии, тоже проводится не ежедневно. Но в Рождество или на Пасху во всех костёлах полно народа, и в главном ради праздника открывают широкие ворота основного входа (напротив абсиды, в обычные дни заходят сбоку через маленькую дверь), а перед ним стоят ещё сотни прихожан, слушающих мессу через громкоговоритель. Однако, замечу, во всех костёлах верующие — в основном люди постарше, молодёжи мало.

 

Рождественская служба в Машику

 

В день большого церковного праздника почти в каждой семье традиционный ужин. На него собираются все — бабушки, дедушки, сыновья, дочери, внуки… Едят, пьют и к полуночи идут в костёл.

Характерная черта: даже истинно верующие не крестятся, проходя мимо храма, или посреди разговора, как делают это наши верующие. Свою веру жители Мадейры не выставляют напоказ. Тут это не принято.

В быту, как мне представляется, местные слабо следуют католическим установкам, если вообще следуют. Ведь любой грех можно отмолить. Католическая церковь — традиционный институт, и её авторитет, а заодно и, так сказать, посещаемость во многом зависят от силы традиций.

Этим пользуются другие религиозные течения — новые, появившиеся во второй половине ХХ века, и старые, вроде баптистов. Постоянные кризисы, жизнь от зарплаты до зарплаты, семейные неурядицы зачастую толкают людей, ищущих успокоения души, в руки сект. В Машику я насчитал шесть разных молельных домов. Некоторые не называются церквями, но сути это не меняет.

Вот одно из них — заведение, носящее гордое имя «Помощь 24/24». На самом деле «помогающие» — обычная секта, пришедшая из Латинской Америки, но в Португалии решением суда её лишили права называться высоким именем церкви, поэтому она приняла такое оригинальное название. Двери «Помощи» бывают открыты и ранним утром, и поздним вечером. Похоже, их отпирают по звонку прихожанина. Порой оттуда слышны песнопения, основная масса прихожан — женщины в годах.

 

Фотографии автора

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

восемнадцать + 2 =