Сергей Витте. Монархист с либеральными взглядами | Мозгократия
 

Сергей Витте. Монархист с либеральными взглядами

Исполнилось 170 лет со дня рождения Сергея Витте, крупнейшего и успешного реформатора экономики, финансов и социальной жизни России. Это был человек, который являлся и монархистом, и либералом. 

 

«Для блага России… прежде всего необходим подъём её производительных сил. Для этого всего больше нужно развитие её обрабатывающей промышленности и транспорта. Первое немыслимо без сильного покровительства со стороны государственной власти… при условии, что во главе стоит монарх, достаточно умный, чтобы понять свою задачу, и достаточно твёрдый, чтобы, вступив на правильный путь, не сворачивать с него под разными посторонними влияниями, монарх с царственным благородством мыслей», – таким представлял «центральный пункт мировоззрения Витте» историк Василий Водовозов в исследовании «Граф С.Ю. Витте и император Николай II» (1922).  

И действительно, именно благодаря таким убеждениям Сергей Юльевич Витте сумел преобразовать финансы России, многое сделал для индустриализации страны обеспечил развитие системы железных дорог. Под началом Витте была проведены крайне важные социальные и экономические реформы стратегического характера. Именно эти реформы помогли России уже в начале ХХ века выдвинуться в число ведущих мировых держав. 

Сергей Витте родился в Тифлисе (ныне Тбилиси) в семье крупного чиновника. Это помогло ему получить хорошее домашнее образование, благодаря чему он сдал экстерном экзамен за гимназический курс и поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета (Одесса). Фактически он стал первым во власти специалистом, имевшим научную степень. 

В начале своей профессиональной деятельности кандидат физико-математических наук Витте был ревностным монархистом. Правда, с одной, но принципиально важной оговоркой: «Я до сих пор держусь убеждения, что наилучшая форма правления, в особенности для России, при инородцах, достигающих 35% всего населения, есть неограниченная монархия, но при одном условии — когда имеется налицо наследственный Самодержец, если не гений, то лицо с качествами более чем обыкновенными. Прежде всего и более всего от Самодержца требуются сильная воля и характер, затем возвышенное благородство чувств и помыслов, далее ум и образование, а также воспитание». Приводя эту цитату из «Воспоминаний» выдающегося реформатора, В. Водовозов в книге «Граф С.Ю. Витте и император Николай II» отмечал, что таково было в молодости глубочайшее убеждение Сергея Юльевича.  

Действительно, отношения с Александром III складывались в целом хорошо, но когда к власти пришёл Николай II, слишком многое пошло по-другому. Водовозов констатировал: «Его Величество с трудом терпит около себя людей, которых он в душе почитает выше себя в моральном и умственном отношении или таких, мнения которых отличаются от мнений дворцовой камарильи». Независимый по природе Витте испытал всё это на себе и, соответственно, на проводимых им в жизнь модернизационных преобразованиях.  

Интересный психологический портрет Витте оставил юрист Анатолий Кони в своих воспоминаниях «Сергей Юльевич Витте» (1925), ознакомиться с которыми можно в электронном читальном зале Президентской библиотеки. Служебная деятельность Кони предоставила ему возможность неоднократно встречаться с Витте и даже вместе с ним работать. Впервые они встретились в 1876 году в комиссии, учреждённой для исследования железнодорожного дела в России. Сергей Юльевич тогда настаивал на установлении правительственного контроля над железнодорожными тарифами во избежание злоупотреблений и настойчиво поднимал вопрос о выкупе железных магистралей государством.  

Впоследствии Витте обобщил своё видение этой темы в ряде статей в журнале «Инженер» и в изданной в 1883 году брошюре «Принципы железнодорожных тарифов», где те же проблемы изложены в экономическом аспекте.  

Наблюдал Кони Сергея Юльевича и в бытность его министром финансов, когда энергичный Витте настаивал на господдержке обрабатывающей промышленности и на усиленном привлечении в Россию иностранных капиталов. При этом он «указывал и на печальную отсталость нашего сельского хозяйства и доказывал, что для его поднятия необходимо поднятие личности крестьянина и дарование ему прав, какими пользуются все подданные Государя Императора».  

И вот новая встреча, описанная в воспоминаниях Кони: «Я встретил Витте в июне 1903 года, проживая в Сестрорецком курорте. Он приехал верхом и ходил, то ускоряя, то замедляя шаг, по длинной крытой галерее близ морского берега… Он любезно шёл мне навстречу, задержал мою руку в своей и стал меня расспрашивать, как мне живётся в курорте. Я видел, что это лишь машинальные фразы и что он скорее в силу обстоятельств шёл рядом, “оглушённый шумом внутренней тревоги”».  

Только через месяц Кони узнал, что «из самого влиятельного министра с широкой творческой деятельностью он сделался председателем кабинета министров, т.е. декоративным манекеном… Душевная драма состояла в том, что, имея громадное влияние на ход внутренней жизни России, вызвав в ней сильное развитие промышленности, введя и упрочив переход железнодорожного дела в руки государства, учредив ряд высших технических училищ, то есть коренным образом повлияв на экономический строй страны и поставив на твёрдую почву наш бюджет и денежное обращение, он не нашёл в себе решимости отказаться от “повышения”, давшего возможность многим недругам указывать на него как на простого чиновника-карьериста». 

На самом деле эта «обратная реакция» на столь желаемое для многих продвижение в карьере выдавала в Сергее Юльевиче человека дела, а не соискателя чинов и титулов. В нём нарастало неприятие волюнтаризма императора, что явствует из записи в «Воспоминаниях» Витте, цитируемых в книге Водовозова: «Его безумная политика привела к японской войне и Цусиме, и японцы разбили не Россию, не нашу армию, а его мальчишеское управление 140-миллионным народом. Он разорил Россию».  

Однако после постыдного поражения в Русско-японской войне (1904–1905) именно С.Ю. Витте император поручил возглавить русскую делегацию на переговорах с Японией в Портсмуте (США). «Искусное ведение переговоров и самая повадка Витте в новой для него обстановке освободили Россию от уплаты ещё небывалой в её истории контрибуции и дали ей возможность расплатиться за свою вредную предприимчивость лишь частью Сахалина. Достижение мира на таких условиях составляет огромную историческую заслугу Витте», — отмечал Анатолий Кони. 23 августа 1905 года был подписан Портсмутский мир. В том же году император возвёл Витте в графское достоинство. 

Вернувшись на родину, Витте, по словам Кони, застал «крайнее развитие революционных выступлений, давшее ему понять, что ничем, кроме считаемых панацеей представительных учреждений, предупредить грозящий государству развал нельзя, — и он, самовластный сам и поклонник самовластия, приложил свою руку к выработке манифеста 17 октября 1905 года и сопровождавших его правительственных объяснений. <…> Государственную думу открыл уже не он, а деятель гораздо более мелкого калибра, Горемыкин». 

В некрологе по случаю смерти Сергея Юльевича «Граф С.Ю. Витте» (1915) Пётр Струве заключал: «Фигура Витте стоит на рубеже двух эпох русской истории и принадлежит им обоим… Витте вложился в дела великого исторического значения не как случайная фигура, которой выпал счастливый жребий, а как человек, отмеченный государственным призванием». 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 × два =