Дмитрий Менделеев: «Россия доросла до требования свободы…»

Исполнилось 186 лет со дня рождения Дмитрия Менделеева, энциклопедиста, открывшего Периодический закон химических элементов и на всё имевшего свой самобытный мировоззренческий взгляд. 

 

Президентская библиотека располагает обширной электронной коллекцией «Д.И. Менделеев (1834–1907)». В подборку вошли труды выдающегося учёного, переписка, архивные документы и исследования, касающиеся его научной, педагогической, общественной деятельности, и многое другое…

 

Дмитрий был семнадцатым ребёнком в семье директора Тобольской гимназии. Ребёнку шёл первый год, когда отец ослеп и матери, чтобы спасти семью от нищеты, пришлось взяться за управление стекольным заводом.  Мария Дмитриевна часто брала маленького сына на завод, где он часами наблюдал за процессом изготовления стекла, задавал вопросы мастерам…  

После окончания гимназии в Тобольске Менделеев был принят на отделение естественных наук физико-математического факультета Главного педагогического института в Петербурге.  

И тут юноша тяжело заболел. Врачи приговорили его к смерти. Предполагали, что это последняя степень чахотки: время от времени у пациента горлом шла кровь. На самом деле кровотечения вызывал порок сердечного клапана — к счастью, не только не смертельный, но даже и не очень опасный. 

«Представьте себе худощавого, голубоглазого юношу, ослабевшего от потери крови и ещё хуже чувствующего себя от пребывания в постели. Неподвижность его угнетает. Он много читает и пишет  больше, чем разрешают больничные правила»,  читаем в книге О. Писаржевского «Дмитрий Иванович Менделеев» (1951). 

Болезнь не помешала Менделееву в 1855 году окончить институт с золотой медалью. 

Главным свершением всей жизни учёного было, как писал Писаржевский, «открытие взаимной связи всех атомов в мироздании, нашедшее своё выражение в Периодическом законе химических элементов». Над этим законом Менделеев работал почти четыре десятилетия. А само открытие произошло во сне. «Ясно вижу во сне таблицу, где элементы расставлены, как нужно, — позже признавался Дмитрий Иванович. — Проснулся, тотчас записал на клочке бумаги и заснул опять. Только в одном месте впоследствии оказалась нужной поправка». 

Однако Дмитрий Менделеев был не только великим учёным, но и великим гражданином своей страны. Материалы коллекции Президентской библиотеки  свидетельствуют, что интересы Менделеева были гораздо шире, чем изучение химии. Он занимался исследованиями в области физики, метеорологии, геологии, приборостроения, экономики и даже воздухоплавания, был одним из основателей современной метрологии. А, кроме того, в фонде Президентской библиотеки имеются документы, представляющие Менделеева ещё и как философа, одного из первых русских социологов. Экономические, политические и обществоведческие вопросы, поднятые учёным больше столетия назад, остаются актуальными и в наши дни. 

На заре индустриализации аграрной России Дмитрий Иванович хлопочет «Об условиях развития заводского дела в России», пишет труды «Основы фабрично-заводской промышленности», «Где строить нефтяные заводы?». Не хватает знаний  он едет за рубеж учиться, о чём в деталях рассказывает в «Деле о командировании доцента Санкт-Петербургского университета Д.И. Менделеева за границу, на два года, с научной целью, с назначением пособия в 1858 и 1859 годах».  

Где брать средства на развитие экономики? И над этим базовым экономическим вопросом думал учёный-химик, предлагая варианты решения, одним из которых была серьёзная государственная поддержка главных направлений развития.  Вот что пишет Менделеев в статье «Оправдание протекционизма», опубликованной в № 76 газеты «Новое время» за 23 июля 1897 года: 

«Одно земледелие не только не может поддержать Россию на высоте достигнутой самобытности, но и не способно избавить её от экономической зависимости, сделать богатой и безостановочно прогрессирующей посредницей между Западом и Востоком. Надо всеми способами умножить в ней другие виды промышленности, т.е. горное дело, фабрики и заводы, благо спрос на продукты их явно растёт и всякого для них сырья много. <…> Система протекционизма, у нас начатая лишь в прошлое царствование, подняла Россию в её внутренних и внешних отношениях и, конечно, позволит широко развернуться русскому гению, увеличивая народные достатки». 

Эта работа известного учёного представлена в монографии «Д.И. Менделеев: опыт библиографии» Р. Кондратовича (1932) из электронного фонда Президентской библиотеки. 

В научном фолианте «К познанию России», который доступен на портале Президентской библиотеки, Менделеев выполнил не свойственную ему миссию  произвёл ёмкий анализ первой планомерной общей русской переписи 1897 года, законченный в 1905 году, в год первой русской революции. Дмитрий Иванович счёл своим долгом довести сложный многолетний труд до умов сограждан: 

«Из неё (переписи — Н. К.) можно почерпнуть поучительнейшие цифры, что я и старался по мере сил выполнить со всею возможной краткостью, зная, что обширное извлечение не под силу современному русскому вниманию, привыкшему, особенно за последнее время, относиться ко всему общему с бойкостью беглых гостиных разговоров. Для меня числа сами по себе красноречивы, но всё же, ввиду того, что слышу кругом, считаю необходимым некоторые из этих чисел объяснить и сопоставить в их наглядности». 

«Образ Менделеева чрезвычайно сложен, —  объясняет автор предисловия к книге «Ломоносов. Лобачевский. Менделеев: очерки жизни и мировоззрения» В. Комаров.  Но в этом сложном образе и мировоззрении доминирует основная черта  патриотическое стремление к неограниченному развитию производительных сил России. Оно проходит красной линией через труды Менделеева, величайшего химика, выдающегося технолога, создателя бездымного пороха, чей пример укрепляет в нас великую веру в неисчерпаемые силы русского научного гения и показывает, как много может сделать наука, когда она направлена на служение родине».  

Глубоко и точно учёный широкого диапазона осознавал общественные проблемы, которые и по сей день не находят однозначного решения в российском обществе. 

В своём итоговом труде «Заветные мысли» (1905), написанном за два года до смерти, Менделеев поднимает и бескомпромиссно рассматривает самые жгучие вопросы, которые волновали и продолжают волновать Россию. Он не мог молчать и с годами всё более осознавал потребность делиться своими самыми заветными мыслями о преобразовании России: 

«Когда кончается седьмой десяток лет, когда мечтательность молодости и казавшаяся определённою решимость зрелых годов переварились в котле жизненного опыта… когда в сознании выступает неизбежная необходимость и полная естественность прошлых и предстоящих постепенных, но решительных перемен, тогда стараешься забыть, что мысль изречённая есть ложь, тогда накипевшее рвётся наружу, боишься согрешить замалчиванием и требуется писать Заветные мысли». 

Вот всего одно высказывание Дмитрия Ивановича Менделеева из «Заветных мыслей»: 

«Россия, взятая в целом, думается мне, доросла до требования свободы, но не иной как соединённой с трудом и выполнением долга. Виды и формы свободы узаконить легко прямыми статьями, а надо ещё немало поработать мозгами в Государственной думе, чтобы законами поощрить труд и вызвать порывы долга перед Родиной». 

Сказано это было в 1905 году, но звучит так, словно адресовано нам, нынешним. 

 

Так говорил Дмитрий Менделеев 

— Богатство и капитал — равно труду, опыту, бережливости, равно началу нравственному, а не чисто экономическому.
 

— Всё даётся только труду. Всё  труду людскому, таков лозунг истории.
 

— Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян.
 

— Высшая цель политики яснее всего выражается в выработке условий для размножения людского.
 

— Границ научному познанию и предсказанию предвидеть невозможно.
 

— Законную степень народной гордости, составляющую принадлежность любви к Отечеству, должно глубоко отличать от кичливого самообожания.
 

— Капиталом, является только та часть богатства, которая обращена на промышленность и производство, но не на спекуляцию и перепродажу.
 

— Наука борется с суевериями, как свет с потёмками.
 

— Наука есть достояние общее, а потому справедливость требует не тому отдать наибольшую научную славу, кто первый высказал известную истину, а тому, кто сумел убедить в ней других, показал её достоверность и сделал её применимой в науке.
 

— Наука начинается с тех пор, как начинают измерять. Точная наука немыслима без меры.
 

— Национализму необходимо более всего принять начало терпимости, то есть отречься от всякой кичливости, в которой явная бездна зла, а потому в этих рода делах практичнее всего терпеливо ждать течения свершающегося.
 

— Нет без явно усиленного трудолюбия ни талантов, ни гениев.
 

— Сжигать нефть — всё равно, что топить печку ассигнациями.
 

— Спокойной скромности утверждений обыкновенно сопутствует истинно научное, а там, где хлестко и с судейскими приемами стараются зажать рот всякому противоречию,  истинной науки нет.  

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

3 × один =